Ещё

Пенсионный ад: как не окончить жизнь в нищете 

Эксперты по пенсионной системе РФ делятся лайфхаками о том, как не остаться с носом, когда придет пора выходить на заслуженный — а также на незаслуженный — отдых.

Все больше россиян сталкиваются с, возможно, самым крутым за всю жизнь обломом: достигая пенсионного возраста, они выясняют, что пенсия им не положена.

Пенсионный фонд уже отказал нескольким людям в назначении страховой пенсии по старости из-за нехватки стажа и баллов, сообщил в среду министр труда и социальной защиты Максим Топилин.

И это не козни Пенсионного Фонда, а очень часто их собственная вина, еще до всяких пенсионных реформ описанная Иваном Крыловым в басне «Стрекоза и муравей».

Чтобы получать страховую пенсию, работник должен быть официально оформлен — то есть его работодатель обязан платить социальные страховые взносы — на протяжении почти всей своей карьеры (сейчас — не менее 15 лет).

>> Cлишком мало работали: почему могут отказать в пенсии

Согласно официальному сайту ПФР, для категории самозанятых граждан (индивидуальные предприниматели, члены фермерских хозяйств, адвокаты, частные нотариусы, и прочие самозанятые лица, не являющиеся индивидуальными предпринимателями) расчёт будущих пенсионных прав производится исходя не из зарплаты, а из сумм, которые они ежегодно уплачивают на своё обязательное пенсионное страхование.

И вот тут возникает самый «вкусный» вопрос: а много ли таких лиц, находясь на пике своей экономической активности, делают такие взносы — иными словами, кормят журавля в небе, не докармливая синицу в руках? И что делать тем, кто «лето красное пропел»?

Нам откроет в будущее глаза

Сразу идти и топиться таким «стрекозам» не стоит, потому что если даже человеку осталось до пенсии десять лет, ситуацию можно поправить, обнадеживает замдиректора Институт социального анализа и прогнозирования Юрий Горлин.

«Первое и главное, что надо иметь ввиду, когда вы беретесь рассчитывать свою гипотетическую пенсию — это то, что все расчеты могут быть только очень и очень приблизительными, причем в любую сторону. Здесь сходится такое количество неизвестных, что всякая «пенсионная футурология» уходит из области точной науки в разряд спекулятивных», — сказал он «Ридусу».

Неизвестно, какова будет в середине 21-го века покупательная способность суммы рублей, которую выдает калькулятор ПФР в 2018 году. Неизвестно, каков будет «обменный курс» рублей на баллы. Неизвестно, какова будет формула расчета пенсии через 10−20−30 лет. Наконец — самое крамольное допущение — неизвестно, будет ли к 2050-му году существовать сам институт под названием Пенсионный Фонд России.

Поэтому если работники официальных работодателей, получающих белую зарплату, не имеют особого выбора, отчислять им взносы в ПФР или нет (плюс такого положения — отсутствие неободимости «париться» по повду своих пенсионных накоплений), то для категориеи граждан, именуемых самозанятыми, возможно предложить огромное количество стратегий, как не остаться у разбитого корыта, когда «зима накатит в глаза».

Ведь самозанятый самозанятому рознь: что выгодно (или просто возможно) для одного, оказывается нереальным для другого, поясняет Горлин.

«Если говорить в общем виде, то критически важным при выборе стратегии пенсионного самообеспечения для таких людей является уровень их годового дохода. Ниже определенного «уровня отсечения» фрилансеру выгодно зарегистрироваться как ИП и платить взносы в ПФР: потому что его будущая пенсия окажется выше, чем любые накопления, которые он может сберечь под матрасом», — говорит эксперт.

По словам Горлина, этот водораздел может начинаться примерно с уровня доходов от 90 тысяч рублей в месяц, то есть 1 млн руб в год.

«Но это уравнение со многими составляющими, каждый должен считать, исходя из конкретной ситуации», предупреждает он.

Сто пенсионных балов в карму

А вот для самозянятых, зарабатывающих выше этого уровня, всё не так однозначно.

«Я понимаю, что даю сейчас «вредные советы», и я, конечно, на самом деле не имею права это рекомендовать. Но чисто математически, если человек имеет доход выше какого-то порога, ему может оказаться невыгодно выходить из тени. Потому что он может те суммы, которые он отдавал бы в ПФР, инвестировать с большим приростом в различные финансовые инструменты. И к моменту выхода на пенсию — точнее, когда он сочтет нужным прекратить работать — эти инструменты будут приносить ему доход больший, чем причитающаяся ему по формальным признакам пенсия», — объясняет он гамлетовскую дилемму.

Собственно, социальная функция государства — включая, разумеется, и систему пенсионного обеспечения — в том и состоит, чтобы перераспределять доходы от условных «везунчиков» к условным «лузерам». В этом принципиальное отличие России (социального государства, во всяком случае, по Конституции) от, например, Чили при Пиночете, который пенсионную систему отменил вообще, объявив ее «социалистической ржавчиной на теле национальной экономики». В результате 36-ти лет господствования такой системы 10 миллионов чилийцев сейчас заканчивают трудовую жизнь нищими.

«Поэтому российское государство и стремится вывести всех самозанятых из тени — чтобы более успешные фрилансеры делились с менее успешными. Но пока статус самозанятых законодательно не урегулирован, такие работники еще имеют какое-то время на принятие самостоятельного решения, как им формировать будущую пенсию: отстегивать ли ежемесячно какие-то суммы в НПФ, либо вкладываться в долгосрочные депозиты или ОФЗ, или все же добавить себе баллов в карму и зарегистрироваться как ИП», — говорит Горлин.

В последнем случае, конечно, надо отдавать себе отчет, что баллы в карме не обязательно пересчитываются в пенсионные баллы с повышающим коэффициентом. «Это отдельный вопрос и отдельный финансовый риск каждого работника», подчеркивает он, добавляя, что людей, которые по собственной инициативе соглашаются в России на такую «конверсию баллов», можно пересчитать по пальцам.

Нет для нас ни черных, ни цветных

Чтобы пальцев для пересчета «сознательных» самозанятых граждан перестало хватать, требуется, чтобы работнику стало интересно получать «белую» зарплату, говорит профессор экономического факультета МГУ Татьяна Разумова.

«Интересно не потому, что он боится каких-то репрессий, а потому, что он видит, что «серая», а тем более «черная» зарплата подрывает его долговременные экономические интересы: возможность получить кредит, рассчитывать на полноценную оплату больничного листа, и да — более высокую пенсию», — сказала она «Ридусу».

«Это был бы очень важный признак стабилизации обстановки в обществе в целом. Если человек не уверен в завтрашнем дне, он, конечно, стремится получить синицу в руках — в нашем случае большую зарплату сейчас, закрывая глаза на то, какой будет его пенсия когда-то в далеком будущем. Но если люди готовы отчислять с сегодняшней зарплаты в Пенсионный фонд — это значит, что они делают долговременные инвестиции и уверены в их возврате», — объясняет профессор.

Поскольку трудовые отношения всегда двусторонние, это значит, что если есть желающие получать «серо-черную» зарплату, следовательно, есть желающие таковую платить. Снижение числа первых автоматически означает, что вторые будут вынуждены тоже подчиняться этой экономической логике.

Осенью 2017 года рекрутинговый сервис SuperJob опубликовал опрос, согласно которому только 38% россиян готовы работать исключительно на белую зарплату и, следовательно, формировать свою страховую пенсию. Шестьдесят два процента все же предпочли синицу в руках.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео