ИноСМИ 10 апреля 2018

Асад знает, что именно сойдет ему с рук

Фото: ИноСМИ
Год назад Соединенные Штаты запустили 59 ракет «Томагавк» по сирийской авиабазе в ответ на применение президентом Башаром аль-Асадом химического оружия против собственного населения. Прошел год, и Асад, по всей видимости, снова применил отравляющее вещество в осажденном пригороде Дамаска, убив десятки человек.
Решит ли президент Трамп снова, что применение химического оружия нетерпимо? Ответит ли он еще раз ракетным ударом? Возможно. Но это не имеет никакого значения. Если говорить о Сирии, то Вашингтон там ведет себя непоследовательно, а в конечном итоге, незаинтересованно. И Асад об этом знает. А еще он знает о том, что пока нет продолжительных и сосредоточенных военных действий США, его режим сможет жить и здравствовать. Он редко ставит себя под реальную угрозу. Долгие годы Асад тщательно балансирует, сочетая агрессию и жестокость со стратегическим терпением. Это помогает ему в отношениях с США и наверняка поможет снова в ходе последнего кризиса.
Асад внимательно прислушивается к сигналам из Вашингтона и понимает, каковы устремления и озабоченности США на Ближнем Востоке. И то, что он наблюдает в последнее время, ему явно по душе.
За неделю до химической атаки Асад услышал, как президент Трамп объявил, что американские войска «очень скоро» уйдут из Сирии, и пусть тогда сирийские проблемы решает кто-то другой. За несколько недель до этого госсекретарь Рекс Тиллерсон заявил, что Соединенные Штаты будут оставаться в Сирии неопределенно долго, и что их цель — ни больше, ни меньше — это смещение Асада. А потом Тиллерсона уволили.
В условиях такого хаоса, противоречий и непоследовательности Асад вполне естественно чувствует уверенность в себе и применяет химическое оружие. Наверное, ему кажется, что он сможет пережить и переждать ограниченные удары нашего противоречивого президента. Он уверен в этом, так как на протяжении нескольких лет жизнь убеждала его, что Соединенным Штатам не достает желания и твердости, для того, чтобы призвать его к ответу за многочисленные злодеяния. А это значит, что он может периодически совершать крайне агрессивные действия, после которых мировое сообщество неизбежно выступает с гневными протестами и осуществляет ограниченные ответные действия, эффект от которых невелик.
Ключевое средство выживания Асада — переждать своих нерешительных врагов.
В 2003 году он видел, как Соединенные Штаты вторглись в соседний Ирак и вытащили его грозного диктатора из какой-то норы в земле. На какое-то время Асад встревожился, посчитав, что он станет следующим. Но вместо того, чтобы успокоить американцев, отказавшись от поддержки террористических группировок и от альянса с Ираном, он решил выждать, пока Соединенные Штаты не истощат свои силы в Ираке. (Он способствовал этому, направляя туда экстремистов.) Естественно, Соединенные Штаты не только пощадили Асада, но и ушли из Ирака, вернувшись домой.
В 2005 году в Бейруте убили ливанского президента Рафика Харири. Подозрение пало на сирийский режим и его союзников из «Хезболлы». Соединенные Штаты в ответ усилили дипломатическое давление и со временем вынудили правительство Асада прекратить длившуюся 29 лет оккупацию Ливана. Но Асад не был обескуражен.
Его правительство снова внедрилось в Ливан через разведчиков, завербованных агентов и местных союзников. Асад знал, что Соединенные Штаты устали от Ближнего Востока, потому что иракская война пошла не так, как надо. Поэтому вместо того, чтобы прекратить свое вмешательство в ливанские дела, он начал постепенно усиливать его. Расследовавший убийство Харири международный трибунал переключил свое внимание с сирийского режима на отдельных членов «Хезболлы».
Довольно скоро сын Харири Саад, ставший новым премьер-министром, проглотил чувство собственного достоинства и посетил Асада в Дамаске. Он был не единственным бывшим врагом, приехавшим наводить мосты. Президент Франции Николя Саркози в День взятия Бастилии в 2008 году тоже принял Асада в качестве почетного гостя, хотя ранее Париж обвинял его в убийстве французского союзника Рафика Харири.
В 2009 году в Дамаск приехал Джон Керри, назвавший сирийского президента «важнейшим игроком, несущим региону мир и стабильность». Итак, Асад переждал очередную преходящую бурю западной враждебности, на смену которой пришла откровенная дружба. При этом он отстоял свои интересы в Ливане.
Когда в 2011 году в Сирии началась гражданская война, президент Барак Обама призвал Асада уйти. Порой казалось, что Соединенные Штаты могут даже попытаться добиться этого ухода. Однако Асад предпринял ряд шагов для защиты от американской интервенции. Он дал возможность укрепиться «Исламскому государству» (запрещенная в России организация — прим. ред.), создав дилемму для американцев, которым пришлось задуматься: неужели мы допустим, чтобы Сирию захватили джихадисты? Пока существовало «Исламское государство», Асад был в безопасности, и ему оставалось только ждать. Его не только пощадили. Соединенные Штаты даже обязали его бороться с «Исламским государством», позволив ему при этом беспрепятственно вести войну против оппозиции.
Когда «Исламское государство» ослабло, в жизни у Асада снова возникли опасности. Разгром этой группировки устранил дилемму «Асад или джихадисты», но он также совпал по времени с появлением новой администрации в Вашингтоне, которая зациклилась на том, чтобы ослабить влияние главного союзника Асада Ирана. Тем не менее, несмотря на заявление Тиллерсона, пообещавшего сохранить американское военное присутствие в Сирии, президент Трамп вскоре подал сигнал о том, что США разобьют ИГИЛ и уйдут из Сирии.
Скорее всего, это будет не последнее слово США о Сирии. Новые атаки с применением химического оружия могут заставить Вашингтон еще раз надавить на Дамаск, и тогда Трамп постарается доказать, что «красные линии» что-то значат. Если так, то Асад снова займет выжидательную позицию, пережидая американский ответ, каким бы он ни был. Он прекрасно понимает, что эти действия не поставят под угрозу выживание его режима. А затем Асад возобновит покорение Сирии. (Хотя вполне возможно, что политическая машина в Вашингтоне совершенно неработоспособна, и поэтому не сможет выработать стратегию и осуществить ее.)
Американские политики любят говорить, что Асад не выиграл войну, потому что значительная часть Сирии оккупирована иностранными государствами, города лежат в руинах, а его режим превратился в парию на международной арене. Но сам Асад верит, что побеждает, что он со временем вернет страну под свой контроль, и что волна авиационных и ракетных ударов ничего не изменит. И кто может его винить за такую уверенность?
Фейсал Итани — старший научный сотрудник Центра изучения Ближнего Востока имени Рафика Харири при Атлантическом совете.
Комментарии
Читайте также
Турция заявила о безуспешных попытках США помешать ей
В Ираке восстанавят уничтоженную ИГ мечеть
Надежность Су-35 в Сирии втрое превысила норматив
Борисов прокомментировал применение «Смерча» в Сирии
Последние новости
Арабские соцсети: а что Россия производит, кроме оружия и водки
«Обожаю это хладнокровие русских!» (En Son Haber)
Датский премьер разозлил русских: «Не позорь маму» (Berlingske)