Газета «Северный Кавказ» 25 февраля 2009

Элита и народ Гвинеи-Бисау говорят на разных языках

В самом, что ни на есть, прямом смысле слова. Стоящая у руля западноафриканской республики немногочисленная состоятельная верхушка предпочитает португальский, насажденный бывшими колонизаторами, а простые люди его отвергают. И хотя государство подталкивает изучать язык бывшей метрополии, население по-прежнему предпочитает изъясняться на языке предков или креоле. Португальский язык так и не стал для народа Гвинеи-Бисау родным, констатировала гвинейский социолог Артемиза Монтейру, которая приняла участие в проходившем в португальском городе Брага Х Афро-лузо-бразильском конгрессе, собравшем свыше полутора тысяч научных работников из португалоязычных стран. «В Гвинее-Бисау португальский язык до сих пор встречает сильное сопротивление», — указала она. Такое отношение вызвано прежде всего, тем, что колонизация страны португальцами «не была мирной», а также тем, что навязывание языка колонизаторами воспринималось как попытка разрушить традиционно существовавшую в Западной Африке многонациональную и пеструю лингвистическую и культурную реальность. Особенно серьезное недовольство вызывали попытки обращения гвинейцев в католичество, так как традиционно они принадлежали или к анимистам, или к мусульманам. «Школы были миссионерскими, и ходить в них мог только тот, кто перешел в католичество, — отметила Артемиза Монтейру. — Но у людей была собственная религия, собственные традиции, и они не проявляли большого интереса к тому, чтобы креститься в католичество. Это объясняет, почему столь маленький процент говорит на португальском». В результате португальский хотя и стал официальным, по-настоящему национальным языком Гвинеи-Бисау можно считать креоль, вобравший в себя как португальскую, так и местную лексику. На креоле, сформировавшемся в результате нескольких веков общения африканцев с европейцами, говорит и большинство жителей соседней островной страны Кабо-Верде. На нем поют многие певцы, в том числе всемирно известная Сезария Эвора. "Так получилось, что португальский только преподается в школах, — сказала социолог. — Но и школы посещают не все гвинейцы. А на улице и дома люди общаются или на креоле, или на местных языках. Что касается португальского, то он превратился в язык, на котором говорят в школах и в государственных учреждениях". Гвинея-Бисау обрела независимость в 1973 году после десятилетия кровопролитной вооруженной борьбы. В декабре 2006 года парламент страны принял закон об обязательном использовании португальского. Решение прошло единогласно. Инициатором закона стал Арманду Просел, доказывавший, что языком Камоэнса, Коэлью и Сарамагу овладеть необходимо, чтобы еще больше не отстать от мира. «Гвинея-Бисау рискует навсегда остаться страной, чей язык будет ни рыбой, ни мясом, — убеждал депутат. — Если мы не примем португальский, даже не знаю, где мы в конце концов окажемся». В соответствии с законом, португальский язык стал обязательным в органах власти, государственных учреждениях, учебных заведениях, средствах массовой информации. Теперь на португальском следует не только писать статьи и готовить программы, но и давать рекламу. Нарушения влекут за собой предупреждение, а затем и закрытие провинившейся газеты и радиостанции — временное или постоянное. Радиостанции еще могут вещать на креоле, но время передач ограничивается. Не менее 80 процентов эфира предписано отводить португальскому на телевидении, и это при том, что, по официальным данным, родным его называют лишь 11 процентов жителей. Португальские мореплаватели появились в Гвинее-Бисау в середине ХУ века, а в ХУП веке территория стала колонией Лиссабона. После провозглашения независимости страну сотрясали перевороты и конфликты. Бывшие колонизаторы, повинные в эксплуатации и убийствах мирных жителей, постепенно перестали восприниматься как безусловные враги, а их язык — как орудие культурного порабощения. Гвинейская элита, в основном получившая образование в бывшей метрополии, считает португальский признаком цивилизованности, удобным и необходимым инструментом познания и развития. Однако, несмотря на все старания сформированного метрополией образованного сословия, подавляющее большинство населения продолжает упорствовать и отказывается переходить на португальский. Как когда-то в России и многих других странах, верхушка которых в определенный период подверглась интенсивной вестернизации, теперь образованному гвинейцу соотечественники кажутся куда более чуждыми и далекими, чем европейские завоеватели.
Это неполный текст новости
Комментарии
Читайте также
Здоровье нации — Экскурсионный подъем на гору во Внутренней Монголии
Россия, возможно, модернизировала хранилище ядерного оружия под Калининградом
СК во Владивостоке проверит видео с избиением школьницы
Более 130 подъездов жилых домов отремонтируют в Лефортово до конца года