Оброком легким заменил 

Фото: РИА Новости

Минкультуры решило заменить сбор в 5 млн за прокатное удостоверение для любого фильма сбором с каждого проданного кинобилета. «Газета.Ru» спросила экспертов и участников отрасли о том, как они оценивают новую инициативу.

На прошлой неделе Министерство культуры объявило, что отказывается от прежних планов увеличить стоимость прокатного удостоверения до 5 млн рублей (с 3,5 тысяч). Министр культуры Владимир Мединский рассказал «Газете.Ru», что вместо этого будут введены отчисления от кассовых сборов каждой картины. Сколько именно процентов придется выплачивать прокатчикам, пока неизвестно. «Можно обсуждать размер процента», — заявил Мединский. По его словам,

большие цифры будут слишком тяжелыми для нашего кинорынка, но сам принцип, когда богатый платит много, выглядит более справедливым, чем разовый сбор».

Инициатива Минкульта о резком увеличении цены прокатного удостоверения, направленная, по уверениям чиновников, на увеличение государственной поддержки кинематографа, наделала много шума в киноотрасли. Впервые эту идею официально озвучили в мае этого года. В конце августа она была оформлена в виде законопроекта и вынесена на обсуждение на федеральном портале проектов нормативно-правовых актов. В ведомстве предполагали таким образом собирать 2 млрд дополнительных рублей (сейчас на поддержку кинематографа государство выделяет примерно 6 млрд рублей в год).

Французская модель и с чем ее едят

Во Франции стоимость прокатного удостоверения для двухчасового фильма — 100 евро. Сбор в 70 000 евро (а именно столько в пересчете на эту валюту составило бы 5 млн рублей) убил бы всю отрасль кинопроката в этой стране, рассказал «Газете.Ru» Жоэль Шапрон, вице-президент по Центральной и Восточной Европе компании Unifrance, занимающейся продвижением французского кино в различных регионах мира.

«Единственные, кто от этого выиграл бы — голливудские мейджоры, которым такой сбор по силам: они все равно вернут его, да еще и с прибылью. В общем, для нашей системы это был бы кошмар», — добавил Шапрон.

Правда, по расчетам специалистов компании «Невафильм Research» (были опубликованы в журнале «Синемаскоп»), в случае введения этого «неналогового сбора» с 2016 года вместо 413 фильмов российские зрители увидели бы только 169 — причем по самой оптимистической модели. Любопытно, что кассовые сборы уменьшились бы не настолько заметно — вместо 51 млрд рублей отечественный прокат заработал бы 49,9 млрд

«Все прокатчики разные. Одна компания, с миллиардными сборам спокойно бы выложила всю сумму, а для других, небольших компаний — это зарплата всех сотрудников за год, — рассказал «Газете.Ru» руководитель «Невафильм Research» Олег Березин. —

Если бы ввели пятимиллионный сбор, кинотеатры бы просто умерли.

А зритель нашел бы способ посмотреть новинки. Пиратов еще никто не отменял».

Не все смогут платить

Отметим, что в исследовании «Невафильм Research» нижней границей окупаемости релизов при 5-миллионной стоимости прокатного удостоверения была названа сумма выручки в 50 млн рублей. Если повысить эту планку до 100 млн (как предлагает Додзев), то количество фильмов в отечественном прокате упадет еще сильнее.

По мнению Березина, сбор с билетов будет лучше, чем фиксированная сумма, которую следует уплачивать за прокатное удостоверение.

«Но это на самом деле — налог, а любой налог — это нагрузка на бизнес, — отметил он. — Если бизнес увидит, что новый налог действительно пойдет на поддержку индустрии — он будет спокойно его платить. А если не увидит — то это негативно скажется на индустрии». Березин добавил, что  платить новый сбор должны абсолютно все сегменты индустрии, использующие аудиовизуальный контент — включая телевидение и онлайн-кинотеатры.

«Иначе получится, что прокатчики выплачивают процент за себя и за своих конкурентов с ТВ и из интернета, а это несправедливо, — сказал эксперт. — Поддерживаться должно не только кинопроизводство, но вся цепочка кинодеятельности — образовательные инициативы и научные исследования в кино, СМИ, а также развитие кинотеатральной сети в региональных центрах и на периферии. И, наконец, если отрасль с помощью этого сбора начала сама себя финансировать, то она же и должна определять на что пойдут деньги».

Вопрос вкуса

«Французская модель», о которой говорил Мединский, состоит не только из сбора с билетов, рассказал Жоэль Шапрон. Сам сбор составляет чуть менее 12% от стоимости билетов, он приносит ежегодно около 200 млн евро. Кроме того, за право показывать кино платят телеканалы, поставщики скачиваемого контента и онлайн-платформы — и это приносит еще около 700 млн евро. Все собранные средства направляются на поддержку кинопроизводства, проката, в том числе артхаусного (для диверсификации программирования) и других отраслей индустрии. Распределением занимается Французский центр кинематографии — специальное государственное ведомство, своего рода аналог советского Госкино.

«Результаты этой модели такие: мы производим более 200 картин в год, и на данный момент являемся второй в мире киноиндустрией (если не брать Китай и Индию, которые производят очень много, но в основном для внутреннего рынка), — хвалится Шапрон, — «Без других мер протекционизма мы держим показатели на уровне 35-40% процентов от всего национального проката во Франции, и только в Россию экспортируем от 40 до 60 фильмов в год».

Минсвязь культуры и кино

Существующая модель государственной поддержки кинематографа в России предполагает участие в распределении выделенных денег двух структур. Блокбастерами (конечно, потенциальными) занимается Фонд кино, а дебютными проектами, авторским и детским кино — сам Минкульт. Примерная сумма, которую государство выделяет на кинематограф с 2010 года (когда и была создана эта модель) — около 6 млрд рублей, делится между фондом и культурным ведомством примерно поровну. Так, в 2017 году Фонд кино распределил 2,5 млрд рублей на поддержку проектов кинокомпаний-лидеров отечественного производства, и еще 500 млн — на проекты других компаний. При таком подходе неудивительно, что  все кассовые отечественные фильмы последних лет профинансированы Фондом — это «Сталинград» и «Притяжение» Федора Бондарчука, «Викинг» Андрея Кравчука, «Экипаж» Николая Лебедева (эти фильмы заработали в прокате более миллиарда рублей).

Участвовал фонд и в поддержке тех картин, которые обычно окупаются в прокате (например, серии «богатырских» мультфильмов студии «Мельница» или непритязательные комедии) — правда, в этом случае средства выделялись на возвратной основе.

«Конечно, государство в новых экономических реалиях пытается уменьшить долю своего участия в поддержки киноотрасли и оглядывается в этом смысле на другие страны Европы, — сказал Олег Березин. — Французская модель практически не использует госсредства, находится на полном самофинансировании — и пользуется только тем, что зарабатывает сама».

В России применению опыта западных стран может помешать слабое межведомственное взаимодействие. «У нас исторически получилось, что кинотеатральный прокат находится в ведении Минкульта, а ТВ и онлайн-платформы подчиняются Минсвязи, — отметил Березин. — Они дружить не хотят и ни в чем друг другу не уступают.

Нужно, чтобы Минкультуры и Минсвязи создали совместную структуру, в которой могли бы не бодаться, а работать на благо этой, единой аудиовизуальной индустрии».

Что думают кинотеатры

«Я, как конечный потребитель, категорически против введения сбора в размере 5 млн рублей, — рассказала «Газете.Ru» директор кинотеатра «Победа» в Новосибирске Ирина Краснопольская. — У нас в кинотеатре очень обширная программа именно фестивального и авторского кино. Сформировалась своя постоянная аудитория, которая ходит не на блокбастеры. И когда было снижение аудитории по общему кинопрокату, мы были приятно удивлены: спрос на альтернативное кино у нас не упал. Наоборот: люди все больше и больше интересуются другим кино, идет увеличение спроса». Если ограничить прокатчиков, которым такое кино не приносит значительной прибыли, прогнозирует Краснопольская, они просто перестанут покупать нужные нам картины, и все рухнет.

Директор кинотеатра отметила, что нет нужды ни в каком сдерживании голливудского кино ради процветания российского.

«Поверьте, нет никакого ограничения проката российского кино. У нас достаточно залов и времени, и мы ставим нашему кино большое количество сеансов».

По ее словам, вместо введения сборов и «отъема денег у образцов высокого киноискусства», лучше поддержать систему кинообразования — например, кинолектории, — а также подумать «о повышении культуры российского кинопроизводства».

Читайте также
Видео
Больше видео