Ещё

Россия готовится к закрытию Босфора 

Россия готовится к закрытию Босфора
Фото: Свободная пресса
Обострение отношений с  вынуждает готовить сценарии неблагоприятного развития событий. Пожалуй, главная возможная угроза — закрытие пролива Босфор. Призывы к этому уже давно раздаются в среде турецких националистов, к которым прислушивается .
Если Босфор закроют для российских кораблей, это неизбежно скажется на международной торговле. Однако, в этом случае может активизировать развитие международного транспортного коридора (МТК) «Север — Юг», призванного обеспечить транзит грузов со стороны Индии через , акваторию Каспийского моря, Россию и далее в Северную Европу.
Путь протяженностью 7,2 тысячи километров вдвое короче перевозки через Суэцкий канал и дешевле. МТК «Север-Юг» с неизбежностью отберет часть грузопотока (по некоторым оценкам до 20%) через Босфор — Мраморное море — Дарданеллы. Так что Эрдогану стоит хорошенько подумать, прежде чем решиться препятствовать России.
Соглашение о создании МТК «Север — Юг» было подписано Россией, Ираном и Индией еще в 2000 году. Позже были проведены пробные поставки. Однако серьезного развития проект не получил из-за неполной инфраструктуры. В том числе на территории России. Ее строительство в планах государства до 2025 года, свидетельствует .
Ключевой точкой коридора «Север-Юг» является Астраханский морской порт. До сих пор он работал в основном на экспорт, но теперь, по словам его гендиректора Рината Аюпова, в порту открылась зона таможенного контроля, что позволяет принимать импортные товары из Ирана. В результате перевалка грузов уже увеличилась на 145%.
«Мы привели в порядок портальные краны, железнодорожные пути. В перспективе планируем заняться обустройством площадок для того, чтобы принимать как можно больше грузов», — цитируют Аюпова астраханские СМИ. Похоже, власти не дремлют — сделали выводы из угроз турок и вовремя стали готовить обходные пути.
Причем МТК «Север — Юг» — это облегченный вариант. Существует еще проект строительства судоходного канала из Каспия в Персидский залив. Участники те же: Россия, , Иран. Об этом «СП» писала еще в 2018 году. Так что угроза перекрытия Босфора подстегивает наши власти. Подобно тому, как их заставили шевелиться западные санкции.
Еще одна потенциальная проблема, связанная с возможным перекрытием турками пролива Босфор — снабжение российской военной группировки в . Бесперебойные поставки в нужном объеме возможны только морем — авиацией слишком дорого. Отрезать России в Сирии тыл — мечта любого стратега. Да, в соответствии с конвенцией Монтре для этого нужна война, но разве это так уж невероятно?
О том, что международное регулирование Босфора не нравится Эрдогану, свидетельствует тот факт, что он страстно мечтает построить канал «Стамбул» — дублер Босфора, которым полностью будут распоряжаться турецкие власти, а не международное сообщество. В планах президента Турции сделать это к 2023 году. Когда альтернатива будет готова, Босфор станет не очень-то нужен.
Пожалуй, самым главным фактором в этой истории является личность Эрдогана. Именно от его решительности зависит реализуемость амбициозных планов. А решительность недавнего друга российского президента подогревается его политическими планами возрождения на новом витке истории Османской империи. России важно не оказаться заложником этой политики.
Пока серьезный кризис в отношениях Москвы и Анкары, вызванный военным присутствием Турции в сирийской провинции Идлиб, удалось преодолеть. Многочасовые переговоры Путина и Эрдогана дали результат. Военные двух стран даже вернулись к совместному патрулированию. Но надолго ли хватит выдержки турецкого «султана»?
Директор Института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона считает, что МТК «Север-Юг» сможет заменить пролив Босфор лишь частично.
— Проект транспортного коридора через Каспий очень интересный и обсуждается уже давно. Но там есть и проблемы. Действительно, России можно через территорию Ирана осуществлять торговлю с азиатскими государствами. Но именно с азиатскими.
У Ирана есть определенные успехи в строительстве транспортной инфраструктуры. Это прежде всего железные дороги, тоннели, мосты и т. п. Все это тянется до самого побережья. Я видел своими глазами. Одним из возможных путей является железнодорожный путь через Азербайджан.
«СП»: — Это путь по земле…
— Кроме того, существует потенциальная возможность, которая пока мало используется, транзита через Каспийское море. У нас для этого есть два порта в северной части ее акватории. Первый — Махачкала, но он очень загружен и там расположена военная база, что сокращает возможности.
Второй — порт Оля недалеко Астрахани. Там достаточно глубокий фарватер и он расширяется, чтобы могли проходить груженые суда. В Иране тоже реконструировали порты, и этот процесс там продолжается. Так что водный путь вполне перспективен.
Тем более, что суда класса «река-море» могли бы использовать российскую речную сеть для доставки грузов вплоть до северных наших районов с последующей перевалкой и отправкой в Европу. Это было бы достаточно дешево.
Большой плюс в том, что наши каспийские пути хорошо охраняются. Ведь государства, не являющиеся членами каспийской пятерки, не имеют права совершать в этой акватории какие-либо действия. Никаких американских судов там появиться не может. Безопасность соблюдена.
«СП»: — Звучит заманчиво…
— Но до настоящего времени усилий, необходимых для реализации этих возможностей недостаточно. Этому мешают и санкции против Ирана. Не все компании решаются принимать участие в такой транспортировке.
Надо понимать, что абсолютной альтернативы Босфору быть не может. Потому что Босфор — это очень важный нефтяной маршрут для наших танкеров. В частности, в южную Европу. Ведь наша трубопроводная сеть покрывает далеко не все территории.
Это серьезная штука, и турки это прекрасно понимают. А пока что в Сирии у нас с турками творится далеко не то, что нам хотелось бы. Например, сорван маршрут совместного патрулирования — только три километра сумели вместе пройти российские и турецкие военные. Так что у нас с турками целый комплекс нерешенных вопросов и Босфор — лишь одна из них.
Хотя у нас есть горячие головы, которые напоминают слова министра иностранных дел СССР о том, что наша страна в случае необходимости может сделать еще пару проливов, вот только Стамбула больше не будет.
«СП»: — Сейчас наше руководство себе такого уже не позволяет. Тот же Эрдоган выглядит более жестким…
— Наше руководство, когда нужно было отстаивать интересы страны, особой дипломатичностью не отличалось. И это помогало, потому что в серьезности наших намерений никто не сомневался. Мы умели ответить на любые выпады.
Значение Босфора для российского военного присутствия в Сирии нам объяснил военный эксперт .
— В период активной фазы операции в Сирии Россия пыталась диверсифицировать поставки своей группировке. Это были поставки морем через порты Новороссийска и Севастополя и далее через пролив Босфор, а также поставки воздухом через Иран.
Позднее, когда наладились отношения с Турцией, появилась возможность направлять военно-транспортные самолеты напрямую. Но естественно, если возникнут проблемы с Босфором, то это наверняка будет сопровождаться закрытием и воздушного пространства Турции. Тогда останется путь через Иран.
Еще один вариант — через Ирак. Можно завозить грузы в Багдад, а потом везти их через сухопутную границу с Сирией, которая сейчас контролируется сирийскими войсками и иракскими прокси-формированиями. Но эти варианты увеличивает «плечо снабжения», сроки и стоимость поставок. Через Босфор быстрее и дешевле.
«СП»: — Вроде, всего одна полноценная база у нас там?
— Особенно это важно в случае поставок российских военных грузов для сирийской армии, которая потребляет гораздо больше ресурсов. После зимней кампании — с начала декабря по начало марта — сирийская армии понесла существенные потери, и Москва, похоже, увеличила свои поставки, включая тяжелую технику и артиллерию.
Если бы не было прямого морского пути через Босфор, а корабли пускали через Балтику, вокруг Европы или доставляли грузы воздухом через Иран и Ирак, это замедлило бы перевооружение сирийской армии. Так что Босфор имеет для сирийской кампании критическое значение. Поэтому Россия не заинтересована в конфронтации с Турцией. Зачем рубить сук, на котором сидишь?
В свою очередь эксперт по Ирану Карине Геворгян отмечает заинтересованность этой страны в развитии МТК «Север-Юг».
— Геополитическое положение Ирана можно назвать исключительным. Здесь и выход в Индийский океан, и контроль над Ормузским проливом, через который идет трафик нефти из Персидского залива (Тегеран периодически разыгрывает этот козырь, пугая Запад — авт.), и выход в акваторию Каспия.
Поэтому Тегеран уже давно создал необходимую инфраструктуру для того, чтобы зарабатывать на транзите. В частности, в рамках коридора «Север-Юг». Построены шоссейные дороги, терминалы… И у нас рядом с Астраханью создан терминал — порт Оля.
Так что Иран был бы очень заинтересован в развитии этого пути. Через его территорию пошли бы грузы из мировой фабрики — Китая, который очень сильно зависит от судоходства в Малаккском проливе, а также из Индии. Ведь, экономические дела Ирана сейчас не очень хороши.
«СП»: — А политически у России с Ираном на данный момент все нормально?
— Ну да. А какие у нас проблемы с ним?
«СП»: — Все так быстро меняется. С турками еще недавно чуть ли не обнимались, а сейчас в Сирии на грани войны…
— У Эрдогана очень сложная ситуация внутри страны. Он очень популярен в бедной турецкой провинции, но Стамбул и Анкару он проиграл. Для того, чтобы усилить свою власть он и решил канализировать внутренние проблемы через акцию, связанную с Идлибом.
Что касается иранцев, то еще недавно их очень беспокоил наш российский 2024 год. Но теперь все нормально.
Международное положение: «Вот Путин уйдет, и у нас все получится»
Новости политики: Президент Эстонии позвонила Путину
Видео дня. «Сними трусы, сожги диван»: главные тренды на самоизоляции
Комментарии 1
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео