Ещё

Сергей Юран: «Приятно, что такой авторитет, как Газзаев, поздравил с успешным окончанием сезона» 

Бывший тренер «Химок» Сергей Юран рассказал, как воспринял увольнение из клуба, а также отметил, что не знает причин, по которым руководство команды приняло такое решение.
«Все, что ни делается, — к лучшему. А еще говорят, нет худа без добра, подобные отставки закаляют. Главное, что почти всюду мне, как тренеру удавалось давать результат, что для людей моей профессии особенно важно. Мне очень было приятно, что такой авторитет, как Валерий Газзаев, поздравил меня с успешным окончанием сезона. Радует, что и другие коллеги звонили с добрыми словами. Наверное, только тренер может понять, как непросто в ситуации, в которой я оказался в «Химках».
Продление моего контракта, в случае если команда сохраняла место в премьер-лиге, было согласовано с президентом клуба Владимиром Стрельченко. Добро на это дал и губернатор Московской области Борис Громов. Я и шел в «Химки» только с условием продолжения работы, поскольку был уверен: выбраться из ямы удастся. Конечно, рисковал. Ведь многие мне говорили: если «Химки» вылетят, я могу на своей карьере на пару лет поставить крест. Но в нашем деле без риска нельзя.
Так и есть. Один мы с теперь уже бывшим генеральным директором Михаилом Щегловым подписали до окончания сезона. Другой предусматривал дальнейшее сотрудничество в течение двух лет в случае сохранения места в премьер-лиге. По всей вероятности, он у Щеглова. И Стрельченко об этом прекрасно знает.
Мне показалось диким, что президент клуба не поздравил команду после матча со «Спартаком» из Нальчика, в котором мы решили поставленную задачу. Будто и не работали все это время. После этого я посчитал, что встреча со Стрельченко ничего не даст. Ведь даже Громов лично поблагодарил меня с успешным окончанием сезона. А президент клуба промолчал. Футболистам, которые пришли в команду в разгар чемпионата и вытащили ее из болота, уж, наверное, спасибо надо было сказать.
Долго думал, что могло послужить поводом для разрыва, но так ни до чего не додумался. Скажем, когда я приходил в «Химки», говорили, чтобы не повторились моменты с судьями, которые были у меня в «Шиннике». И здесь претензий не может быть никаких. Я почти постоянно находился на базе с командой. Возможно, Щеглову не понравился эпизод, связанный с премиальными Ребежи? В матче с «Сатурном» он получил травму на 20-й минуте и был заменен. Когда распределяли премиальные, Ребеже заплатили не 100 процентов, а лишь за 20 минут. Я набрал телефон Щеглова и попросил объяснить почему. Он сказал: эти вопросы решает президент. Я перезвонил Стрельченко и услышал: «Как так? Все будет выплачено». А вечером Щеглов упрекнул: «Через голову не надо было прыгать. Меня отчитали, как мальчишку». А те премиальные Ребеже до сих пор не выплатили.
Мне непонятно, по какому принципу в клубе проводилась селекция. Например, когда я пришел, в «Химках» было восемь футболистов из бывшей Югославии уровня нашей второй лиги. А на Юру Дроздова рассчитывали как на основного опорника. Но при всем к нему уважении, нельзя же не учитывать, что Дроздову немало лет и его замучили травмы. Поэтому пусть ребята не обижаются, тот состав мог рассчитывать в лучшем случае на десятое место в первом дивизионе.
В начале чемпионата к Низамутдинову относились чуть снисходительно, как к человеку, пришедшему из первого дивизиона. Дескать, не Павлюченко и не Вагнер, которые постоянно подтверждают класс голами. А в мой период игру Низамутдинова соперники уже наверняка разбирали. Неудивительно, что результативность упала. Да и опыта ему пока не хватает», — цитирует Юрана «Спорт-Экспресс».
Это неполный текст новости
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео