Ещё

К чему может привести попытка Турции начать разведку газа и нефти в территориальных водах Кипра 

Турция начнёт разведывательное бурение углеводородов на шельфе Кипра уже в конце октября. Об этом сообщил министр энергетики и природных ресурсов республики Фатих Донмез. На данный момент у Турции есть одно буровое судно Fatih, что в переводе означает «Завоеватель». Однако разрешения на разведку официальная Никосия не давала. Накануне Еврокомиссия предостерегла Анкару от посягательства на кипрский газ. При этом сама Турция требует, чтобы все энергетические проекты в этом районе согласовывались с ней. Богатый углеводородами сектор Восточного Средиземноморья стал камнем преткновения в отношениях Анкары, Афин, Каира и Никосии. По мнению экспертов, в конфликт уже вовлечены ЕС и США. Как спор вокруг энергоресурсов отразится на обстановке в регионе, выяснял RT.
Министр энергетики и природных ресурсов Турции Фатих Донмез 9 октября заявил, что Анкара уже в текущем месяце приступит к разведывательному бурению на шельфе острова Кипр.
«Наше буровое судно «Фатих» на прошлой неделе уже прибыло на место. Будут проведены определённые тесты и подготовка, и в конце этого месяца начнётся бурение», — цитирует заявление турецкого чиновника ТАСС.
Донмез не уточнил, о каких именно участках кипрского шельфа идёт речь. С одной стороны, Турция может начать поиск газа и нефти на шельфе Северного Кипра. После греко-турецкого конфликта на острове в 1974 году эта его часть контролируется турецкими войсками и управляется правительством Турецкой Республики Северного Кипра, которую признаёт лишь Анкара.
С другой, как отмечало 5 октября Министерство иностранных дел страны, Турция не оставляет претензий на часть акватории так называемого седьмого блока к югу от Кипра. В минувшую среду Никосия пригласила компании Total, Eni и ExxonMobil к участию в разработке этого участка шельфа. Анкара же отказывается признавать договоры о проведении морской границы между Кипром и Ливаном, Кипром и Египтом, Кипром и Израилем, заключённые в 2003, 2007 и 2010 годах соответственно, по которым эти страны поделили большую часть шельфа вокруг острова Кипр.
Лакомый кусок
Открытие в 2010-х годах крупных месторождений природного газа в Восточном Средиземноморье серьёзно осложнило и без того непростые пограничные отношения Турции с Кипром и другими соседями в этом регионе.
Только газовое месторождение «Афродита», открытое на кипрском шельфе в 2011 году, обладает ресурсным потенциалом в 230 млрд кубометров. Рядом располагаются не менее крупные израильские месторождения «Левиафан» и «Тамар» и гигантское египетское месторождение «Зохр» (850 млрд кубометров). Как отмечают эксперты, Турция также стремится поучаствовать в дележе нефтегазового пирога.
«Сегодня Турция фактически противостоит в Восточном Средиземноморье консорциуму Израиля, Греции и Республики Кипр, — отметил в интервью RT эксперт Российского совета по международным делам Тимур Ахметов. — Анкара протестует против планов этих стран начать разработку газовых месторождений в территориальных водах не признанного ей Кипра, ведь тогда выгоду от добычи газа и последующей его продажи в Европу будут получать только жители южной части полуострова».
К тому же, по словам эксперта, Турция пытается «застолбить за собой некоторые участки газовых месторождений, статус которых опять же трудно установить в силу неурегулированного вопроса полуострова».
Восточное Средиземноморье — не единственная зона, где Анкара претендует на добычу углеводородов. В мае текущего года Турция объявила о проведении масштабных геологоразведочных работ на востоке страны — на границе с Ираком.
Заведующий сектором исследований Европейского союза Института мировой экономики и международных отношений РАН Юрий Квашнин отметил в интервью RT, что «в первую очередь проблема кипрского шельфа — это проблема отношений между признанной большинством стран мира Республикой Кипр и Турецкой Республикой Северного Кипра, которая признаётся только соседней Турцией».
Безуспешность дипломатии
Анкара с 2011 года заявляла, что делёж Восточного Средиземноморья без учёта её претензий и мнения турецкой общины Кипра противоречит международному праву, и угрожала защитить свои интересы силой.
Летом 2017 года провалились переговоры между греческой и турецкой общинами Кипра: проблема добычи углеводородов была одним из краеугольных вопросов, которые сторонам так и не удалось решить.
В конце 2017-го Турция купила построенное в 2011 году в Южной Корее буровое судно Deep Sea Metro II. Корабль турецкие власти тут же переименовали в «Фатих» (тур. «Завоеватель»), в честь султана Мехмеда Фатиха, захватившего в 1453 году Константинополь. Анкара анонсировала также, что в ближайшее время введёт в строй второе судно геологоразведки.
«Турция, с учётом безуспешности её дипломатических протестов, вынуждена отстаивать свою позицию уже реальными делами, — отмечает Ахметов. — Главную угрозу региону, конечно же, представляет вероятность сползания кризиса в военное противостояние».
В феврале 2018 года турецкие военные корабли заставили буровое судно Saipem 12000 итальянского нефтегазового гиганта Eni покинуть прибрежные воды Кипра. Позже, в июле 2018 года, власти Турецкой Республики Северного Кипра в ответ на обвинения президента Кипра Никоса Анастасиадиса в том, что Турция «под различными предлогами вмешивается и посягает на суверенные права республики», объявили, что готовы в одностороннем порядке начать эксплуатацию своей экономической зоны.
По мнению Ахметова, Турция даёт понять региональным игрокам, что готова применять и свой военный потенциал, о чём свидетельствует государственная программа развития военно-морского флота страны.
Однако Юрий Квашнин не верит в возможность военного решения проблемы из-за того, что Турция и традиционно поддерживающая Кипр Греция являются членами одного военно-политического блока — НАТО.
Первого октября, в 58-ю годовщину провозглашения независимости Кипра, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган предостерёг кипрские власти от попыток эксплуатации шельфа без согласия Анкары.
«Те, кто пытаются игнорировать нас в этом регионе, ставят под угрозу свои собственные активы», — подчеркнул Эрдоган, выступая на открытии осенней сессии парламента страны.
Внешние интересы
Между тем США и ЕС встали на сторону Кипра. Так, 4 октября посол Соединённых Штатов на Кипре Джудит Гарбер заявила, что США «поддерживают права Республики Кипр добывать углеводороды в эксклюзивной экономической зоне». В свою очередь, 8 октября пресс-секретарь главы Еврокомиссии Маргаритис Шинас призвал Турцию «уважать суверенное право Кипра исследовать и использовать свои природные ресурсы в соответствии с международным правом и правом ЕС».
Как считает Юрий Квашнин, попытки Анкары начать бурить кипрский шельф осложнят отношения между Турцией и Грецией как страной, защищающей греков-киприотов, а также скажутся на отношениях Турции с ЕС и Соединёнными Штатами Америки.
Как отмечает Тимур Ахметов, «Кипр явно чувствует поддержку ЕС». Причина этого — в стремлении Еврокомиссии скорее получить альтернативы поставкам газа из России. Ранее Еврокомиссия поддержала проект Восточно-Средиземноморского газопровода, который в мае 2018-го согласовали Израиль, Кипр и Греция. Предполагается, что в рамках этого проекта возможна переброска газовых ресурсов Восточного Средиземноморья через Грецию в Европу.
19 сентября Кипр и Египет подписали соглашение о строительстве газопровода по дну Средиземного моря из Кипра в Египет. Он должен помочь загрузить египетские СПГ-терминалы Идку и Дамиетта, откуда сжиженный газ планируется отправлять также в страны ЕС. Турецкие власти Северного Кипра выступили категорически против этих проектов.
«Турция не видит возможности использовать отношения с ЕС для решения вопроса газа в прибрежных водах из-за отсутствия доверия к ЕС как непредвзятому посреднику», — отмечает Ахметов.
В этих условиях, по словам экспертов, для Анкары главное — не остаться в одиночестве. Как подчёркивает Квашнин, газ, который Турция когда-либо добудет на кипрском шельфе, она вряд ли сможет направить куда-либо, кроме своего внутреннего рынка.
«Турция всегда может сыграть на опережение и пойти на заключение договоров с Россией по разработке газовых месторождений, — считает Ахметов. — В любом случае главная задача Турции — не остаться в изоляции, поэтому серьёзного осложнения отношений с США и ЕС вряд ли стоит ожидать».
В свою очередь, Квашнин скептически относится к успешности возможных попыток втянуть Москву спор вокруг кипрского шельфа.
«России в этой ситуации следует занимать максимально отстранённую позицию, — утверждает эксперт. — Республика Кипр — одно из немногих государств Европы, с которым у нас хорошие политические отношения. Существуют и тесные экономические контакты, многие российские компании ведут бизнес через Кипр. Поэтому Россия не будет рисковать отношениями с этим государством. С другой стороны, для России важно не ссориться с Турцией».
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео