В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Укротившие «Тайфун»: в конце сентября 1941 года началось генеральное немецкое наступление на столицу

В год 80-летия с начала сражения «Вечерняя Москва» продолжает рубрику «Битва за ». Сегодня мы расскажем о стратегической наступательной операции немецких войск, которая началась на московском направлении 30 сентября 1941 года с целью захвата советской столицы и была прервана наступлением наших войск в январе 1942 года. В официальной западной историографии она известна как операция «Тайфун».

Укротившие «Тайфун»: в конце сентября 1941 года началось генеральное немецкое наступление на столицу
Фото: Вечерняя МоскваВечерняя Москва

Удар хорошо подготовившихся к последней решительной атаке лучших дивизий германского вермахта был невероятно силен. Ставший после войны известным драматургом в 1941-м был московским ополченцем, бойцом орудийного расчета. Он вспоминал:

Видео дня

«Я думал, что выражение «кровь лилась рекой» — это только поэтическая вольность, эффектная метафора. А когда на Смоленской дороге в октябре 1941 года нашу Краснопресненскую дивизию, окруженную врагами, потерявшую почти все оружие, сбивавшуюся в плотную кучу все туже и туже, стали расстреливать из пулеметов, минометов, автоматов, когда нас стали, как разваренную картошку, толочь толкушкой, я полз в придорожной канаве через трупы, и мой ватник набух от крови густо и тяжело…»

В последний день сентября и в первых числах октября, казалось, до полной катастрофы, до потери советской столицы, а за ней и всей страны остаются считаные дни.

Москву спасло обыкновенное чудо: мужество нашего народа.

В шаге от катастрофы

Директиву № 35 о генеральном наступлении на Москву Гитлер подписал 6 сентября 1941 года. Операция получила название «Тайфун», а ее целью было назначено окружение и уничтожение войск советских Западного, Резервного и Брянского фронтов и захват тремя ударными группировками немецко-фашистских войск Москвы к середине ноября.

В окончательной победе над Советским Союзом «фюрер германской нации» не сомневался. По его распоряжению с немецкой педантичностью была подготовлена программа торжеств, посвященных падению Москвы. В середине октября 1941 года в Берлине готовились провести военный парад, устроить офицерский бал, издать специальные выпуски газет. В было заказано изготовление партии наручных часов с надписью «Первым ворвавшимся в Кремль».

30 сентября первой пошла в наступление 2-я танковая группа вермахта под командованием Гейнца Гудериана. Эта дата и считается началом Битвы за Москву. Вскоре на советскую столицу двинулись и войска Германа Гота и Эриха Гепнера. Всего наступали 78 фашистских дивизий, более 1,9 миллиона солдат противника. Созданные на дальних подступах к Москве четыре укрепрайона противника не удержали. Фашисты за несколько дней захватили , , Гжатск, , . Сразу несколько советских армий — сотни тысяч человек — попали в окружение и погибали в лесах и болотах под непрерывным огнем вражеской артиллерии и массированными налетами бомбардировщиков.

10 октября 1941 года командующим Западным фронтом был назначен , срочно отозванный из блокированного . В послевоенных мемуарах Маршал Советского Союза назвал период с 6 по 13 октября 1941 года самым тяжелым и опасным в истории обороны столицы. Описывая свою первую поездку на передовую Западного фронта, Жуков вспоминал: «Дорога на Москву по Варшавскому шоссе до Медыни, Малоярославца открыта. Прихожу к выводу, что управление войсками здесь потеряно». Тогда же начальник сухопутных сил генерал-полковник записал в дневнике: «Перед войсками правого фланга танковой группы Гепнера… противника больше нет».

Обстановка на всей линии обороны столицы сложилась в те дни действительно катастрофическая. Для переброски резервов требовалось не менее недели, а до этого остановить идущие прямиком к Москве немецкие танки было нечем и некому.

Подвиг подольских курсантов

5 октября авиационная разведка доложила: колонна немецких танков, артиллерии и бронетранспортеров, идущая от городка в Юхнова в сторону Москвы, растянулась на 25 километров. Верховный Главнокомандующий Иосиф Сталин позвонил члену Военного совета Московского военного округа генералу и спросил, знает ли тот, какое расстояние от Юхнова до столицы? Тот знал точно: 198 километров. Сталин спросил: кто стоит на пути колонны фашистов? Телегин честно ответил, что наших войск там нет. Вообще. Верховный поставил генералу личную задачу: любой ценой задержать противника на Можайской линии обороны Москвы. Константин Телегин произнес фразу, ставшую исторической: «Единственная наша надежда и опора в эти часы — подольские училища…»

Вечером 4 октября 1941 года курсанты 6-й роты Подольского пехотного училища сдали в стирку шинели. На следующий день личный состав военного вуза был поднят по тревоге. Тревожный сигнал прозвучал и в казармах Подольского артиллерийского училища. Мальчишки-первокурсники из 6-й роты, которые только месяц назад примерили военную форму, в холодную ночь на 6 октября отправились к Юхнову в гимнастерках и пилотках. Шапки и шинели им подвезли вместе с боеприпасами через двое суток. Большинству они уже не понадобились.

На рассвете 6 октября продрогшая 6-я рота и сводный дивизион артучилища вместе с бойцами небольшого отряда десантников капитана Ивана Старчака (их послали взорвать мосты на берегах реки Угры) пошли в беспримерно дерзкую атаку. Группировка наступающего врага насчитывала до 20 000 солдат и до 200 танков. Немцев было больше в сотни раз, но появление горстки советских бойцов оказалось для них полной неожиданностью, и они дрогнули и побежали. Курсанты гнали противника до берегов Угры, и только сильным артиллерийским огнем фашистам удалось предотвратить форсирование русскими реки.

Мальчишки-курсанты уничтожили до 300 немцев из 20-й танковой дивизии вермахта, были сожжены пять танков и захвачены несколько орудий.

Но немецким танкам были нужны хорошие дороги на Москву. У Варшавского шоссе на Ильинском рубеже начались яростные бои. Из 3600 курсантов подольских военных училищ в живых остались меньше 500 человек, большей частью — раненые, которых успели вывезти с передовой.

…В 1985 году поэт написал пронзительные стихи, для которых его жена, композитор , написала прекрасную музыку. Песня «Ты моя надежда, ты моя отрада…» непременно звучит на концертах в честь победы в Битве за Москву, и непременно зал встает, многие плачут…

…Мы свою победу выстрадали честно,

Преданы святому кровному родству,

В каждом новом доме, в каждой новой песне

Помните ушедших в битву за Москву.

Серые шинели. Русские таланты.

Синее сиянье неподкупных глаз.

На равнинах снежных юные курсанты.

Началось бессмертье. Жизнь оборвалась…

Погибали, но не сдавались

Вокруг кольцо окружения окончательно сомкнулось 7 октября. Несколько армий советских Западного и Резервного фронтов оказались полностью отрезанными от наших основных сил. Но бойцы продолжали сражаться — до последнего патрона, до последней гранаты, до последнего вздоха.

Окруженные в районе Вязьмы наши войска оказывали врагу упорное сопротивление до 13 октября. В этот день немцы собирались полностью взять Москву в «клещи», но именно 13 октября под заняла позиции и начала окапываться переброшенная из-под Новгорода 316-я стрелковая дивизия генерал-майора . Она успела хорошо подготовиться к встрече с врагом.

Только немногие из попавших в окружение под Вязьмой, Брянском и в десятках других мелких «котлов» сумели с боями прорваться и выйти к своим. Большинство погибли или попали, лишившись оружия и боеприпасов, в плен. Страшно мало их было, спасшихся в страшных боях начала октября. Несколько дивизий московских ополченцев полегли практически полностью...

Отчаянное сопротивление попавших в Вяземский «котел» кадровых военнослужащих РККА и московских ополченцев надолго остановило немецкую группу армий «Центр». Наши окруженные войска задержали западнее Вязьмы 28 вражеских дивизий. За первую половину октября были выведены из строя около 500 немецких танков.

Своими жертвенными смертями герои, дравшиеся без надежды выжить, сломали первоначальный, самый мощный натиск фашистского «Тайфуна».

В осаде

Вышедшие из окружения мелкие группы и отдельные бойцы сразу же становились в строй на новой линии обороны Москвы, спешно, жестко, уверенно создаваемой Георгием Жуковым. Из внутренних округов начали прибывать первые подкрепления. Их сразу отправляли на передовую закрывать «бреши» в оборонительных порядках.

Но враг еще был силен и не утратил наступательного порыва. 13 октября 1941 года советские войска оставили Калугу, 14 октября немцы захватили Калинин — нынешнюю (и историческую) , 18 октября пали и . 19 октября Государственный комитет обороны объявил в Москве и прилегающих районах осадное положение. Город начали готовить к уличным боям. Вся столица по сути стала одним большим военным лагерем. Около 600 000 жителей города участвовали осенью 1941 года в оборонительном строительстве — как на подступах, так и в самой Москве. Улицы и переулки перегораживались баррикадами, усиленными противотанковыми ежами и надолбами, было подготовлено и оборудовано свыше 200 артиллерийских и около 500 пулеметных точек.

Но враг не дошел до Красной площади, и даже до городских окраин не дошел. Контратаки войск в районе Калинина не допустили прорыва 3-й танковой группы вермахта к северу от Москвы, на юге силы немцев сковали героические защитники Тулы. «Тайфун» начал выдыхаться.

Беспримерная стойкость советских войск в обороне позволила командованию Красной армии перебросить к столице воинские части и боевую технику из тыловых районов. По Транссибу летели на зеленый свет семафоров эшелоны спешащих на защиту столицы сибирских дивизий. Под Москвой была создана и укреплена новая линия обороны, благодаря которой в ноябре 1941 года удалось отстоять главный город России.

…Кстати, о швейцарских часах с наградной надписью «Первым ворвавшимся в Кремль». 30 апреля 1945 года солдаты советской 150-й стрелковой дивизии нашли их в подвалах только что захваченного германского Рейхстага в так и не распакованных ящиках.

ЦИТАТА

Георгий жуков (1896-1974) маршал Советского союза:

— Я склоняю голову перед светлой памятью тех, кто стоял насмерть, но не пропустил врага к сердцу нашей Родины, столице, городу-герою Москве. Мы все в неоплатном долгу перед ними.

РЕПЛИКА

Историческое значение этого сражения бесспорно

, военный эксперт:

— Иногда наша победа в этой великой битве «аукается» совершенно неожиданным образом. В 1962 году выступить в палате лордов Великобритании пригласили виконта Аламейнского, сэра Бернарда Лоу Монтгомери. Политика что Российской империи, что Советского Союза (а теперь и Российской Федерации) никогда не нравилась властителям Королевства. Вот и в тот момент британские лорды решили расспросить человека знающего, можно ли этих непредсказуемых и непокорных русских победить военными способами? На Первой мировой войне Монтгомери сражался в битве при Сомме, на Второй мировой разгромил в Африке немецкие войска Эрвина Роммеля, освобождал от фашистов , а во время боевых действий в Нормандии стал главнокомандующим всеми сухопутными войсками союзников. Отставной фельдмаршал ответил лордам так: «В книге войны первым же правилом на первой странице является: «Не ходи на Москву!» Различные лица — Наполеон, Гитлер — пытались это сделать, и ни к чему хорошему это не привело».