Ещё

Россия взяла на себя роль мирового антижандарма 

Россия взяла на себя роль мирового антижандарма
Фото: Деловая газета "Взгляд"
Подоплека признания и  со стороны проста. Это проявление благодарности Асада за оказанную ему помощь. помогает многим странам мира, но немногие готовы признать Сухум и Цхинвал независимыми столицами, а  — российской территорией. Должна ли  активно давить на своих союзников, чтобы ускорить этот процесс?
Сирийская Арабская Республика официально заявила о признании независимости республик Абхазия и Южная Осетия. Два этих расположенных на постгрузинском пространстве государства де-факто приобрели независимость в начале 90-х годов после вооруженных конфликтов с .
Вплоть до 2008 года Россия как и большинство стран мира не признала независимость этих республик. Однако после нападения на Южную Осетию, сопровождавшегося убийством российских миротворцев, Москва сперва провела спецоперацию, в ходе которой грузинские войска были отброшены из республики, а затем признала независимость как Цхинвала, так и Сухума.
Россия с самых первых дней не требовала от своих союзников признания республик. Поэтому до недавнего времени независимость Абхазии и Южной Осетии была признана помимо России, лишь , , а также карликовыми островными государствами , и . Причем последние два позднее отозвали свои решения о признании.
Грузия, естественно, выразила возмущение этим решением. «Режим , признав независимость двух исторических регионов Грузии, грубо нарушил нормы международного права», — написал у себя в «Твиттере» министр иностранных дел этой страны Михаил Джанелидзе. Грузии также начал процедуру расторжения дипломатических отношений с Сирией.
Тбилиси в своем праве — аналогичным образом ведет себя со странами, признающими Тайвань отдельным государством. И это не мешает большинству государств иметь взаимовыгодные экономические отношения как с Пекином, так и с Тайбэем.
Подоплека решения Башара Асада проста — это жест благодарности по отношению к России за оказанную помощь. Отметим, что Россия помогает многим странам мира, пусть большинству — экономически, а не военной силой, как Сирии. Однако признавать Абхазию и Южную Осетию независимыми, как и Крым — частью России большинство из них отнюдь не спешат. Как, с другой стороны, не торопятся и присоединиться к антикрымским санкциям , и .
Отметим, что число стран, официально признавших Крым частью России, отличается незначительно от числа признавших Абхазию и Южную Осетию независимыми.
В октябре прошлого года кандидат в президенты заявила, что «вхождение Крыма в Россию не признала буквально ни одна мировая держава, даже ». Ксению тогда неожиданно разоблачил проект «Фактограф», созданный финансируемыми пропагандистскими изданиями «Радио Свобода» и «Голос Америки».
По данным «Фактографа», вхождение Крыма в состав Российской Федерации официально признали , , Никарагуа, и Сирия. Неофициально — , Венесуэла, , , , и . Кроме того, президент Белоруссии на вопрос о позиции его страны по Крыму еще в 2014 году заявил: «Фактическое положение дел таково, это безотносительно того, принимаю я это или не принимаю, нравится мне это или нет… де-факто это территория России».
Следует ли России активнее давить на своих союзников, чтобы количество признавших Абхазию и Южную Осетию стран можно было пересчитать, используя пальцы хотя бы двух рук? Или этого делать не нужно? И нужно ли давить на них по поводу признания Крыма. Главный редактор телеканала RT  считает, что можно и нужно.
«Мы вообще должны спасать только те страны, которые: признают российский Крым, признают все, что признаем мы, осуждают и не поддерживают санкции против нас.
И это как минимум. Потому что хватит», — написала она во вроде бы запрещенный на территории Российской Федерации Telegram.
Логика, в целом, понятная и объяснимая. США и Евросоюз активно давили на своих союзников в вопросе признания Косово и в результате на текущий момент эту насильственно отторгнутую у  территорию признают независимым государством 111 стран мира, то есть больше половины. Для вступления в  этого недостаточно — там нужно более двух третей, плюс признание всего Совбеза, а Россия и Китай — против. Но для того, чтобы чувствовать себя относительно уверенно — вполне.
С другой стороны, не очень понятно, что изменится от того, что количество стран, признающих Абхазию и Южную Осетию независимыми, а Крым — российским увеличится пусть не 23 раза (чтоб перегнать Косово), а хотя бы в пару раз?
Давление и ультиматумы — это не стиль политики России. Москва выбирает равноправные переговоры вплоть до самого последнего момента, когда силового решения уже избежать невозможно — как это было в 2008 году в Южной Осетии.
Приднестровье — де-факто состоявшееся государство со своей валютой и гораздо более развитой экономикой, нежели в Абхазии и Южной Осетии вместе взятых. Но Россия продолжает признавать не существующую в реальности уже более четверти века «единую ». Потому что, несмотря на отдельные шероховатости, выстроил относительно добрососедские отношения со своим бывшим регионом. Совершенно непонятно, почему Россия терпит регулярные депортации российских журналистов и политологов из Молдавии, но это уже другой вопрос. Хотя и эта кажущаяся многим чрезмерной мягкость — очередное подтверждение приверженности Москвы к языку переговоров, а не давления.
Поэтому крайне маловероятно, что Россия в обозримом будущем будет обуславливать свою поддержку признанием нашей позиции по Абхазии, Южной Осетии и Крыму.
В мире уже есть один «мировой жандарм» — это США. Россия, напротив, выступает за многополярность и разнообразие мнений. Если какая-то страна из благодарности или из желания выразить солидарность признает Крым российским, а Абхазию и Южную Осетию — не грузинскими — спасибо большое. Не признает — ничего страшного, у всех свои недостатки, как говорил герой фильма «В джазе только девушки».
А давить — «это не наши методы, Шурик», если цитировать уже советскую киноклассику.
Чудо на кладбище: младенец провел под землей трое суток
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео