Ещё

CIIC (Китай): различия между позициями России и Ирана по Сирии с каждым днем становятся все более заметными 

В Сирии амбиции России столкнулись с радикализмом Ирана
Фото: © AFP 2019
и  предложили свою поддержку , когда та погрязла в гражданской войне. Теперь позиция правительства Асада становится сильнее, и обнаруживается все больше противоречий между «сирийскими помощниками». Амбициозные планы России столкнулись с радикальными намерениями Ирана, считает эксперт China Internet Information Center () .
Когда Сирия погрязла в гражданской войне и правительство Асада столкнулось с борьбой за выживание, Россия и Иран пришли на выручку, чтобы помочь сирийскому правительству бороться с оппозиционными силами. Иран отправил несколько десятков тысяч боевиков в Сирию, а Россия предоставила воздушную поддержку и материально-техническое обеспечение. Обе стороны воевали на стороне сирийских правительственных сил, чтобы постепенно отвоевать несколько стратегически важных пунктов у мятежников, эффективно изменив положение на театре военных действий.
Для России и Ирана стоимость потери сирийского союзника слишком высока, поэтому в течение последних лет оба государства начали сотрудничество, развернув ряд эффективных действий, направленных на изменение регионального порядка и безопасности. Теперь, когда позиция правительства Асада крепнет с каждым днем, постепенно всплывают стратегические разногласия и конфликты интересов между двумя сторонами, добавляя новую неопределенность в геополитической ситуации после войны в Сирии.
Во-первых, представления о будущем Сирии у обеих сторон различаются.
Россия надеется реформировать сирийское правительство, основные направления реформ — это изменение центральной власти, реорганизация государственных институтов и «обновление» чиновничьего аппарата в основных департаментах. В июле правительство Сирии произвело масштабные кадровые перестановки на высших уровнях органов безопасности и вновь назначило руководителей пяти основных департаментов, включая , Главное разведывательное управление, Разведывательное управление ВВС, Бюро уголовной безопасности и Бюро политической безопасности. В последние годы они все без исключения поддерживали тесное стратегическое сотрудничество с российскими военными. В августе сирийское элитное формирование «Силы тигра» было переименовано в 25-ю дивизию специального назначения и вошло в состав . Боевые заслуги тигров были блестящими, а их лидер, генерал-майор Сухель аль-Хасан, и министр обороны Сирии Али Айюб являются пророссийскими деятелями, и Россия в будущем намерена включить эти силы в национальное ядро армии.
Иран также пытается проникнуть в сирийское правительство, например, с помощью подчиняющихся ему народного ополчения из Корпуса стражей исламской революции и местных союзников в сирийских государственных учреждениях. Иран четко понимает стратегию России и поэтому еще больше надеется на рост своего влияния снизу — в местном сообществе. Ранее Иран уже использовал аналогичные средства в Ираке, Ливане и Йемене, создав глубоко укоренившиеся проиранские силы.
Во-вторых, Сирия играет разную роль в региональных стратегиях обеих сторон.
Россия рассматривает Сирию в качестве стратегической опоры для возвращения на Ближний Восток и намерена стать «посредником» между странами региона и усилить свое влияние. В настоящее время Россия усиливает координацию со странами региона, чтобы помочь Сирии вернуться в арабский лагерь. На фоне американского сокращения региональной власти успех России в Сирии создал для нее надежный имидж. Страны региона одна за другой протянули России оливковые ветви, надеясь углубить сотрудничество с Россией в политике, экономике и безопасности.
По сравнению с Россией план Ирана по послевоенной Сирии не настолько амбициозен, однако он более радикальный. Иран вложил много рабочих сил и материальных ресурсов в сирийскую гражданскую войну и заплатил высокую цену, и, очевидно, что только восстановление довоенного влияния в Сирии не удовлетворит Иран. Иран надеется, что Сирия и впредь будет служить важным стратегическим пунктом в строящемся «шиитском полумесяце», направленном против суннитского лагеря, в котором доминирует Саудовская Аравия. Кроме того, Иран намерен превратить Сирию в авангард противостояния Израилю. В настоящее время Иран и  вкладывают значительные средства в восстановление своих сил в юго-западной части Сирии, и ожидается, что конфликт между Ираном и Израилем продолжится, что не соответствует стратегическим интересам России.
В-третьих, также усилилась конкуренция сторон в сирийской экономике.
И Россия, и Иран используют поддержку сирийского политического режима в качестве средства для определения собственных «сфер влияния» и обеспечения своих долгосрочных интересов в Сирии. По вопросу восстановления Сирии двусторонние отношения становятся все более напряженными.
Россия уже получила огромные привилегии и уступки от сирийского правительства. В апреле лидеры России и Сирии подписали соглашение, по которому Россия на 49 лет арендовала порт Тартус. Россия также постепенно расширяет присутствие российских государственных и частных предприятий в сферах добычи полезных ископаемых, разведки и добычи нефти и обрабатывающей промышленности. Кроме того, она продолжает призывать страны участвовать в процессе восстановления Сирии без ущерба для авторитета сирийского центрального правительства. Так Россия надеется максимизировать свои успехи в Сирии.
Иран надеется, с одной стороны, продолжить углубление сотрудничества с сирийским правительством, а с другой, — создать атмосферу влияния в Сирии, увеличив инвестиции в ее отдаленные районы. В феврале во время визита Асада в Тегеран обе стороны заключили ряд промышленных, военных и энергетических соглашений, включая строительство электростанции и аренду иранским военно-морским флотом сирийского порта Латакия. В сельских районах вокруг Алеппо и Дайр-эз-Заура Иран не только всеми силами поддерживает развитие местного сельского хозяйства и животноводства, но также строит школы, медицинские центры и обеспечивает электроснабжение. Корпус стражей исламской революции также создает на местах влиятельные оборонительные войска из народного ополчения для поддержки союзников, которые хотят проникнуть в местный бизнес, сферу транспорта и торговли нефтью.
В будущем обоюдное недоверие между Россией и Ираном может еще больше открыться внешнему миру. Они никогда не были естественными партнерами, а лишь кратко сотрудничали в условиях угрозы жизни их общему союзнику. В настоящее время внутренние силы обеих сторон в Сирии тесно переплетены, но жребий брошен: правительство Сирии заявило, что оно уже контролирует более 90% территории страны. Общая военная ситуация в основном стабилизировалась, особенно в центральных и южных регионах, расположенных ближе к Ирану. В какой-то степени обе страны и их агенты уже вступили в новый этап борьбы за «сферы влияния» в послевоенной Сирии. Перетягивание каната между Россией и Ираном по таким вопросам, как послевоенное состояние государства, стратегическая позиция и экономические интересы обеих сторон, только началось.
Ли Инъин — младший научный сотрудник Факультета евразийских исследований Китайского института международных исследований
Видео дня. Чиновник пригрозил упрятать в тюрьму за вопрос о дороге
Комментарии 6
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео