Ещё

Конфликт США и Турции ослабил позиции НАТО — турецкий эксперт 

Конфликт США и Турции ослабил позиции НАТО — турецкий эксперт
Фото: Евразия Эксперт
Первые комплексы С‑400 должны поступить уже в июле этого года. Об этом рассказал 26 июня гендиректор . На сегодняшний день не удалось добиться от Турции отмены покупки российских систем ПВО. Наказать упрямого союзника по  Вашингтон намерен санкциями в сфере оборонного сотрудничества — но к чему приведут подобные действия? Советник по Турции Энергетической Ассоциации БРИКС, политический аналитик по  и Евразии Ферит Темур поговорил в интервью «Евразия. Эксперт» проанализировал конфликт США и Турции и спрогнозировал, чем он может закончиться.
— США намереваются наказать Турцию за покупку российских ЗРК С‑400, и готовятся сократить оборонное сотрудничество с Турцией. На ваш взгляд, как это может повлиять на реализацию военных программ и НАТО?
— По сути, правильнее было бы рассматривать вопрос С‑400 как результат, а не как причину трений в турецко-американских отношениях.
США, являясь единственной ключевой державой мировой экономико-политической системы после «холодной войны», предприняли ряд геостратегических шагов для укрепления этой позиции. После терактов 11 сентября США, с одной стороны, придерживались стратегии сдерживания потенциальных восходящих держав путем создания контролируемых дестабилизированных территорий, а с другой — стратегии принуждения Турции к принятию модели «умеренного ислама» в рамках проекта «Большой Ближний Восток».
В рамках этой стратегии они обеспечили приход Эрдогана к власти при поддержке и . Впоследствии, через Эрдогана и его ключевого союзника — Движение Гюлена — они очистили от «светских националистически-кемалистских» ключевых государственных чиновников стратегические институты, которые представляли угрозу для новой турецкой модели «умеренного ислама». Однако проект «умеренного ислама» на Ближнем Востоке потерпел неудачу в процессе «Арабской весны», а также возник конфликт интересов США и Эрдогана из-за изменений во внутриполитическом балансе Турции. События, последовавшие за операцией Движения Гюлена по свержению власти Эрдогана 17‑25 декабря и попыткой военного переворота 15 июля 2016 г., только подогрели подозрения Эрдогана в желании США свергнуть его.
С другой стороны, американский имидж в целом был существенно подорван в турецком общественном мнении и утратил доверие из-за политики США в направлении формирования Свободного Курдистана на Ближнем Востоке путем раскола и  с помощью искусственных исламских террористических организаций. Короче говоря, в нынешнем положении вещей турецко-американский конфликт интересов сложнее, чем кажется. Следовательно, правильнее было бы рассматривать решение правительства Эрдогана по С‑400 как отражение угрозы, исходящей от США.
Существует возможность постепенного прекращения сотрудничества США с Турцией в области обороны в качестве реакции. Однако, здесь важно отметить, что такое решение будет иметь негативные последствия для обеих сторон. Кроме того, обе страны имеют определенные взаимные обязательства и обязательства в рамках членства в НАТО. Следовательно, можно утверждать, что любой тип кризиса, который может возникнуть в турецко-американских отношениях, ослабит позиции НАТО и будет отвечать российским интересам.
— США рассматривают возможность введения трех пакетов санкций против Турции в связи с покупкой российских зенитно-ракетных комплексов С‑400. Об этом сообщает Bloomberg со ссылкой на источники. На ваш взгляд, какие сферы могут затронуть эти санкции? Они могут нанести серьезный урон турецкой экономике?
— Для такого глобального актора, как США, потеря такой страны, как Турция, которая 70 лет занимает позицию заказчика в области оборонной промышленности, в пользу России, ее крупнейшего противника, несомненно, является трудноприемлемым обстоятельством. Поэтому они попытаются предотвратить эту коммерческую сделку, а если она будет реализована, заставить своего клиента «пожалеть» об этом, используя все карты в рукаве.
Однако здесь необходимо проявить большое мастерство антикризисного управления. Это связано с тем, что Турция с ее геополитическим положением обладает статусом «стержневого» государства. Другими словами, возможная нестабильность, происходящая в таких странах, как Турция, имеет риск распространения на широкую территорию Евразии. В свете этого в отношении таких стран, как Турция, необходима контролируемая и дозированная политика сдерживающего характера. В противном случае кризис, вышедший из-под контроля, будет в первую очередь противоречить международным интересам глобального актора — США.
В этих рамках при нынешнем состоянии дел наиболее разумной стратегией для США может стать обеспечение того, чтобы Турция либо разместила купленную систему ПРО С‑400 в третьей стране, либо оставила ее ржаветь в пассивном режиме.
Кроме того, из победы оппозиционного кандидата Экрема Имамоглу на повторных выборах мэра Стамбула следует, что процесс политического падения Эрдогана может ускориться. Поэтому не исключено, что в Турции начнется новая политическая эра, которая явит собой большую возможность для США.
— Может ли Турция покинуть НАТО после санкций США?
— Турция была ориентированной на запад страной с точки зрения политики, обороны и экономики в течение последних 200 лет. Особенно c 1952 г., когда Турция стала членом НАТО и ее государственный аппарат, экономика и оборонная промышленность были перестроены путем полной интеграции в НАТО. Было бы не совсем правильно полагать, что страна с такими глубокими связями с НАТО немедленно покинет его из-за решения США об односторонних санкциях. Это связано с тем, что Турция, как член НАТО, является одним из незаменимых источников безопасности и стабильности в Европе. Выход Турции из НАТО стал бы инцидентом, который вызвал бы череду непонимания и непредвиденных рисков в международных отношениях. Следовательно, решение о выходе Турции из НАТО рассматривается за границами самой Турции.
— США оказывают давление на Турцию из-за С‑400, но Турция не отказывается от покупки. Почему Анкара настаивает на этой сделке?
— Согласно заявлениям высокопоставленных турецких чиновников, в частности, Эрдогана, между Турцией и Россией был подписан официальный контракт, и Турцией была произведена оплата.
На данный момент должна быть очень веская причина для того, чтобы Турция отменила покупку у России. В противном случае в международных отношениях Турция будет иметь имидж страны, которая не выполняет обязательства, несмотря на соглашение, и это потеря престижа, компенсация которой невозможна.
В этом аспекте для Турции будет неправильным отступать после этой покупки, когда есть юридическое соглашение между двумя странами. Также Турции необходимо избегать любых действий, которые могут нанести ущерб ее двусторонним отношениям с Россией, в частности, в отношении Сирии. Несмотря на все это, в рамках торга, который будет вестись из-за с давления со стороны США и блока НАТО, я вижу высокую вероятность того, что Турция развернет системы С‑400 в пассивном состоянии, даже если на бумаге она их купит.
— Российская выполнила условия, необходимые для получения лицензии на строительство второго энергоблока на  в Мерсине. Предполагается, что компания получит разрешение в этом месяце (самое позднее — в начале июля). Фундамент будет заложен до конца года. С какими вызовами может столкнуться Турция, если эта атомная станция полностью заработает?
— Проект АЭС «Аккую» имеет первостепенное стратегическое значение как для самой Турции, так и для турецко — российских отношений. Нельзя игнорировать политический аспект проекта, выходящий за рамки его технического потенциала. Несмотря на то, что Турция является членом НАТО, она получила техническую поддержку, которую не могла получить от США и других западных партнеров, от «вражеского» Советского Союза даже в эпоху холодной войны, во времена тогдашнего премьер-министра Сулеймана Демиреля! В этом аспекте примечательно, что Турция вновь стала партнером России в таком важном инженерном прорыве. Однако проект продвигается очень медленными темпами в силу различных технических, экономических и политических причин.
Несмотря на то, что в рамках первоначального соглашения было согласовано строительство со 100% российским финансированием, на текущем этапе в повестку дня был внесен вопрос о передаче 49% акций турецким фирмам Kolin, Kalyon и Cengiz. Однако проблема финансирования акций, которые, как предполагается, останутся у турецкой стороны, по-прежнему остается неопределенной.
Кроме того, негативное отношение к проекту АЭС в турецком общественном мнении не преодолено до конца. Так, всплывшая новость о «трещинах, найденных в фундаменте АЭС „Аккую“, значительно усилила беспокойство в турецком обществе. Akkuyu Nuclear Inc., основанной в Турции россиянами, необходимо проводить больше пиар-мероприятий с целью осуществления данного проекта в прозрачной и открытой для общественности манере. Когда мы смотрим на проблемы, относящиеся к рассматриваемому проекту, такие как финансовые в макро-разрезе и общественное мнение в микро-разрезе, завершение проекта в установленный срок в 2023 г. по-прежнему остается под вопросом.
Жильцы дома избавляются от соседства с больными детьми
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео