Ещё

Декан МГУ попал в «Дом-2» 

v-tretyakov Вот уж не думал, что буду писать здесь о «Доме-2». Но случилась вот какая история. Неделю назад мне пришло приглашение за подписью главного редактора «Комсомолки» Владимира Сунгоркина с приглашением принять участие в экспериментальном заседании Общественного совета по телевидению, законопроект о создании которого (Совета) подготовлен по инициативе Сергея Миронова. Дата заседания — 2 декабря, место — редакция «Комсомольской правды». Я был приглашен в связи с тем, что моя кандидатура среди прочих была избрана в этот Совет (точнее, в его возможный состав) голосованием посетителей одного из заинтересованных интернет-сайтов. У меня в последние дни куча дел — ни минуты свободной, сегодня вечером вообще улетаю в Сибирь. Словом, было не до этого заседания. Однако из редакции «Комсомолки» регулярно и настойчиво звонили и просили приехать. Поехал. Приезжаю (одним из первых — удачно миновал все пробки), сажусь за стол… И вдруг вижу, что на другом конце стола стоят таблички с фамилиями не известных мне людей, но помеченные «Участник проекта „Дом-2“. Что за чертовщина? Причем здесь „Дом-2“?
Задаю вопрос представителям „Комсомолки“: — Куда я попал? Мне: — На экспериментальное заседание Общественного совета… Я: — Да, но „Дом-2“откуда взялся? Я не собирался обсуждать никакой „Дом-2“, тем более — с участниками этого проекта, которые вообще суть подопытные животные… Мне: — Как же не собирались? В приглашении прямо написано… Я в недоумении смотрю еще раз в приглашение (длинное, на двух страницах — кто же такое от начала до конца читает?!). И действительно нахожу где-то в середине текста, в конце длинного абзаца сообщение о том, что обсуждать-то Совет должен программу „Дом-2“, так как именно ее выбрали для обсуждения на экспериментальном заседании Совета читатели „Комсомолки“. Я: — Да, обидно. Я бы вам и по телефону свое отношение к этому высказал. И о чем же тут дискутировать?
Из приглашенных явились далеко не все (меньшинство) — но все детали, так как это идея „Комсомолки“, раскрывать не буду. Я же, раз уж я приехал — решил остаться.
Перед обсуждением редакция предложила посмотреть десятиминутный ролик — нарезку из „Дома-2“. Я предложил не смотреть — дабы не терять время. Однако большинство решило — посмотреть. И я не пожалел, что мое предложение не прошло. Ибо то, что я увидел, сильно превзошло довольно занудные кадры этой программы, которые я время от времени видел по телевидению. В ролике: сплошной мат, совокупления в натуральном виде, драки женщин с женщинами, мужчин с мужчинами, мужчин с женщинами, избиения мужчинами женщин и женщинами женщин. Показ завершился. Я спросил: — Но в телетрансляции я таких кадров не видел, откуда это? Мне пояснили, что в телеэфире идет „облегченная“ версия, а нарезка сделана из кадров того, что транслируется в интернете, и вроде бы с платным доступом.
Тут кто-то из участников „проекта „Дом-2“ начал чем-то возмущаться и что-то пытаться сказать. Мне еще раз пришлось встрять в организационный процесс. Я сказал, что приглашен был, причем настойчиво, на заседание пусть и виртуального, но все-таки кем-то сформированного Общественного совета по телевидению. Если здесь дискуссия членов этого Совета, то я остаюсь и выступаю. Если говорят все, кто присутствует в зале, то я уезжаю — при всем уважении к „Комсомольской правде“.
На сей раз мое предложение было принято. Разумеется, я не имею права пересказывать чужие выступления, но тезисы своего здесь изложу. Я сказал:
Участвую в данном разговоре и в личном качестве, и как декан высшей школы телевидения МГУ, призванный обеспечить подготовку будущих работников отечественного телевидения. У меня и так-то было весьма однозначное отношение к данному „проекту“, но то, что я сейчас увидел, вообще не подлежит какой-либо нравственной оценке, ибо проходит уже по разряду статей уголовного кодекса. То, что „Дом-2“ является образцом пошлости, похабства, безнравственности и никакого иного, кроме растлевающего, влияния на юных зрителей оказать не может, на мой взгляд, очевидно. Взрослым зрителям, которым часто бывает приятно смотреть на чужую глупость и низость, особенно когда это относится к молодым, этот проект ничего не дает, ибо никаких ни психологических, ни лингвистических, ни даже сексуальных открытий не делает. Теоретически можно предположить, что данный проект мог бы быть общественно полезен, ели бы после каждого эпизода профессиональные психологи объясняли зрителям, что так вести себя неприлично, что ругаться матом при женщинах гнусно, что это гнусно даже тогда, когда женщина тебе отвечает матом; что нельзя бить женщину и пр. Но даже в этом варианте, к которому авторы проекта явно не приближаются, вред для общественной нравственности от самого показа явно превышал бы мизерную пользу от последующих комментариев. Вторым главным страдательным объектом — после широкой публики — в данном проекте, на мой взгляд, являются подопытные, над которыми ставится безжалостный эксперимент. Впрочем, если им по 6 лет, то этим должны бы в первую очередь озаботиться их родители, а если по 26 или чуть меньше, то они уже взрослые люди и сами должны понимать, в чем согласились принять участие и с какими последствиями для общества и для себя. Предполагаю, что авторы и организаторы проекта никогда не согласились бы поместить своих собственных детей „внутрь“ такого жестокого эксперимента, да еще демонстрировать его публично, да еще в той версии, которую нам только что показали. Бог судья этим людям. Если бы Общественный совет по телевидению существовал, а я бы действительно был его членом, то я, безусловно, выступал бы за то, чтобы Совет высказался об этом проекте категорически негативно. Я за „моральную цензуру“ и в принципе стою за запрещение подобных передач. Однако сама цензура конституцией и законами запрещена, причем безотносительно того, моральная она или политическая. Поэтому я выступаю за то, чтобы телеканалы (и иные СМИ) транслирующие такое, штрафовались настолько чувствительными по размеру суммами, чтобы уже вторая-третья попытка пустить такое в эфир вела бы к банкротству канала.
Выслушав выступления всех остальных приглашенных членов „виртуального Совета“, как они выслушали моё, я покинул данное собрание. Другие члены Совета решили послушать еще и присутствующих участников проекта „Дом-2“, однако я счел это для себя излишним и бесполезным (о чем, впрочем, предупредил заранее).
NB. Не могу не вставить сюда один из первых (разумеется, анонимных) откликов на этот пост (легко найдете этот отклик ниже). По-моему, он идет от самого сердца, прямо из гнезда — так красноречив и искренен, так отвечает на все вопросы. Читайте:
“Как вы, старые политические проститутки, заебали со своими „Общественными советами“. Ненравится — НЕ СМОТРИ! ПРЕКЛЮЧИ КАНАЛ! ВЫКЛЮЧИ ТЕЛЕВИЗОР! И НЕ ТРОГАЙ ЧУЖИЕ ДЕНЬГИ!»Дискуссия в журнале
Это неполный текст новости
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео