В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Гиляровский, гараж Генштаба и городские истории. Музею Москвы — 125

Для того чтобы понять, что Музей представляет из себя сейчас, придется неизбежно погрузиться в его историю. Это интересно хотя бы потому, что она во многих отношениях повторяет историю Москвы (хотя бы последних ее 125 лет), отражает ее, как зеркало. У музейщиков и музейных стен очень длинная память, и потому то, что происходило с музеем, к примеру, 70 или 50 лет назад, не может не влиять на него сейчас. Мы пройдем с музеем весь путь — от основания до пандемической реальности, от прошлых трудностей до сегодняшних надежд.

Гиляровский, гараж Генштаба и городские истории. Музею Москвы — 125
Фото: ТАССТАСС

Видео дня

Век с четвертью назад

Все началось в 1896 году с Художественно-промышленной выставки в Нижнем Новгороде, на которой показали первый русский автомобиль и первую в мире гиперболоидную конструкцию. Экспозицию павильона Московской городской управы перевезли в одну из двух не сохранившихся до наших дней Крестовских водонапорных башен на месте нынешней площади Рижского вокзала в неизменном виде. Она стала основой Музея городского хозяйства.

В то время экспозиция включала девять разделов: в том числе о городской канализации, инженерных сооружениях и приюте для исправления малолетних преступников. Ни слова об истории, но тем не менее с современной точки зрения это вполне можно было назвать краеведческим музеем. На бумаге это был фактически музей ЖКХ, но на практике в нем работали блестящие историки, видевшие за специфическими коммунальными историями масштабную картину развития большого города.

Московские мытарства

Впоследствии музей не раз переезжал и многократно переименовывался, причем изменения не были формальными, но отражали серьезные перемены в отношении городских властей к истории города. Так, в 1920 году Музей городского хозяйства превратился в Московский коммунальный музей. Его первый директор, замечательный историк и краевед , писал:

"В то время предполагалось назвать все города коммунами. Поэтому выражение "Московский коммунальный музей" должно было обозначать — Музей московской коммуны, или города".

По его замыслу музей должен был стать просветительским и образовательным центром изучения города. Развиваться в этом направлении музей продолжает и сейчас.

1926 год. Триумфальный. Музей переезжает из Леонтьевского переулка, в котором располагался последние четыре года, в легендарную Сухаревскую башню, памятник гражданской архитектуры XVII века. На торжественном открытии присутствует сам , или Дядя Гиляй, — гениальный писатель и лихой журналист, "король репортеров" и главный московский бытописец (впоследствии в Музее Москвы откроется филиал его имени). На вход выстраиваются очереди. За следующие три года в музее побывало около 100 тыс. человек — по тем временам число колоссальное.

1930 год. Переломный. Главная тема экспозиции — реконструкция столицы по Генеральному плану.

1931 год. Сложный. Меняется политика в отношении краевых музеев — их закрывают по всей стране.

1935-й. Сухареву башню сносят в рамках той же реконструкции, музей перебирается в храм Иоанна Богослова под Вязом на Новой площади.

Военные годы. Москвичи подбирают на улицах осколки фугасных бомб и приносят их в музей. В послевоенные годы сюда стекаются письма и личные вещи москвичей, не вернувшихся с фронта. В результате появляется выставочный раздел "Москва военная — героическая (1941–1945)".

В 1987 году музей переименовывают в Музей истории Москвы.

Наконец, в 2008 году вместе со знакомым москвичам сегодня именем музей получает нынешнее здание прямо напротив станции метро "Парк культуры". Начинается новая жизнь.

Музей в гараже

Огромное полукруглое окно в кабинете генерального директора музея выходит во внутренний двор. Из него регулярно можно наблюдать школьников, выстраивающихся рядочком для фото "на память" перед самым инстаграмным объектом музея — работой художника из серии "Танцующая ось пятого измерения".

"Это одно из красивейших зданий Москвы, редкий для города памятник позднего классицизма. Нужно понимать, что по бумагам мы все еще находимся в стенах военной части. Нам приходится обживать это пространство, приспосабливая его под музейные нужды. Мы здесь каждый день немного первооткрыватели", — говорит .

Провиантские склады, где ныне располагается музей, построили в 1830-х годах для нужд . Проект разработал мастер русского ампира, петербургский архитектор , а вот воплотить его доверили москвичу Федору Шестакову. Обеспечить полноценную музейную работу в таком специфическом здании, в советское время служившем гаражом для , — задача непростая. Чтобы не повредить музейные предметы, необходимо поддерживать определенную температуру и влажность. Помещений много, появляется отдельная задача — максимально использовать их потенциал, не внося кардинальных изменений во внешний вид исторического здания. Кирпичная кладка, минималистичные, почти лофтовые колонны, арки — москвичи знают музей таким, таким он и должен остаться. Прямо сейчас во втором корпусе, где регулярно проходили ярмарки современного искусства, идет ремонт.

Проходим через по-зимнему холодный двор, через временный, "ремонтный" вход во второй корпус. Сейчас там собирают зрительный зал и сцену — в декабре там будет идти спектакль. Монтажная команда не обращает на нас никакого внимания — своих дел хватает.

"Задача была — не испортить это пространство. Оно было живописным и всеми любимым. Мы оставили одну колонну, чтобы показать, каким оно было до ремонта, — объясняет Анна Трапкова. — Мне часто друзья говорят: "Ну что ты гордишься тем, что сделала туалеты? Мы же живем в XXI веке…" Я убеждена — нет ничего плохого в том, чтобы гордиться тем, что музей на внебюджетные средства установил в этом корпусе постоянные санузлы".

Керамика, театр и городская философия

В теплое время года во дворе музея часто бывает людно. Концерты, уличные выставки, ярмарки. Одна из важных задач — добиться того, чтобы эта толпа органично перетекала из внутреннего дворика в здание — на выставки. В Музее Москвы, несмотря на пандемию, а, как выяснилось, отчасти и благодаря ей, происходит много всего интересного, в том числе немузейного. К примеру, на его территории с недавних пор живут керамическая мастерская "Плафон" и прекрасный театр "Практика".

"У театра и музея очень разный подход, разная психология. Для музея важно собрать экспонаты, смонтировать, проверить, все ли работает. Мы все продумываем, открываем двери выставки для посетителей и немного выдыхаем. В театре наоборот — каждый вечер происходит перформанс, театр подпитывается эмоциями людей, которые туда приходят. У музея продукт статичный, у театра — динамичный, — делится Анна Трапкова. — Интересно при этом, что театральные режиссеры и художники очень хотят работать с музейной коллекцией и с ее смыслами. Например, в спектакле "Борис" использовал сотни археологических артефактов: церковную утварь, детали кожаной обуви, керамику, побывавшие в пожаре изразцы. Надеемся, что "Бориса" зрители снова увидят в следующем году".

Обживать одновременно время и пространство, работать и с прошлым города, и с его будущим, впускать на свою территорию жизнь, не подчиняющуюся музейной философии, искать идентичность и находить ее в каждой выставке и всегда по-разному, при этом пытаясь объяснить случайному и не всегда так уж заинтересованному во всех этих хитросплетениях прохожему, о чем же все-таки с ним хотят поговорить в этом месте, — задачка со звездочкой. Кажется, музей по-прежнему находится в поисках формы для сложного многосоставного содержания.

Юбилей

Помимо праздничной программы для посетителей, в которой участвуют все филиалы музея, в преддверии дня рождения готовятся два крайне масштабных проекта. Во-первых — новая постоянная экспозиция, которая будет рассказывать об истории Москвы от первых поселений до наших дней (сейчас выставка "История Москвы для детей и взрослых" охватывает только период до начала XVIII века, когда столицу перенесли в ). Во-вторых — масштабная публикация о коллекции музея, до сих пор до конца не описанной.

"В Третьяковке — Шишкин, Кандинский и Малевич. В Пушкинском — Рембрандт, Пикассо и Ван Гог. А что у вас, черепки и Чебурашка?" — спрашивают "доброжелатели". Не только черепки, конечно. У нас 790 тыс. единиц хранения, и это только то, что уже описано. Живопись, графика, археология, редкая книга, нумизматика, мебель, огромный фотографический фонд, предметы быта москвичей, фонд костюмов и тканей. В каждой из этих коллекций есть шедевры", — рассказывает Анна Трапкова.

Кроме того, в качестве подарка от партнеров музея вскоре должен выйти четырехсерийный фильм по мотивам одной из самых успешных московских выставок 2020 года — "ВХУТЕМАС 100. Школа авангарда", приуроченной к 100-летию Высших художественно-технических мастерских.

Еще одна важная новость, которую еще никто не знает, — филиал музея Центр Гиляровского возглавил , главный редактор журнала "Московское наследие". Он и сам чем-то напоминает Дядю Гиляя: как и он, журналист и трепетный москвовед. Кроме того, центр недавно получил образовательную лицензию, поэтому количество семинаров, образовательных программ и ридинг-групп в нем в ближайшее время значительно увеличится.

Районы, кварталы

"Для нашего музея пандемия сыграла роль творческого стимулятора. Дала время подумать о приоритетах. Именно во время пандемии мы решили, что будем делать новую постоянную экспозицию. Именно во время пандемии мы решили, что нужно обязательно делать по одной большой выставке в год, сфокусировав на ней все усилия, — говорит Анна Трапкова. — В следующем году это будет выставка "ГлавОдежда", посвященная истории советской моды".

Прямо сейчас (и это пока тоже нигде не анонсировалось) заканчивается подготовка к выставке "Москва. Проектирование будущего", которую в партнерстве с музеем создали Москомархитектура и Институт Генплана Москвы. Открыться она должна во второй половине декабря.

Отдельная и, как оказалось, очень важная для москвичей история — проект "Москва без окраин".

"Интерес настолько высок, что складывается ощущение, что мы его ведем уже несколько лет, а ведь у нас только второй район. Мы сделали Таганку и только-только вышли поближе к МКАДу, в Капотню, — рассказывает гендиректор музея. — У меня есть мечта на следующий год, чтобы один район в рамках проекта выбрали сами москвичи. Огромное количество горожан оказались патриотами своих районов, они нам звонят и пишут: "Сделайте про Перово!" или "Сделайте в честь годовщины войны 1812 года про Фили!" Противостоять такому районному патриотизму очень сложно, поэтому придется делать голосование".

Ажиотаж объясняется в основном двумя причинами: политикой децентрализации Москвы, о которой очень много говорят в последние годы, и, как и все в последнее время, пандемией. Огромное количество людей перестало ездить на работу в другой конец Москвы, поэтому и места для досуга стали искать поблизости от дома. Появилась потребность познакомиться со своим районом поближе, узнать его историю, найти то, за что его можно было бы полюбить. И это, конечно, не единственное изменение в мышлении посетителей, сказавшееся на работе музеев.

"В какой-то момент стало понятно, что даже при наличии физической экспозиции объем ее цифрового присутствия должен быть достаточно значительным. За время пандемии люди, кажется, приобрели привычку больше узнавать о месте, куда они собираются пойти, внимательнее выбирать события. Обязательно нужны онлайн-экскурсии, часть событий должна проходить онлайн или в гибридном формате", — делится Анна Трапкова.

Ковидное время требует от музеев почти невозможного — быть к посетителю еще ближе, чем раньше, рассказывая о дворе его детства, заглядывая в окна и приходя в дом. Наш юбиляр стремится рассказывать истории не только о Москве, но и о москвичах, а потому готов разговаривать с ними тет-а-тет и, как хороший собеседник, слушает их и, кажется, слышит.

Благодарим Музей Москвы за помощь в подготовке материала

Алена Фокеева