Ещё

В России все трудности преодолевают, развивая сельское хозяйство. Интервью Николая Харитонова 

2008-12-09 19:33 Павел Анохин Российская Федерация сегодня
Николай Харитонов, первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по аграрным вопросам, депутат нижней палаты Парламента всех пяти созывов, ответил на вопросы журнала «Российская Федерация сегодня». — Николай Михайлович, вы один из тех, кто работал в законодательном органе власти и при советской России, и демократической. Сравниваете их?
— Очень часто. Тем более что не просто наблюдал за сменой двух эпох, а был в гуще процессов. Советская власть -это мое детство, юность, студенчество, профессиональное становление. В 27 лет меня утвердили директором совхоза «Большевик» Мошковского района Новосибирской области. Кроме того, был депутатом сельского, районного, областного Совета. В 1990 году избрали народным депутатом РСФСР. Затем грянул октябрь 1993 года. Начиная с 28 сентября вывел из Белого дома 169 депутатов и 250 работников аппарата Верховного Совета РСФСР. Многие из них сейчас работают в Государственной Думе. Я — один из тех, кто организовал вторую часть X внеочередного (чрезвычайного) Съезда народных депутатов Российской Федерации на Красной Пресне и делал все возможное, чтобы выйти из конфликтной ситуации бескровно.
— Как после всего, что произошло, решились пойти на выборы в Государственную Думу? — Я в то время возглавлял в Новосибирске Координационный комитет по коллективному действию крестьян. Ко мне приехали лидеры обкома профсоюзов Людмила Касьянова и Алексей Сучков. Говорят: тебе надо снова идти на выборы. У меня было семь конкурентов, но я победил с подавляющим перевесом. Получив мандат, естественно, выбрал для своей работы Комитет по аграрным вопросам.
— Помните свой первый рабочий день в Государственной Думе? Что-нибудь удивило, оказалось неожиданным? — Поразила полная неприспособленность помещений к первому созыву депутатского корпуса. Если помните, нас разместили в здании СЭВа, и его, так сказать, апартаменты оказались непригодными и неудобными для работы нижней палаты российского Парламента. У Первой Государственной Думы не было ни своего финансового счета, ни автопарка. Приходилось согласовывать с Администрацией Президента все, вплоть до туалетной бумаги. Опять же новая Конституция, подготовленная под одного человека — Бориса Николаевича Ельцина. Все это угнета-ло, но мы понимали: начинаем с нуля, надо проявлять выдержку. Мы собирались в Министерстве сельского хозяйства, в Агропромышленном союзе. У нас, можно сказать, действовал целый штаб оперативных действий. Была опасность, что компартию России могли запретить. Помните, шел Конституционный Суд. 20 народных депутатов РСФСР, в том числе и я, подписались под залог своего имущества в защиту КПРФ, а Лукьянов и Илюхин в Конституционном Суде отстаивали ее право на жизнь и деятельность. Параллельно проводились организационные мероприятия. КПРФ, как известно, возглавил Геннадий Зюганов. 28 февраля 1993 года мы создали Аграрную партию России, где я получил партбилет № 6 и партийное поручение — быть заместителем руководителя фракции АПР. Государственную Думу первого созыва возглавил представитель нашей партии Иван Рыбкин. Аграрии имели 55 депутатов, КПРФ — 45. Еще было «Народовластие» во главе с Николаем Рыжковым. В общей сумме мы имели 204 голоса, в то время как для парламентского большинства необходимо было 226. Нас нынче нередко укоряют, мол, вы, левые, имели возможность принять любой закон. Мне больно слышать эти несправедливые упреки — мы, к сожалению, в нижней палате никогда не имели парламентского большинства в отличие от нынешней партии власти.
— Помните, с какого закона депутаты начали свою законодательную деятельность?
— С Регламента работы Государственной Думы. Вокруг этого закона сразу же развернулись жесткие споры. Регламент — внутренняя конституция любого парламента, поэтому вокруг него всегда разгоралась бурная полемика и в последующие думские созывы. Сейчас они стали тише, но тогда страсти бурлили… Сегодня Регламент, основы которого заложены на первом созыве Государственной Думы, можно сказать, уже устоялся, отшлифован, хотя требует дальнейшей доработки в соответствии с духом времени. Не случайно Президент Медведев в своем Послании сказал о подотчетности Правительства народным избранникам. Это абсолютно верная постановка вопроса, которая уже находит законодательное воплощение. Ведь мы, что лукавить, не можем от-править в отставку проштрафившегося министра. Даже «Единая Россия», которая имеет парламентское большинство, не имеет такой возможности. В прошлом созыве ее 20 депутатов написали записку на имя Президента Путина с обоснованной просьбой прогнать министра Зурабова. И остались, как говорится, ни с чем только потому, что в Регламенте эти вопросы прописаны слабо. Острая дискуссия шла и вокруг Закона о ветеранах, который мы принимали одним из первых. Не знаю почему, но он вызвал жесткое сопротивление. Наверное, потому, что был инициирован Народно-патриотическим союзом. То было время, когда иные известные нынче политики стремились во имя какого-то непонятного согласия и примирения стереть из памяти и саму Великую Отечественную войну, и ее ветеранов. Но при всем при этом хочу сказать, что Думы первого и второго созывов запомнились свободой политической конкуренции. Были созданы абсолютные условия для полемического соперничества непосредственно за трибуной. В зале стояли микрофоны, и у каждого депутата была возможность выходить к нему и отстаивать свою точку зрения. Так набирал силу российский парламентаризм, а мы вместе с ним — опыта и мудрости.
— Что вам как депутату удалось, а что еще предстоит сделать?
— В масштабах любой страны необходимо 2,5-3 тысячи законов, чтобы народнохозяйственный комплекс нормально работал. Два первых думских созыва приняли примерно 1,5 тысячи таких законов. Я очень внимательно следил за их прохождением. Потом пошли кодексы — Жилищный, Водный, Земельный… С каждым созывом мы, внося поправки от жизни, как бы наращивали законодательные мышцы, хотя я далек от того, чтобы согласиться с Земельным кодексом. Мы были и остаемся противниками свободной купли-продажи земли. И указ от 1995 года, когда Борис Ельцин осуществил земельную ваучеризацию, по моему глубокому убеждению, заминировал сельское хозяйство. В ситуации, когда земельные отношения и по сегодняшний день практически не отрегулированы, все это, боюсь, приведет к катастрофе. В деревне главное не купля-продажа земли, а уровень поддержки государством.
Вот сегодня все обеспокоены кризисом. В России, как показывает наш исторический опыт, все кризисы и трудности преодолевали, поднимая сельское хозяйство, развивая агропромышленный комплекс. И сегодня другого пути нет. Металл, который за границей никто не берет, абсолютно востребован у нас. Его необходимо пустить на производство отечественных тракторов, сельскохозяйственных машин, самолетов, локомотивов, вагонов. 80 процентов минеральных удобрений мы везем в Китай, но они востребованы в России. Обнадеживает, что Дмитрий Медведев в своем Послании очень много внимания уделил простому человеку, поставил во главу угла государственных забот его проблемы, его повседневную жизнь. Очень хотелось бы, чтобы эти намерения не остались в помыслах, а были реализованы на деле. Депутатский корпус будет оказывать в этом всемерную помощь.
Все статьи раздела «Депутатская вертикаль партии»
Это неполный текст новости
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео