Ещё

Османский гамбит 

Фото: 360tv.ru
Большинство турецких граждан, а именно 51,4% человек, принявших участие в голосовании в референдуме по конституционным правкам еще 16 апреля прошлого года, согласилось с тем, что Турецкая Республика избирается президентскую форму правления, таким образом принципиально меняя политический ландшафт в стране.
Выборы президента, состоявшиеся уже 24 июня этого года и «ратифицировавшие» на высшем посту Реджепа Тайипа Эрдогана на ближайшие пять лет, окончательно утвердили результаты референдума. Пять лет впереди, а потом, в случае еще одной победы на очередных выборах, вторая пятилетка власти останется в крепких руках одного из самых заметных и решительных политиков мира.
Новая трактовка конституции расширяет права президента до пределов почти императорских очень состоятельной, в достаточной мере, развитой экономически и могущественной в военном смысле державы.
Выборы изначально были назначены на ноябрь следующего года, но Эрдоган и националистическая партия настояли на досрочных выборах из угадываемого опасения, что к концу 19-го года рейтинг действующего президента будет слишком низким, чтобы реализовать решения референдума апреля 16-го года. При этом, настоявшая на досрочных президентских выборах националистическая партия получила в парламентских выборах всего 11,1%, а правящая партия Справедливости и Развития — 42,4%. Однако политическая коалиция, в которую входят обе партии, получила уверенное большинство мест в парламенте страны.
Теперь только президент Эрдоган вправе назначать вице-президентов и министров. Вся экономика страны, внешняя и внутренняя политика, армия, спецслужбы, сильнейшая в мире полиция находятся в руках президента, как минимум на пять ближайших лет, а при положительном развитии для Эрдогана событиях — на целых 10. А дальше, если выборы вновь пройдут досрочно, он получит право еще на один, как минимум, президентский срок. Увеличилось число депутатов, причем, в пользу правящей партии, а возрастной ценз голосующих расширился опять же в пользу Эрдогана — за счет поколения молодых людей, видящих в нем единственно достойного их собственным амбициям наследников османской империи сильного политика. Оценки политических реалий у 18-летних, как стало теперь, во многом отличаются от более квалифицированных, с точки зрения жизненного опыта, оценок 25-летних, как было до решения референдума. Что и требовалось доказать.
По существу, это уже другая страна, ближе к понятию «Османская Империя», чем была последние столетия. Россия, с 1701 года, когда впервые были установлены дипломатические отношения с Турцией, неоднократно оказывалась в противоположном враждебном лагере с переменным успехом, как правило все же, в пользу России. Нет смысла делать в этой статье исторический экскурс наших взаимоотношений, очень широкий, но и хорошо известный практически каждому, однако все же не лишне было бы напомнить, что «Карибский кризис» развернулся формально как раз из-за того, что на территории Турции (рядом с Измиром) США разместили 15 ракет средней дальности, угрожавших даже Москве по дальности поражения. Как видно, Турция всегда играла довольно двусмысленную роль в отношениях со своим территориальным соседом — с Российской империей, затем с СССР, а теперь и с современной Российской Федерацией. Это чрезвычайно пикантный, с точки зрения высшей политики, вопрос.
Несмотря на то, что Турция продолжает удерживать лидирующие позиции в экономиках стран Малой и Передней Азии, ее положение в этом смысле стало сложнее из-за политических проблем, вызванных неофициальным коалиционным участием в продолжительной сирийской войне в блоке с Россией, Ираном и объявленной террористической организацией (Израилем, США и ЕС), эффективным, с точки зрения военных и международных полицейских оценок, движением Хезболла.
Поэтому Эрдоган поспешил с выборами, согласившись с их внеочередным раутом, что было положительно оценено не только его сторонниками в самой Турции, но и среди нынешних партнеров по международной политике.
Несмотря на целый ряд довольно серьезных противоречий в отношениях с Брюсселем и с США, Эрдогана поздравили с победой (52,59%) и американцы, и европейцы (немцы, англичане и греки), и руководство НАТО, и Россия.
Тем не менее, Турция представляет собой уникальный случай, когда одна из ключевых в регионе стран, хорошо вооруженная и с мощным экономическим потенциалом, деятельный член НАТО, постоянно вступает в противоречивые отношения с США, и не только в связи с тем, что находится в жестоком, непримиримом противостоянии с курдами, поддерживаемыми Западом, но и потому, что у нее в руках «золотой ключ» от Черноморской акватории. А это, последнее, крайне важно для России, потому что именно турецкие власти решают, насколько надежен пропуск русских военных кораблей в Средиземноморье, а также ими же, турецким ПВО, контролируется и широчайшее воздушное пространство.
Трудно не согласиться с тем, что эти и очень многие другие важные причины политической шахматной партии, в которой Турция постоянно выступает в своих дерзких политических дебютах, Эрдоган всегда может разыграть свой собственный «Османский гамбит», пожертвовав на флангах второстепенными фигурами ради «ключевой» позиции в центре черноморского и средиземноморского пространства.
Крупнейшие нефтяные залежи, расположенные на территории неофициально, но фактически, контролируемой курдами, по мнению очень многих экспертов, являются одной из стержневых причин (далеко не единственной, разумеется!) не унимающихся военных действий в Сирии, граничащей с Турцией. В случае разработок нефтяных сокровищ региона мировые цены на нефть могут прийти в такое состояние, что пересмотру будет подвергнута вся планетарная энергетическая система. А это приведет к опаснейшему обострению отношений между ведущими мировыми державами и транснациональными корпорациями, контролирующими рынок нефти и газа. Поэтому в том, чтобы решительный и упрямый политик Эрдоган как можно дольше находился у власти и контролировал бы «неразрешенность» курдской политической и условно-территориальной проблемы, заинтересованы даже жесткие соперники по сирийской проблеме. Отсюда и поздравления в адрес первого в новом качестве президента Эрдогана от этих самых соперников с одинаковой, думаю, искренностью.
К тому же, Турция из-за ее позиции по Кипру, и в связи с особой точкой зрения Франции, не может вступить в ЕС. А это, несомненно, работает на развитие отношений между Россией и Турцией, как в предоставлении турецким товарам и технологическим услугам широкого русского рынка, так и успех в уже ставшим очевидным газпромовском проекте «Турецкий поток». К нему, скорее всего, примкнут и болгары, как балканское важное диспетчерское звено с ЕС-статусом. Очень эффективная конфигурация, которая не потеряет актуальности на весь президентский срок Эрдогана, и на последующий, если он когда-нибудь состоится, а, возможно, и в отдаленном будущем.
А пока вновь избранный президент вновь значительно проредил чиновничий, военный и полицейские аппараты, решительно избавившись от тех, кто, скорее всего, предпочитал ему оппонентов. Его критики утверждают, что такие решительные действия не столько сдерживают, сколько загоняют вглубь внутренние политические проблемы Турции, страны, умеющей затаиться и терпеть.
Андрей Бинев, журналист, аналитик
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео