Ещё

Обвиняющие РФ в экспансии грузинские политики действуют в интересах Анкары 

Фото: Российская Газета
Когда сегодня демонстранты в Тбилиси, большинство которых являются сторонниками экс-президента, обвиняют Россию в экспансии, они забывают о том, что становление Абхазии и Южной Осетии в качестве независимых государств стало следствием агрессивной националистической политики, проводимой прежним руководством Грузии. Также благодаря своему бывшему телегеничному кумиру Грузия допустила другую, вполне реальную экспансию со стороны Турции, по факту уже лишившись рычагов управления на еще одной своей территории — Аджарии. Стремясь ослабить национальные элиты этой стремившейся к независимости автономии, Саакашвили в противовес им открыл максимально широко окно возможностей для входящей в НАТО Турции, чтобы та могла участвовать в политической и экономической жизни Аджарии. И турки не преминули воспользоваться выпавшим им шансом вернуть под контроль свои бывшие территории, которые отошли Грузии по Карскому договору. Тем более что такую экспансию одобрили в Вашингтоне, о чем Саакашвили был, разумеется, проинформирован, ведь в те годы Анкара была ключевым стратегическим партнером США.
Для того чтобы понять, чем так полюбилось Михаилу Саакашвили Карское соглашение, обратимся к его ключевым положениям. Помимо широкой местной автономии для живущих в Аджарии мусульман, в нем говорилось о свободном транзите турецких товаров через батумский порт без задержек и обложения их какими-либо налогами, утверждалось право Турции пользоваться батумским портом опять же без взимания специальных сборов и т.п. Есть в соглашении еще один любопытный пункт, который давал возможность жителям Аджарии свободно покинуть грузинскую территорию, забрав с собой вещи, имущество или их стоимость. Причем Анкара, как в 2004 году напомнил тогдашний посол Турции в Азербайджане, по Карскому договору имеет законное право вмешиваться в ситуацию в Аджарии при эскалации напряженности на территории автономии. Каковы окажутся последствия такого гуманитарного вмешательства, думаю, объяснять не надо: 80-миллионная Турция обладает одной из сильнейших в регионе армий. А главное интервенция будет осуществлена на абсолютно законных основаниях.
Вместо поиска допустимого компромисса с аджарскими элитами грузин Саакашвили задействовал для их нейтрализации турецкий фактор, возродив многие положения Карского соглашения, ранее подзабытые. В одном из своих выступлений экс-президент, сославшись на свою мать, которая была проректором турецкого университета, заявил, что турки — грузинские братья, а сведения о турецком гнете — фальсификация истории.
Сначала в Анкаре не поверили своему счастью и подозревали подвох в широко раскрытых грузинских объятиях. Действительно, трудно было поверить, что официальный Тбилиси при Саакашвили даст возможность туркам легально вернуться на территории, которые они считали потерянными. Прежний аджарский руководитель Аслан Абашидзе хорошо понимал последствия навязанной Саакашвили турецкой дружбы. И когда однажды ему предложили построить железную дорогу, соединяющую северную Турцию с Аджарией, по словам его окружения, он отреагировал на внешне выгодный коммерческий проект с заметной осторожностью: «Если турки зайдут со своей железной дорогой, то уже не выйдут».
О негативных последствиях несбалансированного сближения с Турцией официальный Тбилиси предупреждали многочисленные эксперты, указывая на неспособность Грузии защитить в Аджарии национальные интересы. Но после потери Абхазии и Южной Осетии задавить на корню стремление аджарских элит к самоопределению было для Саакашвили важнее любых алармистских комментариев.
Нелепо упрекать турецкие власти за то, что с согласия официального Тбилиси они воспользовались ситуацией, чтобы мирным путем установить над своими исконными территориями экономический контроль. Тем более что все происходило легально, под личным патронажем Саакашвили, стремившегося к замене российского влияния в Аджарии на турецкое. Так что когда президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган однажды обмолвился, что Батуми всегда был в сердце Османов наряду с городами Салоники, Алеппо и Мосул, демонстративное возмущение такими оценками со стороны официального Тбилиси выглядело, мягко говоря, непоследовательным.
И уж тем более лицемерным выглядело недавнее заявление директора центра Байдена Майкла Карпентера о российской экспансии в Грузии и его недовольство российскими бизнесменами, скупающими землю в республике. Карпентер, к приглашению которого в Тбилиси, по слухам, приложила руку возглавляющая турецкий университет мать Саакашвили, действовал как штатный лоббист Анкары, расчищая путь к грузинской недвижимости для турецкого бизнеса, недовольного наличием поднимающих цену российских конкурентов. К экспансии Турции в Грузию у американского эмиссара претензий не было.
А теперь, чтобы не быть голословным, в цифрах — о том, кто и каким образом контролирует бывший Батумский округ. При Саакашвили около 25 тысяч этнических турок получили грузинские паспорта, что позволило им на законных основаниях открывать в Аджарии коммерческие предприятия, банки, приобретать земельные участки и создавать землячества. В регионе действует более 120 мечетей. Из 334 000 жителей Аджарии примерно 133 тысячи исповедуют ислам. Причем большинство нынешнего мусульманского духовенства Аджарии связано с Турцией, откуда в Грузию направляют на работу религиозные кадры. В аджарскую экономику Анкара активно инвестирует вместе с Азербайджаном и Ираком. Жители Батуми говорят, что турецкие семьи живут во всех новостройках, а Кутаисскую улицу города уже давно называют турецким кварталом. И еще одна любопытная деталь. Аэропорт Батуми стал внутренним как для Грузии, так и для Турции — прилетающим в него турецким пассажирам не надо проходить таможенные формальности. Да и батумский порт в значительной степени контролирует турецкий бизнес.
Так что сегодня, публично рыдая над мнимой российской экспансией, грузинские демонстранты и политики намеренно закрывают глаза на куда более масштабную и долгосрочную экспансию со стороны Турции. Эта экспансия получила одобрение Вашингтона в качестве противовеса российскому влиянию в Закавказье. А потому в Тбилиси относятся к ней как к «священной корове», высказывать недовольство которой, а тем более пытаться зарезать — себе дороже.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео