Ещё

«Любая религия — это мир». В Сирии ждут российских журналистов 

Фото: АиФ Югра
Чем Югра похожа на Сирию? В чем сила и слабость России? Как предотвратить распространение в молодежной среде идеологии терроризма и радикальные взгляды? На эти вопросы отвечает Верховный муфтий Сирии Ахмад Бадр эд-Дин Хассун, посетивший недавно Сургут.
Чужая боль как своя
Михаил Александров, АиФ-Югра: Уважаемый муфтий, вы в первый раз в Сибири. Каковы ваши впечатления? Сбылись ли ожидания?
Ахмад Бадр эд-Дин Хассун: Во имя Всевышнего, я очень рад оказаться здесь. Ваш регион очень человечный, очень красивый, и в нем живут высокоморальные люди! Спасибо вам большое за столь теплый прием, оказанный мне и моим спутникам.
В первую очередь я приехал поблагодарить российский народ, руководителей вашей страны. Потому что вы с первых дней кризиса в Сирии были с нами. Россия предотвратила разрушение нашей страны, начавшееся извне, иначе бы нас постигла участь Ливии и Йемена. И для нас это очень ценно.
Делегация Югры первой из российских регионов приехала к нам. Губернатор Наталья Комарова привезла гуманитарную помощь и подарки для сирийских детей. И мы узнали, что люди в вашем регионе, который находится в далекой Сибири, вместе с нами проливали слезы, почувствовали боль нашего народа. Мы знаем, что ваш регион богат нефтью. Но еще больше он богат любовью людей, и эта любовь дошла до нас!
Террор и экстремизм не пройдут!
— Наш округ многонациональный, многоконфессиональный. Насколько, по-вашему, велики риски появления здесь радикальных течений?
— Ханты-Мансийский автономный округ и Сирия очень похожи. И у вас, и у нас проживают представители многих народов, вероисповеданий. И, конечно, есть риск, что беда, которая случилась с Сирией, может распространиться по всему миру. Некоторые силы Запада привлекают молодежь, в том числе и из России, стран СНГ, для участия в вооруженных незаконных формированиях. Мы в Сирии видели террористов из Чечни, Дагестана, Туркменистана, Китая, Франции, Австралии, Германии и даже Коморских островов. И все они приехали в нашу страну, чтобы создать «Религиозное государство» (подразумевается «Исламское государство», организация, запрещенная в России — прим.ред). Это словосочетание — одно из самых опасных, потому что нельзя формировать государства, основанные не на принципах человечности и морали. А та молодежь, которая воевала на стороне незаконных вооруженных формирований, может уехать с Ближнего Востока через Турцию в самые разные страны мира и распространять там радикальные взгляды.
Я в Москве встречался с патриархом РПЦ Кириллом, председателем Совета муфтиев России Равилем Гайнутдиновым, в Югре — с муфтием Тагир-хазрат Саматовым, председателем Духовного управления мусульман Югры, Митрополитом Ханты-Мансийским и Сургутским Павлом. Мы говорили об одном: надо противодействовать терроризму и для этого вести конструктивный диалог между конфессиями.
Государство — это закон
— Как вы общаетесь с молодежью? Какие даете им наставления, чтобы привить им правильное мировоззрение, обезопасить от радикальных и экстремистских воззрений? Какие у вас впечатления от встреч с югорчанами?
— Многонациональность и многоконфессиональность России — это ее сила, ее самое большое богатство. А Югра — это пример того, как устроена жизнь в вашей стране. Здесь живут в мире и согласии представители многих народов. И не потому, что их объединила нефть. Они пришли сюда, чтобы, добывая «черное золото», строить Россию будущего, чтобы сохранять мир и нести его другим странам и народам. И главная задача нас, религиозных деятелей, — предотвращать распространение среди молодежи таких идей, которые мешают мирной жизни.
Ни одна религия с помощью силы не навязывает себя людям! Напротив, любая религия призывает к диалогу. И средства массовой информации, высшие учебные заведения, спортивные, культурные и религиозные организации должны вовлекать молодых людей в конструктивный разговор, свободный обмен мнениями. В противовес тем силам, которые призывают вести религиозные войны под лозунгами «Убивайте тех, кто на вас не похож!».
Важные встречи у меня прошли в Сургуте, где я общался со студентами. Особенно запомнилась проповедь в городской мечети. Многие молодые люди подходили ко мне с благодарностью после этой проповеди. У некоторых из них были слезы радости на глазах. Они услышали важную мысль, которую я стремился до них донести: человек не может быть мусульманином, если он не распространяет мир. Человек не может быть христианином, если он не верит в то, что Бог — это любовь. Человек не может быть атеистом, если он не уважает в полной мере своих братьев и сестер. Главное: объяснить людям, что любая религия — это мир, а не война. А те, кто ради религии их призывает к войне, хотят их поработить, использовать в личных целях.
Главная миссия любого государства — дать человеку возможность быть тем, кем он хочет: мусульманином, хрис-тианином, иудеем или атеис-том, сделать так, чтобы люди различных национальностей и вероисповеданий жили в мире и согласии друг с другом. Поэтому нельзя говорить о таком понятии как, например, «Исламское государство», «Христианское государство», «Иудейское государство». Государство не относится к религии. Государство в первую очередь — это закон.
Цена мира
— Россия сегодня — вполне благополучное государство на фоне тех угроз, о которых мы с вами говорим. Светская, мирная страна. Такой когда-то была и Сирия. Как же получилось, что сегодня там война, а в умах людей — радикальные идеи?
— Война началась не внутри нашей страны. Ее развязали силы извне. Так, одно из арабских государств в Персидском заливе выделило на разрушение и разделение Сирии 300 миллиардов долларов. НАТО несет ответственность за конфликт в нашей стране.
Многие средства массовой информации распространили лживые заявления о том, что у нас притесняют мусульман. И в Сирию приехали тысячи людей, которые поверили в эту ложь, поверили в то, что наша армия убивает сирийский народ. Три года мы сражались одни, пока ваша страна не пришла на помощь. Когда Россия вмешалась в ситуацию и оказалась внут-ри Сирии, западные страны остановились на ее границах. И стали поддерживать деньгами и оружием представителей незаконных вооруженных формирований.
Поэтому я призываю сотрудников ваших СМИ приехать в Сирию, чтобы они своими глазами увидели, как и губернатор Югры Наталья Комарова, что жизнь у нас возвращается в мирное русло. И вы поймете, что западные СМИ — самые лживые СМИ.
— Уважаемый муфтий, кто все-таки в большей степени несет ответственность за умы молодых людей? Светские власти или духовные лидеры?
— В первую очередь, на мировоззрение молодых людей влияют политические организации. Во вторую очередь, СМИ, потому что они зависят от политической ситуации. И только на третьем месте — духовенство. Поскольку многие религиозные организации как бы «живут прошлым» и не могут строить «настоящее». Поэтому, как я уже говорил, наша главная задача — идти к молодежи, не ждать, пока она сама обратится в нашу сторону. Мы, политические и религиозные деятели, ученые, журналисты, должны быть искренними с теми, с кем общаемся, и доверять друг другу. Мы можем исповедовать разные взгляды. Но между нами должен быть мир.
Я очень был рад побывать на югорской земле, в мечетях и церквях. Но люди, с которыми я общался, порадовали меня больше. Я здесь увидел всю Россию!
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео