Банки.ру 31 мая 2018

Пенсий всем не хватит, не надейтесь

Повышение пенсионного возраста официально признано российскими властями неизбежным. Но даже оно не спасет будущих пенсионеров. Причем пенсии находятся под угрозой не только в России.
«Мы уже не рассчитываем на пенсии»
Поколение беби-бумеров выходит на пенсию, на которой — благодаря высокому уровню жизни и современной медицине — жить собирается долго и счастливо. Примерно до 83 с половиной лет. А вот новых людей рождается все меньше — 1,39 на одну женщину, что является одним из самых низких показателей в Европе. Былое экономическое благополучие позволило государству быть щедрым на пенсии, выплачивая до 90% от последней зарплаты. И сегодня эта щедрость обернулась непосильным грузом для экономики: на выплаты пенсий уходит свыше 16% национального ВВП, это самый высокий показатель среди стран ОЭСР. Утешает одно: со временем нагрузка будет постепенно снижаться, потому что в будущем больших пенсий уже не будет, разве что 340 евро в месяц, подсчитали в Университете Питтсбурга.
Речь идет об Италии. «Мы уже не рассчитываем на пенсии», — говорят 40-летние итальянцы. Однако ситуация, которая складывается сегодня в Италии, может, чуть более драматична по отдельным показателям, но в целом отражает все тренды, которые заставляют экономистов беспокоиться о будущем пенсионной системы по всему миру.
Новость
Всё пропало?
Пенсионная система, если говорить совсем в общих словах, состоит из двух частей — государственной и частной. Частная, в свою очередь, делится на корпоративную (к слову, ввести корпоративные пенсии в России на Петербургском международном экономическом форуме только что предложила новый социальный вице-премьер РФ Татьяна Голикова) и индивидуальную.
В разных странах роль этих частей в обеспечении жизни пожилых людей различается. «В США и Великобритании государственная пенсия минимальна — буквально чтобы обеспечить выживание. Основная же часть пенсии — это корпоративные и индивидуальные выплаты», — рассказывает член Ассоциации финансовых консультантов Италии Елена Репман. Напротив, в континентальной Европе исторически сложилось так, что государство брало на себя основную роль в обеспечении граждан. Но как бы по-разному ни была устроена пенсионная система в той или иной стране, давление на нее идет сейчас со всех сторон.
Давит демография. Государственная пенсия, как правило, строится на солидарной системе, когда нынешние работники за счет социальных взносов содержат нынешних пенсионеров. В условиях старения населения эта схема перестает быть эффективной. Сегодня ряды пенсионеров прирастают за счет армии беби-бумеров — поколения тех, кто родился после окончания Второй мировой войны, когда в конце 1940-х — 1950-х годах во многих странах наблюдался взрыв рождаемости. Этих людей не просто много, они еще и жить обещают очень долго — по крайней мере, в развитых странах. То есть пенсии им придется выплачивать долго.
Впрочем, нынешние работники, вероятно, проживут еще дольше, но уже не так хорошо. Если сегодня в странах Евросоюза на одного пенсионера приходится четыре работника, то в 2060 году будет только два. В России демографические прогнозы рисуют еще более печальную картину: примерное равенство количества работающих и пенсионеров к 2030 году (при условии сохранения нынешнего пенсионного возраста 55 лет для женщин и 60 — для мужчин).
Давит экономика. Частная пенсия предполагает инвестирование накоплений, сделанных в течение трудовой жизни. Однако длительный период кризиса или крайне низких темпов экономического роста, а также длительный период низких ставок негативно сказывается на результате инвестиций: накопления, которые делаются сегодня (самостоятельно или с помощью работодателя), не смогут обеспечить достойный доход в будущем.
Что же делать? Инвестировать больше? Да, отвечают экономисты. Британский Институт исследований пенсионной политики (Pension Policy Institute) заявил, что сохранение и приумножение пенсионных накоплений находится под угрозой в длительной перспективе из-за меняющихся экономических и политических реалий. Поэтому если будущие пенсионеры не хотят допустить существенного падения уровня своей жизни, то они должны уже сейчас откладывать больше — вплоть до 27% от текущей зарплаты. Что среди россиян, что среди жителей других стран постепенно формируется консолидированное мнение: рассчитывать на пенсии нам не стоит, придется как-то справляться самим. Но было бы неправильно, если бы государство не пыталось как-то эту ситуацию исправить. Оно и пытается — как может.
Мы с вами поздно родились
Государственная пенсия тоже переживает перемены. Алгоритмы расчета пенсионных выплат меняются все последние годы только к худшему: увеличиваются требования к рабочему стажу и снижается соотношение назначаемой пенсии к зарплате.
В той же Италии, с которой мы начинали эту статью, в 1980-е годы был момент, когда для получения пенсии необходимо было отработать 15 лет, шесть месяцев и один день. То есть даже после университета можно было бы рассчитывать на пенсию к 40 годам. Если же не тратить молодость на учебу, то и еще быстрее. На севере Италии в городке Удине живет женщина, которая стала самой молодой пенсионеркой в стране: она вышла на пенсию в 29 лет. Сейчас ей 64 года, и она получает 94% от своей бывшей зарплаты.
Всего же в Италии сегодня живут 500 тыс. человек, которые вышли на пенсию до 50 лет. Государство не может пересматривать уже данные обещания. Поэтому сегодня, в условиях кризиса, эти пенсионные обязательства лежат на казне тяжким грузом — по данным ОЭСР, на выплату пенсий в Италии уходит 16,3% ВВП. Притом что средний показатель среди стран ОЭСР — 8,2%, а самый низкий — 2% (у Исландии).
Естественно, условия выхода на пенсию еще молодых граждан в Италии пересматриваются постоянно. Если 94% от зарплаты, которые получает жительница Удине, редкость даже по тем временам, то ставка в 70—80% долгие годы была нормальной и привязывалась к заработной плате за последний год. Поэтому на бюджетных местах нередко практиковалось такое: сотрудника в последний год перед выходом на отдых переводили на ставку с максимально возможной зарплатой, чтобы обеспечить ему хорошую пенсию. Постепенно пенсия стала рассчитываться на основе заработной платы за последние пять лет, потом — за последние десять, чтобы избежать этих злоупотреблений, рассказывает Елена Репман.
«Вашему поколению крайне не повезло, — говорил обозревателю Банки.ру британский пенсионер, в прошлом профессор экономики Морис Льюис. — Когда я уходил на пенсию, мне ее рассчитывали исходя из моей последней зарплаты университетского профессора. А твоим ровесникам в Великобритании будут ее рассчитывать исходя из их средней зарплаты за всю жизнь, включая самые первые годы, когда зарплата у всех низкая».
Впрочем, не исключено, что некоторые работники могут на самом деле выиграть от такого решения, считает Елена Репман. Затянувшийся экономический кризис сломал логику, что зарплата человека растет со временем. Многие люди, особенно в Италии, так и не восстановили свой докризисный уровень дохода, так что новые правила расчета пенсии могут оказаться даже выгоднее.
Растут и требования к стажу. Во многих странах ЕС сейчас, чтобы получать трудовую пенсию, необходимо отработать 40 лет. Такое решение, например, ограничивает возможность получения трудовой пенсии для женщин, у которых несколько детей. Растет пенсионный возраст, и фраза «мы будем работать до глубокой старости» уже больше не кажется шуткой.
Новость
Где выход? Где-где… В труде!
Еще в далеком 2008 году эксперты Всемирного экономического форума в Давосе (ВЭФ) предположили, что в развитых странах — членах ОЭСР пенсионный возраст будет повышен до 75 лет, а затем и вовсе отменен. Ему на смену придет концепция LAMP (Lifestyle Activity Management and Retirement — Управление жизнью и отдыхом). Она подразумевает переход в пожилом возрасте от постоянной работы к частичной занятости и общественной деятельности. Возможно, в 70 или 75 лет работник уже не может хорошо выполнять те обязанности, с которыми он справлялся в 50, но это не значит, что его опыт не ценен. В этом случае государственная пенсия будет назначаться в минимальном размере и только тем, кто сам не может позаботиться о себе.
«Совершенствование технологий может и вовсе привести к уходу от общеустановленного пенсионного возраста, — рассуждает руководитель аналитической службы Ассоциации негосударственных пенсионных фондов России Евгений Биезбардис. — Пример астрофизика Стивена Хокинга наглядно показывает, что в постиндустриальную эпоху для определения трудоспособности возможность заниматься умственным трудом становится важнее, чем физическим».
По большому счету такая практика уже вводится во многих странах: вы можете выйти на пенсию в определенный законом срок, а можете продолжить работать, увеличивая тем самым свою будущую пенсию. На экспертном уровне эта идея обсуждается и в России.
Другое возможное изменение может состоять в том, что сама частота изменений пенсионной системы станет выше, считает Евгений Биезбардис. «Решением может явиться установление так называемых автоматических стабилизаторов для определения пенсий, которые бы при минимальном участии правительства изменяли параметры пенсионной системы: возраст (на основании показателей заболеваемости и продолжительности жизни), стаж (на основании структуры рынка труда), макроэкономическое положение (отмена индексации в кризис или компенсирующая валоризация в успешные годы) и так далее».
Впрочем, есть и радикально противоположное решение: назначать всем одинаковую пенсию (ориентируясь на прожиточный минимум) независимо от возраста, трудового стажа, работы и проч. По сути, речь идет о некоем подобии безусловного дохода — гарантированного пособия, предоставляемого государством всем гражданам. В данном случае выгода для казны состоит в том, что будут сэкономлены огромные средства за счет сокращения бюрократического аппарата, который рассчитывает пенсию по индивидуальным показателям, а потом пересчитывает ее, занимаясь поиском допущенных ошибок.
Во многих странах, в том числе в России, государство и сейчас доплачивает до прожиточного минимума, если пенсия человека оказалась ниже. На примере России мы можем увидеть ловушку этого решения. Есть разница в самом понятии «прожиточный минимум». В России это то, что обеспечивает выживание, в странах Западной Европы прожиточный минимум подразумевает достойную жизнь в обществе и предполагает иные стандарты. Однако с точки зрения статистики государство одинаково выполняет свои обязательства и там, и здесь.
Цитата
Думайте сами, копите сами
Экономисты в один голос говорят о том, что вклад государственной пенсии в личное пенсионное обеспечение граждан везде в мире со временем будет становиться все меньше. Собственно, этот процесс уже идет. Граждан многих стран давно стимулируют взять на себя больше ответственности за свою будущую пенсию, развивая накопительную пенсионную систему, будь то при участии государства, за счет работодателя или самостоятельно. Впрочем, государство присутствует и в частных пенсиях — хотя бы на уровне регулирования. В России практически провалилась идея «принудительной» накопительной пенсионной системы: с 2013 года в нарушение взятых на себя обязательств российская власть заморозила пенсионные накопления. Сначала на год, потом еще на год, а сейчас заморозка продлена до 2020 года. Теперь россиянам обещают добровольную систему формирования индивидуального пенсионного капитала, но ее концепция пока не утверждена.
Государственное регулирование частных пенсий сильно различается от государства к государству и иногда запаздывает — регулируют, когда заниматься этим уже поздно. Едва ли не самая печальная история на эту тему произошла в США в начале ХХI века.
Enron: пенсия — это не главное
В 2001 году в США произошло самое крупное банкротство в истории страны: о своей несостоятельности заявила компания Enron, энергетический гигант, производящий и продающий электроэнергию и газ, со штатом в 22 тыс. сотрудников в 40 странах мира. Журнал Fortune в течение нескольких лет называл ее самой инновационной компанией Америки, а в 2001 году поместил на седьмое место в своем рейтинге Fortune 500.
Как потом оказалось, инновационным был и подход к финансовым делам: с помощью многочисленных офшоров компания довольно долго умудрялась показывать инвесторам прибыль, а налоговикам — убытки, получая налоговые возмещения (общей суммой 380 млн долларов). Убытки росли, и, когда их уже нельзя было скрывать, компания объявила о банкротстве. Котировки акций упали с 80 долларов до 1 доллара. Но, пожалуй, самый сильный удар пришелся по работникам компании. Выяснилось, что пенсионные накопления 15 тыс. сотрудников на общую сумму 1 млрд долларов сгорели, так как корпоративный пенсионный фонд инвестировал их в акции собственной же компании.
После этого в США ужесточились требования к возможности инвестировать пенсионные накопления работников компаний в акции этих компаний. Но для 15 тыс. сотрудников Enron было уже поздно. Тем более значительная часть сотрудников работали именно в США, где, как мы уже сказали, государственная пенсия минимальна.
Государство тоже не гарант
Впрочем, иногда с пенсионными накоплениями обманывает и само государство. Анализируя опыт разных стран, Всемирный банк в качестве удачного примера приводил опыт Чили и пенсионную реформу Аугусто Пиночета. Обязательная накопительная система заменила собой всеобщую государственную пенсию. Отчисления делали работники, распоряжались деньгами частные инвестиционные фонды. Государство почти не регулировало их действия, ограничив лишь вложения в иностранные активы. Идеологом пенсионной реформы стал Милтон Фридман — знаменитый американский экономист, сторонник максимальной либерализации экономики.
Поначалу все шло хорошо: государственный бюджет был освобожден от расходов на пенсию, а местный фондовый рынок получил средства для развития. Но в начале 2000-х годов вдруг выяснилось, что накопления настолько малы, что не в состоянии обеспечить достойную старость. Государству все равно пришлось начать выплаты, чтобы не допустить откровенную нищету пенсионеров. В 2005 году Чили исчезла из отчетов Всемирного банка как образец для подражания в пенсионной системе.
Пример Чили не единственный. Аргентина, по сути, конфисковала пенсионные накопления граждан, переведя их из НПФ в государственную систему — всего на сумму 26 млрд долларов. Аналогичным образом поступила Венгрия и собирается поступать Боливия.
Что же делать обычному человеку в таких условиях? Полностью взять ответственность за пенсию на себя.
Пенсионный фонд имени себя
Концепция, что граждане сами должны участвовать в накоплении собственной пенсии, стала появляться повсеместно совсем недавно, лишь с 1990-х годов. Она противоречит тому, к чему люди почти привыкли за полтора века существования пенсий как института (да, еще два века назад никаких пенсий не было в помине). Но мы не выбираем времена, в которые нам жить.
Если говорить кратко, направление, в котором развивается пенсионное обеспечение в современном мире, — это максимальная ответственность гражданина в накоплении и управлении своей будущей пенсией.
Это путь, по которому идут и пенсионные фонды. Люди чаще меняют работу, пожизненный наем стал почти реликтом. Вопрос, что делать с корпоративной пенсией, возникает в западном мире все чаще. Добавьте сюда растущую армию фрилансеров и людей, занятых на проектных работах. Постепенно это меняет саму структуру и логику пенсионных фондов на Западе, которые сейчас переживают момент перехода от обслуживания нескольких очень крупных клиентов (компаний с их корпоративными пенсиями) к обслуживанию множества мелких — физических лиц.
«Когда государственная система терпит неудачу, а корпоративные схемы становятся переносными, индустрия начинает обслуживать конечного потребителя. И непосредственно он уже должен быть озабочен ростом и сохранением своих накоплений, — считает глава подразделения Global Wealth Management and Pensions компании IBM Джейсон Найлес. — Это вызов для пенсионных компаний: вместо обслуживания нескольких крупных клиентов им придется обслуживать множество мелких».
Передовым в этом сегменте является пенсионный рынок Австралии, который еще в 2011 году имел объем около 1,3 трлн долларов США. Причем 44% этой суммы управлялись 750 тыс. клиентов. По мнению Найлеса, именно этот сегмент пенсий будет одним из наиболее растущих в ближайшие годы и десятилетия, и примеру Австралии постепенно будут следовать страны Азии и Европы. Рынок пенсий становится «розничным» и здесь появляется все больше возможностей у налоговых и инвестиционных консультантов — всех, кто поможет кастомизации продукта.
«Будет лидировать концепция «пенсия в коробке», когда есть некая база, которую можно потом надстраивать под индивидуальные нужды, в том числе получая легкий инструмент для покупки напрямую государственных бондов», — говорит Джейсон Найлес.
Цитата
Дело за малым: найти деньги
Итак, мы можем сказать, что в будущем доля государственных пенсий будет снижаться, а доля частных — расти. Очень существенно увеличится степень вовлеченности гражданина в пенсионные накопления, как если бы речь шла об управлении любым другим инвестиционным решением.
По большому счету это то, что когда-то предлагал Алексей Улюкаев еще на посту первого заместителя председателя Банка России: чтобы обеспечением стариков занимались они сами и их близкие. Жестко, но честно.
Есть только одна проблема: та самая неблагоприятная инвестиционная ситуация, о которой мы говорили выше. Желаемый инвестиционный доход сегодня получить гораздо сложнее, чем в былые годы. Крупнейшая британская страховая компания Aviva подсчитала: чтобы рассчитывать на пенсию, аналогичную той, что получают нынешние пенсионеры, работники должны существенно увеличить свои текущие пенсионные отчисления. В Италии — на 3 100 евро в год, во Франции — на 7 600 евро, в Германии — на 11 900 евро, а в самой Великобритании — на 12 300 евро. Дело за малым: найти на это деньги.
Милена БАХВАЛОВА, Banki.ru
Комментарии
Читайте также
Украинцы обеднели
20
Найдены самые дешевые билеты на море из Москвы
Более 60% регионов одобрили пенсионную реформу
433
В России введут давно обсуждаемый налог
274