Ещё

От Манбиджа до Идлиба: Россия с Ираном и Турцией ликвидируют последние «болевые точки» Сирии 

Фото: ФБА "Экономика сегодня"
Заявленные Путиным условия достижения целей урегулирования в Сирии показывают эффективную работу России и Турции в этом направлении. Об этом ФБА «Экономика сегодня» рассказал директор исследовательского центра «Ближний Восток-Кавказ» Станислав Тарасов.
"Нынешняя встреча в Сочи по межсирийскому урегулированию в астанинском формате готовилась тщательно — сложные вопросы заранее прорабатывались сразу на нескольких уровнях. Потому что несколько нерешенных вопросов остается. В первую очередь, конечно, проблема Идлиба, где Турция должна создать буферные зоны безопасности и отмежевать радикальных исламистов от умеренной оппозиции. Пока Анкаре это не удается.
Кроме того, Турция грозит начать военную операцию в районе Манбиджа, но в этом ей мешают американцы, защищающие курдов. Такие тактические вопросы решать довольно сложно. Анкара и Вашингтон стремятся заручиться поддержкой Москвы, но в курдском вопросе она по понятным причинам проявляет осторожность. Но Турция, Иран, Сирия и Россия сходятся в том, что территории под курдскую автономию отдавать нельзя", — отмечает аналитик.
Президент России Владимир Путин на встрече со своим турецким коллегой Реджепом Эрдоганом заявил: если работать активно, слаженно и искать компромиссы по ситуации в Сирии, то удастся достичь целей. «Сегодня в Сочи нам предстоит провести четвертый саммит стран-гарантов астанинского процесса. Убежден, что мы сможем придать новый импульс нормализации обстановки в Сирийской Арабской Республики — как на земле, так и в рамках политико-дипломатических усилий по налаживанию межсирийского диалога», — сказал Путин. И добавил, что Россия и Турция много сделали для этого.
"Турция стремится заручиться всеми возможными гарантиями, в том числе на переговорах в астанинском формате, что Россия не станет поддерживать территориальные претензии курдов. Для турков это де-факто вопрос безопасности. Ведь курдская автономия уже реально существует в Ираке. Если аналог появится в Сирии, то рано или поздно Турции грозит процесс федерализации.
Ведь на сегодняшний день в Турции проживает более 20 миллионов курдов — это свыше четверти населения страны. Две автономии — иракская и сирийская — будут давить на ход событий на Ближнем Востоке и предопределят борьбу за появление третьей. В наиболее радикальном варианте это выльется в гражданскую войну, в ходе которой Турция рискует потерять существенную часть территории и работоспособного населения, погрязнуть в политическом и экономическом хаосе. Чтобы это предотвратить, Анкара пытается в борьбе с курдами заручиться поддержкой России и США", — подчеркивает востоковед.
Межсирийский диалог
В сегодняшнем четвертом раунде переговоров в астанинском формате с российской стороны принимают участие глава МИД Сергей Лавров, пресс-секретарь Дмитрий Песков, помощник главы государства Юрий Ушаков, министр энергетики Александр Новак, министр обороны Сергей Шойгу, директор ФС ВТС Дмитрий Шугаев, спецпредставитель РФ по сирийскому урегулированию Александр Лаврентьев, гендиректор Росатома Алексей Лихачев, председатель правления "Газпрома" Алексей Миллер.
Турецкая сторона представлена министром иностранных дел Мевлютом Чавушоглу, министром по делам казначейства и финансов Бератом Альбайраком, министром национальной обороны республики Хулуси Акаром, также в беседе участвуют руководитель национальной разведывательной организации Турции, глава ведомства по информационно-коммуникационным технологиям, руководитель ведомства оборонной промышленности, замминистра иностранных дел Турции и пресс-секретарь президента республики.
"Переговорный процесс в Сочи будет очень непростым — это понятно заранее. Однако заметно, что этот диалог приобретает системный характер, а значит, несмотря на наличие противоречий стороны демонстрируют готовность их преодолевать и находить общий язык. И сегодняшняя встреча исключением не станет. Всех деталей мы не узнаем — прозвучат лишь общие фразы. К чему конкретно пришли стороны, нам предстоит увидеть «в поле» — непосредственно в Сирии.
Сам факт, что Россия, Иран и Турция работают достаточно устойчиво, имеет огромное значение не только для Сирии, но и влияет на ход событий в масштабах всего Ближнего Востока. Причем астанинский формат переговоров уже оттеснил женевскую площадку, где изначально предполагалось найти пути мирного урегулирования сирийского конфликта. Но это не значит, что Женева забыта.
Участники астанинских переговоров реально работают — встречаются в разных форматах, вырабатывают пути решения проблем. Однако последняя точка в этой проблеме должна быть поставлена в Женеве. Но в этом процессе будут участвовать еще и США, и Франция. А значит, выйти на этот формат будет довольно сложно — помешают и дипломатическая рутина, и политические разногласия", — заключает Станислав Тарасов.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео