Ещё

Югославская десятилетка 

Приказ начать бомбардировки югославской территории в обход решения Совбеза ООН отдал тогдашний генсек НАТО Хавьер Солана, который сейчас занимает пост верховного комиссара ЕС по внешней политике и безопасности.
Во вторник в Сербии прошел День памяти по убитым и пострадавшим в результате агрессии НАТО. В полдень по всей стране была объявлена минута молчания в память о жертвах. В Белграде прошло специальное заседание правительства, на котором выступил премьер-министр Мирко Цветкович. Представители кабинета министров возложили венки к мемориалам погибших. В то же время в северной части города Косовска Митровица в память о событиях десятилетней давности косовские сербы провели «Марш мира». Кроме того, во всех православных храмах и церквях Сербии вечером прошли поминальные службы.
Трагическую дату вспоминали и в Косове, что с февраля прошлого года считает себя независимым. Премьер-министр края Хашим Тачи — бывший радикальный боевик ОАК, известный под кодовой кличке «Змей», заявил, что нападение на Югославию в 1999 году «стало великим историческим событием для Косова и всего демократического мира». «Успешное завершение акции НАТО открыло новую главу в новейшей истории Косова — главу о свободе и утверждении демократических прав», — сказал косовский премьер.
Он особенно поблагодарил США, Евросоюз и страны — члены НАТО за поддержку в «справедливой борьбе за свободу и независимость Косова». «Эти страны и сегодня в рамках военной миссии KFOR продолжат способствовать безопасности в Косове», — напомнил Тачи.
Накануне в Совете безопасности ООН прошло заседание, на котором выступил генсек Пан Ги Мун с докладом о ходе передачи функций миротворческой миссии ООН миссии Евросоюза. Против этого выступает Сербия, поддерживаемая Россией. Москва с самого начала конфликта была на стороне Сербии. Многие помнят, как Евгений Примаков, узнав о скором начале операции НАТО против СРЮ, приказал развернуть свой самолет, направлявшийся на переговоры в США. Россия продолжает заявлять, что никогда не признает независимость Косова.
Напомним, что формальной причиной начала операции НАТО против Югославии стал прецедент т.н. «геноцида» в косовском селе Рачак, в ходе которого сербскими силами якобы были уничтожены около 40 гражданских лиц албанской национальности. Рачак сразу же был подан официальным Брюсселем как «геноцид албанцев». Уже позднее исследования финляндских экспертов прояснили, что инцидент был чистой провокацией: 39 погибших албанцев являлись боевиками, уничтоженными сербской полицией и перевезенными в Рачак, ввиду чего данный пункт был вычеркнут из обвинений, предъявленных Гаагским трибуналом сербским военным.
Но тогда НАТО выдвинуло ультиматум о выводе югославских войск из Косово — части территории суверенного государства. НАТО потребовало заменить сербов в Косове на войска НАТО. Президент Югославии Слободан Милошевич отверг ультиматум НАТО о выводе войск, после чего Брюсселем были санкционированы бомбардировки Белграда, Приштины, Нови-Сада, Подгорицы и других крупных городов Югославии.
В ударах по Югославии приняли непосредственное участие военно-морские и военно-воздушные формирования США, Великобритании, Франции и Германии. Свое «плечо» в операции НАТО подставили Бельгия, Венгрия, Дания, Испания, Италия, Канада, Нидерланды, Норвегия, Португалия и Турция. Воздушное пространство или территорию для развертывания сил НАТО предоставили Албания, Болгария, Македония и Румыния.
Первые ракеты упали на Югославию 24 марта около 20.00 по местному времени по радарным установкам армии СРЮ на черногорском побережье Адриатического моря. Одновременно ракетным атакам подверглись военный аэродром в нескольких километрах от Белграда и крупные промышленные объекты в городе Панчево. В большинстве крупных городов Югославии было объявлено военное положение.
Всего агрессия НАТО против Югославии продолжалась 78 дней. За это время было нанесено около 2 300 ракетно-бомбовых ударов по 990 объектам на территории Сербии и Черногории. Впоследствии мир узнал, что войска НАТО активно использовали запрещенные типы боеприпасов с радиоактивными примесями, главным образом, обедненным ураном (U-238).
Бомбардировки прекратились только 9 июня 1999 года, после того как представители югославской армии и НАТО в македонском городе Куманово подписали военно-технический договор о выводе с территории Косова войск и полиции Союзной Югославии и о размещении на территории края международных вооруженных сил. На следующий день Хавьер Солана остановил воздушные атаки. В тот же день СБ ООН принял резолюцию № 1244, которая предусматривала ввод в Косово и Метохию военного миротворческого контингента.
Во время бомбардировок НАТО в Югославии погибли, по разным подсчетам, от 2 до 3 тыс. мирных жителей и 1002 военнослужащих и полицейских. По официальным данным НАТО, Североатлантический альянс потерял погибшими двух военнослужащих. Им оказался экипаж американского вертолета Aн-64, разбившегося в ходе тренировочного вылета в Албании.
Точный размер ущерба, нанесенный Югославии оценить однозначно сложно. По разным оценкам, он составил от 50 до 100 млрд долларов. В результате атак НАТО были уничтожены или серьезно повреждены около 200 промышленных предприятий, нефтехранилищ, энергетических сооружений, объекты инфраструктуры, в том числе 82 железнодорожных и автомобильных моста. Хотя масштабы подлинного ущерба, нанесенного не только материальным объектам, а душам людей, единству народа и судьбе всей югославской государственности в целом еще только предстоит оценить.
Итоги событий, начавшихся 10 лет назад, многомерны по своему значению и выходят далеко за пределы судьбы только сербского народа. Впервые в современной истории Европы со времен Второй мировой войны суверенное государство было атаковано вооруженными силами группы стран, находящихся в прямом сговоре, а затем ими же расчленено. Самое чудовищное в агрессии НАТО — даже не сам факт попрания всех норм международного права, а та форма вопиющей безнаказанности, с которым сопровождался демонтаж югославского государства. «Гуманитарные» бомбы с надпиями, поздравляющих сербов с Пасхой Христовой, силы КFОR, с завидным спокойствием наблюдающие разрушение православных святынь в Косово, хищноглазая Мадлен Олбрайт, убеждающая сербов по телевидению, что бомбы, которые в настоящий момент падают на югославские гражданские объекты, не направлены против сербского народа, одобренные Вашингтоном прямые этнические чистки косовских сербов — этот список можно продолжать почти бесконечно. Кстати, госпожа Олбрайт отплатила сербам сполна за то, что те укрыли и спасли маленькую Мадлен в годы Второй мировой войны от гитлеровского концлагеря и печей, уготованных нацистами всем евреям.
Хуже всего то, что все беззаконие против Югославии в 1999 году делалось при молчаливом согласии и даже активном участии того самого Евросоюза, который нынешние сербские власти боготворят и куда мечтают вступить, оставив позади все «югославское прошлое», наивно полагая, что эта цель оправдает все средства. Увы — в самой Европе почти не стесняются признаваться в том, что сербов в ЕС никто не ждет и что Сербию в Европе хотят видеть в лучшем случае без собственно сербов — в качестве поколений обезличенных «сербопейцев» — потомков новоявленных сербских манкуртов, избавленных от «излишнего гнета» своей истории, своей веры и национальной памяти. Евросоюзу и США не нужен был конкурент почти в самом центре Европы, с одной из самых мощных армий, перспективной экономикой и потенциалом пассионарного роста нации даже после разлома Югославии в 1991-1995 гг. Зато кое-кому были очень нужны медные рудники Югославии и залежи прочих природных богатств, находящихся по «странному» стечению обстоятельств аккурат в Косовском крае.
Не следует забывать, что главным последствием бомбежек Югославии весной 1999 года стали не сами удары по военной и гражданской инфраструктуре СРЮ, не достигших явных политических целей по свержению режима Милошевича, а их последствия — формирование и апробирование именно на югославской почве глобального проекта новейших «оранжевых технологий». Подлинная бомба, поразившая Белград, упала на югославскую почву не весной 1999 года, а осенью 2000-го, когда в результате хорошо спланированного «оранжевого бунта» президент Милошевич был фактически отстранен от власти и затем передан в Гаагское судилище, где и скончался совсем недавно при весьма туманных обстоятельствах. А саму власть узурпировали прозападные круги, чьими несомненными успехами стал произвол и преследование героев сербского народа, полная и сознательная капитуляция перед Гаагой, спланированный беззаконный раскол Сербии и Черногории (более 90% черногорцев по независимым опросам хотели остаться с сербами в едином государстве) и как итог — провозглашение Косово независимым государством.
Выводы из этой десятилетней истории неутешительны. Геополитическая «усталость» сербов и отказ решительно защищать последние рубежи национальной государственности привела к тому, что власть захватили «демократические элиты», при всей «свободолюбивой» политике которых сербский народ больше вообще ничего не решает. Но югославская катастрофа 1999 года тем и поучительна, что ее основной смысл еще только предстоит понять. Югославское пространство стало необходимым шаблоном, первым трафаретом на котором глобальные политтехнологи из-за океана отрабатывали свои будущие технологии по разрушению России — распад ее исторических границ, «оранжевые революции», торжество прозападных элит, дезинтеграция и уничтожение армии, геноцид русского и иных коренных народов с заменой их мультикультурным стадом европотребителей. Сбудутся ли эти планы? Трудно сказать. Одно только приходит в качестве наиболее подходящего постскриптума к этой невеселой истории — это ремарка Михаила Леонтьева после бомбардировок Югославии, заметившего, что страны, у которых есть хорошие системы ПВО, имеют хороший иммунитет от попыток десуверенизации. Глядя на современную Россию, можно добавить — последний иммунитет.
Это неполный текст новости
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео