Ещё

Теодор Перидис: «Это стратегия любой компании!» / Захват — лишь хороший способ развития: Общество 

— Что вы думаете по поводу слияний и агрессивных поглощений в современном мире? — Слияния и поглощения являются составными частями стратегии любой крупной компании. А от выбора стратегии зависит рост и расширение компании. Для того чтобы фирма начала развиваться и расти, правлению неизбежно нужно принимать важные решения по стратегическому развитию компании. Моментального роста компании не бывает, но принятые решения влияют и на внутреннее развитие фирмы, и на то, каких людей она станет нанимать, и на меры, нацеленные на развитие, и на всё будущее компании. — Почему захваты так широко распространены? — Если у вас нет времени на медленное поступательное развитие компании, если вы не хотите идти длинным путем, а хотите сделать большой скачок, то тогда вы можете поглотить (например, через приобретение) другую компанию, за счет чего вырастет ваша собственная. Если вы не хотите ни покупать другую компанию, ни ждать длительное время, пока ваша собственная компания расширится и вырастет, вы можете заключить договор о партнерстве. Это тоже хороший способ развития своего бизнеса. Договор этот не всегда бывает добровольным. Есть и другие способы быстрого развития бизнеса через поглощения, но это уже информация, которую, как правило, не раскрывают. — А что сейчас происходит в сфере захватов и поглощений на относительно цивилизованных рынках? — На данный момент мы наблюдаем новую волну активных захватов и поглощений во всем мире. Компании меняют своих владельцев, деньги перетекают из рук одних собственников в руки других. Так уже было в период между 1993 и 2000 годом, то же происходило в середине 1980-х годов. Можно предположить, что в скором времени снова наступит некоторое затишье, потому что общее экономическое положение не очень стабильное, а большое количество поглощений и захватов не всегда положительно отражается на мировой экономике. Некоторые компании идут на заключение союзов, вступают в альянсы, некоторые, наоборот, не желают вступать ни в какие союзы, но и те и другие могут показывать хороший экономический рост. — Какие защитные механизмы, которые могут помочь предотвратить недружественное поглощение, вы можете назвать? — Существует большое количество разнообразных способов защиты от поглощений: политические, финансовые, экономические, стратегические, структурные. Теодор Перидис родился в Греции недалеко от Афин. Получил образование в Афинском университете экономики и бизнеса. Получил ученую степень доктора естественных наук в Кентском университете в Кентербери в Великобритании. Получил степень магистра делового администрирования и доктора философских наук в Нью-Йоркском университете (NYU). Был директором Восточной академии менеджмента (The Eastern Academy of Management). В настоящее время — адъюнкт-профессор кафедры стратегического развития в Школе бизнеса им. Шулиха Йоркского университета (Associate Professor of Policy Chair, Policy Area at the Schulich School of Business, York University). Директор консалтинговой группы York Consulting Group. Эксперт по стратегическим альянсам, по кооперативным стратегиям, по слияниям и поглощениям, рейдерству, по конкурентному анализу, по стратегическому менеджментуВ США, например, популярен способ, в котором применяется механизм «ядовитых пилюль». «Ядовитая пилюля» — действия руководства акционерного общества, направленные на предотвращение враждебного поглощения общества и заключающиеся в том, чтобы сделать это общество менее привлекательным для лица, осуществляющего аквизицию. Эти действия включают увеличение уставного капитала, выпуск привилегированных акций, продажу акций компании действительным акционерам с большим дисконтом по сравнению с их реальной рыночной стоимостью и т.д. — Кто еще предотвращает поглощения? — В Канаде традиционно аквизиции контролируются небольшой группой людей — держателями контрольного пакета акций либо теми акционерами, которые являются обладателями акций, дающих право голоса на собрании акционеров. Кроме того, сам совет директоров, избираемый по частям, является средством борьбы с враждебным поглощением, не позволяющим единовременно захватить контроль над компанией. — Правительство вмешивается в эти процессы? — В Европе с ее ликвидным финансовым рынком, на котором фигурирует большое количество участников, как продавцов, так и покупателей, на котором сделки купли-продажи осуществляются без каких-либо ограничений, попытка аквизиции может быть предотвращена на правительственном уровне в интересах национальной безопасности. — Почему это происходит— Один из лидеров мирового парфюмерно-туалетного рынка компания Procter & Gamble была вынуждена купить компанию Gillette, поскольку с помощью такого слияния рассчитывала добиться значительного снижения цен на производство товаров. Рейдер в США — это всего лишь активная сторона, инициирующая слияние и пытающаяся законными методами склонить к этому партнера. Действие это не носит криминального характера. На Западе просто невозможно рейдерство российского типа, нарушающее одновременно десятки законов и подпадающее под два-три десятка статей уголовного кодекса. На Западе рейдеры не имеют возможности покупать услуги судов и органов правопорядка. Читать дальшеКомпании Procter & Gamble срочно требовалось стать больше, чтобы сбалансировать отношения с Wal-Mart. Поглощение компании Gillette было вынужденной мерой, которая позволила компании Procter & Gamble отстоять свою рыночную позицию и интересы, а также дало преимущественное право заключать сделки на выгодных условиях. Компании на современном рынке вынуждены производить слияния и поглощения, покупая таким образом свое будущее. — Что нужно сегодня для сохранения и развития компании? — Компании, которые можно было назвать успешными 10 лет назад, сейчас терпят крах. Профессор Гарвардской школы бизнеса Клейтон М. Кристенсен, пытаясь ответить на вопрос, почему лучшие компании — с компетентными руководителями и мощными ресурсами — теряют лидирующие позиции на рынке, приводит как один из доводов то, что они не успевают за изменчивым миром новых технологий. Успешное применение новых технологий способствует устойчивому положению компании на рынке. — И они начинают искать жертву для захвата, чтобы выйти из тупика? — Не только. Они начинают формировать новые стратегии развития, создавать новые возможности для процветания и развития компании. Это возможно сделать путем выхода на новые рынки, путем заключения договора с локальным партнером, который будет распространять и реализовывать продукцию, производимую компанией. Во-вторых, можно также начать свой бизнес с чистого листа. Это понятие в мире современного бизнеса называется green field, когда любой проект, любое производство, любая программа разрабатывается с нуля. Оно подразумевает, что ты сначала нанимаешь несколько человек на месте основания компании, потом, если всё складывается удачно, ты нанимаешь еще несколько человек, начинаешь вкладывать деньги в рекламу, в маркетинг для создания бренда. Ну и, в частности, ты можешь поглотить интересующую тебя компанию, чтобы занять определенную нишу в бизнесе. — Каковы причины активизации процессов поглощения на рынках? — Конечно, слияния и поглощения происходят, исходя из внешних условий рынка. За последнее столетие было 6—7 периодов, когда на арене мировой экономики происходил процесс активной аквизиции. В начале XX века, в годы войны, операции по слиянию и поглощению были в новинку. В основном операции по аквизиции затронули бизнес США, Европы и Канады. Страны Латинской Америки, Азии поначалу не испытали на себе этого нового веяния экономики, потому что по большей части бизнес там был семейным делом и общественные кооперации были редкостью. В 2000 году во время так называемого internet bubble до того момента, когда интернет-пузырь лопнул, в США было произведено аквизиций на сумму до 3 трлн долларов, тогда как внутренний валовой продукт США составляет сейчас 8,7 трлн долларов. Когда же интернет-пузырь лопнул, в мировой экономике произошел коллапс. Тогда все специалисты утверждали, что это не повторится, но на данный момент известно, что уже за первые шесть месяцев 2006 года в мире было произведено аквизиций на сумму до 2 трлн долларов. Аквизиции происходят по причине появления новых технологий, из-за укрепления рыночной конъюнктуры. Так, например, в США, Великобритании, Канаде и Австралии произошло большое количество аквизиций из-за того, что большая часть компаний принадлежат частным владельцам. — Как вы думаете, положительно или отрицательно сказывается аквизиция на компании-жертве? — Это зависит от того, о ком идет речь. Акционеры, например, при аквизиции всегда получают компенсацию. Рядовые работники компании часто подвергаются увольнению, и перед ними встает проблема нахождения новой работы. Часто случалось так, что фирма-захватчик несла потери после аквизиции. Цены на ее акции падали на бирже, акционерная собственность разводнялась. Напомню, что разводненная прибыль на акцию — это сумма чистой прибыли за период, приходящаяся на владельцев обыкновенных акций, деленная на средневзвешенное количество обыкновенных акций, находящихся в обращении, скорректированная с учетом разводняющего эффекта всех конвертируемых в обыкновенные акции контрактов. Поэтому могу сказать, что здесь всё относительно. Нельзя сказать, что захваты всегда происходят успешно и что их результат всегда положителен для захватчика. Интервью подготовил А. Плуцер-Сарно
Это неполный текст новости
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео