Российская Газета 3 марта 2019

Сергей Лавров встречает «арабскую весну»

Фото: Российская Газета
Когда Сергей Лавров прилетал в Доху в 2015 году, катарцы с размахом принимали у себя министров иностранных дел стран-участниц влиятельного регионального объединения — Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива. Однако с тех пор в Залив утекло немало воды, а соседи успели серьезно поссориться. Летом 2017-го с Катаром разорвали отношения Саудовская Аравия, а вслед за ней ОАЭ, Бахрейн, а также Египет. Поводом послужили проиранские заявления, приписанные катарскому правителю эмиру Тамиму Бен Хамаду Аль Тани. Однако эксперты признавали: корень противоречий лежит в давнем соперничестве династий Аль Тани и Аль Судов — последних раздражают геополитические амбиции и активность Катара. Ведь небольшой эмират с его третьими в мире запасами природного газа, финансовыми возможностями и информационным влиянием на 60-миллионную аудиторию в арабском мире через телеканал «Аль-Джазира» претендует на роль настоящей региональной державы. Особое недовольство и ревность Эр-Рияда вызвало размещение на катарской земле авиабазы США, а также приглашение в страну турецких военных. Каир же ставил в вину катарским властям покровительство "Братьям-мусульманам" (движение запрещено в РФ), преследуемым египетской фемидой.
Совершавший тогда поездку по странам Залива глава МИД РФ застал разгар кризиса и экономической блокады, устроенной Катару соседями. Впрочем, корреспондент «РГ» имела возможность убедиться, что с ее последствиями Дохе удалось довольно быстро справиться. Так, в местных гастрономах совершенно не ощущался дефицит, грозивший стране из-за продовольственного эмбарго, а также закрытия границ с Катарским полуостровом, который оказался отрезанным от Аравийского. Продукты с маркировкой из Ирана, Турции, Ливана, Марокко, Пакистана, Индии являли собой не только гастрономическую, но и политическую карту, демонстрировавшую крах политики изоляции. Рынки запестрели патриотичными призывами покупать «все катарское», а популярность молодого монарха Аль Тани (на тот момент ему было всего 37) взлетела до небес. Портреты эмира — от гигантских билбордов до маленьких «иконок» — встречались буквально на каждом шагу: в городских парках и интерьерах кафе, на стенах небоскребов и стеклах автомобилей, не говоря уже о сувенирах «с Тамимом».
Роль посредника в смягчении кризиса полтора года назад взял на себя Кувейт, однако эксперты «РГ» признают, что с тех пор примирения соседей не случилось, хотя о кризисе уже не говорят так много. Кстати, в декабре прошлого года СМИ сообщали о том, что король Саудовской Аравии Салман Бен Абдель Азиз Аль Сауд передал катарскому эмиру личное приглашение на саммит Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива. Но в итоге Доха отправила в Эр-Рияд госминистра по иностранным делам. «В 2011 году был запущен стратегический диалог между РФ и Советом — первое такое заседание прошло в Абу-Даби, а последний раунд состоялся в Москве в 2016 году. С тех пор совместные встречи не проводились: после кризиса вокруг Катара участники не готовы сидеть за одним столом», — отметил дипломатический источник «РГ». На Смоленской площади подтвердили, что во время рабочей поездки министр поднимет вопрос о том, что пришло время разморозить формат. Кроме того, Россия по-прежнему продвигает давнюю инициативу по безопасности для региона, которая, как убеждены в дипведомстве, сейчас особенно актуальна. «Значительное внимание будет уделено вопросам продвижения в зоне Персидского залива объединительной повестки дня, ориентированной на выстраивание всеми расположенными здесь государствами системы коллективной безопасности, совместное реагирование на существующие вызовы и угрозы. Именно на таких принципах основана соответствующая российская концепция, о которой пойдет речь в ходе предстоящих визитов Сергея Лаврова», — говорится в заявлении МИД.
Пойдет речь и о возвращении в «арабскую семью» Сирии. В 2011 году, с началом гражданского конфликта в республике, многие страны Ближнего Востока разорвали с ней отношения, а членство Дамаска в Лиге арабских государств было приостановлено. Однако в последнее время все больше игроков проявляют интерес к возобновлению контактов с САР. Так, в декабре ее посетил президент Судана Омар Башир — первый из глав государств-членов ЛАГ за последние восемь лет. Тогда же Объединенные Арабские Эмираты вновь открыли в Сирии свое посольство. Не исключено, что на предстоящем саммите Лиги, который пройдет в Тунисе 31 марта, участники вынесут на повестку вопрос о восстановлении в правах Дамаска. По данным «РГ», Доха и Эр-Рияд пока занимают жесткие позиции. С другой стороны, и Катар, и Саудовская Аравия больше не настаивают публично на уходе сирийского президента Башара Асада в качестве предварительного условия мирного процесса. «Думаю, вопрос Асада стоит для Персидского залива уже не так остро. Куда больше тех же саудовцев волнует участие в сирийских делах шиитского Ирана — давнего геополитического противника и конкурента Эр-Рияда, — поделился с „РГ“ руководитель научных исследований Института „Диалог цивилизаций“ Алексей Малашенко. — И Саудовская Аравия, и Катар по-прежнему имеют влияние на определенные группы в Сирии. Думаю, визит министра будет во многом зондирующим, стороны обсудят, в том числе, перспективы политического урегулирования в Сирийской арабской республике, которые пока представляются весьма хрупкими. Конечно же, прозвучат заявления и о борьбе с »Исламским государством" (террористическая группировка запрещена в РФ — прим. «РГ»)".
"Сейчас в контексте Сирии серьезно нагнетается иранский вопрос, — отметил в беседе с «РГ» арабист, директор Института общественных наук РАНХиГС Сергей Демиденко. — Сирийский конфликт находится во многом под влиянием внешних акторов, и определяющую роль в его развитии в ближайшее время будет играть противостояние Израиля и Ирана. А там, где происходит военное усиление Ирана, можно ожидать и усиления Саудовской Аравии. Посетивший недавно Москву израильский премьер Беньямин Нетаньяху дал понять, что его страна готова к расширению военных действий в САР, если шиитские силы будут расширять влияние у северных рубежей Израиля. Так что можно сказать, что Израиль и Саудовская Аравия оказались по одну сторону антииранских баррикад. Война в Сирии не закончена, мы по-прежнему имеем там дело с целым комплексом проблем. В зоне Идлиба тлеет террористический очаг, другая часть страны контролируется курдскими формированиями, где-то действует "Хезболла". В этой связи нам как-то нужно разряжать обстановку, искать пути деэскалации, а для этого — проводить региональные консультации. Россия ищет диалога со всеми игроками, которые могли бы повлиять на ситуацию".
Комментарии
Ближний Восток , Башар Асад , Алексей Малашенко , Биньямин Нетаньяху , Сергей Лавров , МИД , Лига арабских государств , Братья-мусульмане , Хезболла , Исламское государство , РАНХиГС , Бахрейн , Египет , Иран , Каир , Ливан , Марокко , ОАЭ , Пакистан , Саудовская Аравия , США , Турция , Эр-Рияд
Читайте также
«Ирану официально наступит конец»
185
Саудовская Аравия ответит на атаки «со всей силой»
2
Последние новости
На российскую базу Хмеймим в Сирии вновь попытались напасть боевики
СМИ: США могут направить 120 тысяч военных для противодействия Ирану
Валентину Матвиенко пригласили на 100-летие парламента Турции