Свободная пресса 6 сентября 2018

Чем закончится для Эрдогана шантаж США дружбой с Кремлем

Фото: Свободная пресса
Прогноз Центра BESA No. 938, 3 сентября 2018 года
Говоря официальным языком, Турция и США — союзники по НАТО и стратегические партнеры. Но в настоящее время отношения между ними это что-угодно, только не союз и не партнерство. Перемены произошли не в одночасье.
В 1964 году президент США Линдон Джонсон предупредил Турцию о том, чтобы она не принимала необдуманных военных мер, если таковые она планировала в отношении Кипра. Знаменитое «письмо Джонсона» побудило турецкого премьер-министра Исмета Инёню созвать чрезвычайное заседание кабинета министров. Это была первая серьёзная трещина в отношениях между Америкой и ее юго-восточным европейским союзником — страной, которая охраняла часть границы Запада с Советами. Письмо Джонсона стало также первым инцидентом, который поджёг (в основном, среди левых сил) анти-американизм в Турции.
Предупреждение президента Джонсона, может быть, и сыграло свою роль в том, что турецкие военные оставались в своих казармах в то время, когда межобщинная распря на Кипре все усиливалась. Но в 1974 году турецкая армия вторглась в северную треть острова в ответ на недолговечный переворот, имевший своей целью присоединение Кипра к Греции. В 1975-м конгресс США — вопреки возражениям администрации (Джеральда — С. Д.) Форда — ввел эмбарго на поставки вооружений Турции после того, как Анкара отказалась оставить ту территорию, которую она захватила годом ранее.
Сорок три года спустя конгресс запретил поставки Турции малозаметных многофункциональных истребителей-бомбардировщиков F-35 после того, как и палата представителей, и сенат согласовали компромиссный текст законопроекта об оборонных расходах. Две палаты пришли к согласию о том, чтобы запретить поставки Турции любого количества F-35 до тех пор, пока Пентагон не предоставит такой план, в котором будет дана оценка того, какое влияние окажет исключение Турции из программы «Единый ударный истребитель», участником которой она является (оценка должна быть предоставлена в течение 90 дней после вступления закона в силу).
Но сегодня не 1964-й и не 1975-й. Во-первых, в 1960-е и 1970-е годы настроения в турецком общественном сознании были, в основном, проамериканскими (и антисоветскими), а антиамериканизм был чертой, характерной для ультралевых. Однако, в 2017-м, согласно данным исследовательского центра Pew Research Center, 79% опрошенных турок ответили, что у них неблагоприятное мнение о США. Для сравнения, медианное негативное отношение составляет 39%. Антиамериканизм в Турции сильнее, чем в Венесуэле, Ливане, Тунисе, Индонезии и даже России.
Во-вторых, предыдущие турецко-американские кризисы были вызваны, главным образом, какой-то одной проблемой в то время, как нынешний кризис многомерен, а потому его намного труднее разрешить.
Проблемы, портящие отношения, включают в себя следующие:
Турки обвинили администрацию Трампа — так же, как до того администрацию Обамы — в том, что США вооружают и поддерживают «курдских террористов» в Северной Сирии. Те, кто для Турции «террористы», служат в качестве основной наземной силы в борьбе США против «Исламского государства» *. В начале этого года Анкара и Вашингтон пришли к компромиссной формуле относительно сирийских курдов и контроля над одним из ключевых сирийских городов — Мабиджем. Но в долгосрочной перспективе эта сделка выглядит хрупкой. Анкара ставит в вину американской администрации предоставление убежища Фетхуллаху Гюлену, ссыльному религиозному деятелю и предполагаемому вдохновителю, организатору и руководителю провалившегося государственного переворота, имевшего место в июле 2016 года. Упорно игнорируя предупреждения Запада и НАТО президент Реджеп Тайип Эрдоган, кажется, решительно настроен разместить на турецкой земле противовоздушные и противоракетные системы С-400 российского производства. Турция, таким образом, станет первой страной НАТО, разместившей систему С-400. Как постоянно повторяет Вашингтон, установки С-400 подвергнут военные средства НАТО, в особенности F-35, риску быть обнаруженными российскими системами наблюдения. В закрытом режиме Анкара обсуждает приобретение и иных видов российского вооружения. В отношении турецкого государственного кредитно-финансового учреждения, Türkiye Halk Bankası AŞ (Halkbank), в южном округе штате Нью-Йорк ведется следствие в связи с обвинениями в содействии Ирану в уклонении от санкций. Заместитель генерального управляющего банка, Хакан Атилла, на основании этих обвинений был по решению суда помещен в тюрьму. По мнению наблюдателей, по результатам этого следствия Halkbank, вероятнее всего, будет подвергнут штрафам. В мае президент Трамп заявил, что США выходят из международного соглашения по иранской ядерной программе и вновь введут санкции против Тегерана. Американская администрация также выразила угрозы в адрес других стран, если те не прекратят импорт нефти из Ирана [по данным на первый квартал 2018 года и несмотря на 20%-ное сокращение, Иран остается крупнейшим поставщиком нефти в Турцию]. 24 июля турецкий министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу сказал, что Турция не будет выполнять американские санкции в отношении Ирана. Ранее Анкара передала аналогичное послание находившейся в Турции с визитом делегации министерства финансов США. А 25 июля Эрдоган назвал Иран «соседом и стратегическим партнером». В центре американо-турецкого дипломатического кризиса находится пастор Эндрю Брансон, гражданин США, который проживает в г. Измир последние 23 года. Правительство Эрдогана арестовало Брансона в 2016 году и предъявило ему обвинения в шпионаже и в участии в попытке свержения государственной власти. Деятельность Брансона турецкими правоприменительными органами была увязана и с Гюленом, и с курдскими боевиками, что является необычной двойственной миссией. После того, как Брансон провел полтора года в тюрьме, его выпустили и поместили под домашний арест. Но для Вашингтона этого было слишком мало и слишком поздно. Дело пастора Брансона — наиболее яркий пример того, что некоторые называют турецкой «дипломатией заложников». Турция задержала 20 американских граждан, включая Брансона и троих сотрудников американских консульств в Турции.
Темп дипломатической перестрелки между двумя странами повысился. Президент Трамп выразил угрозу «больших санкций» в отношении Турции, на что турецкий министр иностранных дел Чавушоглу ответил: «Мы никогда ни от кого не потерпим угроз». США ввели санкции против двух турецких министров — внутренних дел и юстиции, — заморозив их счета в банках США. Это стало совершенно пустой мерой, поскольку этих счетов не существует. 4 августа Эрдоган отдал приказ ввести ответные санкции против аналогичных турецким американских министров, подняв уровень эскалации дипломатической ссоры. (У американцев тоже нет банковских счетов в Турции.)
Эрдоган, только что вышедший победителем на очень важных президентских выборах 24 июня, продолжает подыгрывать ксенофобским и, особенно, антиамериканским настроениям в Турции. «Те, кто думает, что они могут нелепыми санкциями заставить Турцию отступиться, никогда не знали ни эту страну, ни эту нацию», — сказал он, — «Мы никогда не склоняли голову в результате такого давления и никогда не сделаем этого».
Эрдоган, обычно действующий как мастер конфронтационной политики, до настоящего момента тщательно избегал персональной словесной дуэли с Трампом. Вместо этого он старается разжигать воображаемые противоречия внутри администрации США. В одной из речей Эрдоган сказал, что Трампа «обманывают», и назвал санкции США имперским заговором. Чтобы доказать свою точку зрения он прибег к знакомой риторике: «Это проявление всего лишь евангелистского и сионистского подхода».
До настоящего момента единственным выгодополучателем от американо-турецкого спора была Москва (и, в меньшей степени, Пекин). Эта ссора не приведет к войне между двумя самыми крупными армиями НАТО, но она вытолкнет Турцию еще дальше в не-западную орбиту. Что же делать?
Существуют идеологические и геостратегические пределы аппетитов Турции двигаться в не-натовском направлении. В евразийском блоке Турция просто не является желанным союзником, представляя собой разве что случайную ценность в качестве орудия, с помощью которого можно разделить тот западный альянс, к которому она, теоретически, принадлежит. Западный импульс действовать в отношении Турции мягкими средствами с тем, чтобы не оттолкнуть ее еще больше в сторону Евразии, неразумен.
Администрация США не должна повторить тех ошибок, которые сделал Западный блок за то время, что Эрдоган находится у власти с 2002 года. Мягкое отношение к Турции не привязало ее к Западу. Наоборот, это поощрило Эрдогана к злоупотреблению «неудобством» Турции и превратило Анкару в «партнера с неполным рабочим днем», у которого развился сильный вкус к шантажу.
Автор: — Burak Bekdil — колумнист, проживающий в Анкаре. Регулярно пишет для издания Gatestone Institute and Defense News, сотрудничает с Middle East Forum. Он — основатель и редактор исследовательской организации Sigma (Анкара).
Прогнозные документы Центра BESA публикуются благодаря щедрости семьи Г -рега Россхандлера.
Источник
Перевод Сергея Духанова
Новости политики: Посольство РФ в США прокомментировало «Крымскую декларацию» Помпео
* «Исламское государство» (ИГИЛ) — террористическая группировка, деятельность которой на территории России запрещена решением Верховного суда РФ от 29.12.2014 г.
Комментарии
Ближний Восток , Эндрю Брансон , Фетхуллах Гюлен , Реджеп Эрдоган , Линдон Джонсон , Мевлют Чавушоглу , Сергей Духанов , Казначейство США , Пентагон , Исламское государство , Администрация США , НАТО , Анкара , Венесуэла , Греция , Индонезия , Кипр , Ливан , США , Тунис , Турция
Читайте также
Эрдоган: турецкую армию нельзя сломить
1
Нетаньяху прокомментировал авиаудар по Сирии
12
Последние новости
В США задержали журналистку из Ирана
В России предотвратили 20 терактов в 2018 году
Сирия закупила у России сотни тысяч тонн пшеницы