RT на русском 4 апреля 2018

Почему курдский лидер Абдулла Оджалан не смог объединить разделённую нацию

70 лет назад родился основатель Рабочей партии Курдистана Абдулла Оджалан. Большую часть своей жизни он посвятил борьбе за независимость и объединению курдского народа. Однако теперь, отбывая пожизненный срок в турецкой тюрьме, Оджалан лишился возможности повлиять на ситуацию. При этом его народ из поборника независимости превратился в военно-стратегический инструмент Вашингтона. О политических перспективах Оджалана и его соотечественников — в материале RT.
Путь борца
Не только день, но и год рождения Абдуллы Оджалана определён приблизительно. В большинстве документов фигурирует 4 апреля 1948 года, однако в средствах массовой информации можно найти упоминания о том, что на самом деле будущий курдский вождь родился в 1947 или даже 1946 году. Появился на свет Абдулла (также известный как Апо) в бедной крестьянской семье в деревне Омерли на юго-востоке Турции.
Окончив школу в соседнем селе, Оджалан переехал жить к родственникам в город Низина, где за копейки занимался тяжёлым физическим трудом на полях и пытался заработать на продолжение учёбы. Он мечтал о военном образовании, но в итоге поступил в ремесленный колледж, после окончания которого устроился работать в отдел земельного кадастра. Со временем Абдулла сумел поступить на юридический факультет университета в Стамбуле, откуда он перевёлся в Анкару, чтобы изучать политические науки. В университете он сблизился с левыми молодёжными группировками и за участие в политических протестах попал на семь месяцев в тюрьму.
Выйдя на свободу, Оджалан не отказался от своих взглядов и принял активное участие в деятельности «Анкарского демократического общества высшей школы», а также написал «Манифест курдистанской революции». В ноябре 1978 года он объявил о создании социалистической Рабочей партии Курдистана (РПК), стремительно набиравшей популярность среди курдов. Уже через год турецкие власти провели массовые аресты активистов РПК, однако Оджалану удалось бежать в Сирию, откуда он развернул партизанскую войну против официальной Анкары. В середине 1980-х силовое крыло РПК — Армия освобождения народов Курдистана — уже насчитывала тысячи бойцов.
Вскоре у РПК появились многочисленные ячейки на территории Европы и стабильные источники финансирования: в перспективу создания независимого государства стали вкладывать деньги курдские бизнесмены из разных стран.
Спецоперация на полмира
Действия партизан РПК стали сильно тревожить Турцию, и в 1998 году Дамаск под сильным давлением официальной Анкары, перебросившей на южную границу 50-тысячную армию и ракетные части, вынужден был отказать Абдулле Оджалану в дальнейшем пребывании на сирийской территории.
К преследованию Оджалана также подключились Вашингтон и Тель-Авив, объявившие лидера Рабочей партии Курдистана террористом за его левые взгляды и постоянную социалистическую агитацию. По одной из версий, именно американские спецслужбы запустили дезинформацию о причастности РПК к убийству премьер-министра Швеции Улофа Пальме, чтобы не дать главе партии укрыться в скандинавских странах, у которых были достаточно прохладные отношения с Анкарой.
С целью получить политическое убежище лидер РПК посетил несколько стран, в том числе Италию, где его попытались арестовать, и Россию, однако официальный статус беженца ему никто не предоставил.
Германия, объявившая Рабочую партию Курдистана террористической организацией, выписала ордер на арест курдского лидера, однако когда того задержали в Риме и предложили немцам забрать его, Берлин отказался, спрогнозировав бурную реакцию многотысячной курдской диаспоры.
В итоге временное пристанище Оджалан получил в Греции, которая, с одной стороны, не хотела портить отношения с США, и поэтому формально не предоставила Оджалану политического убежища, а с другой — поддержала одного из главных врагов Турции, с которой у Афин, как известно, всегда были прохладные отношения. Поэтому греческие власти тайно переправили лидера РПК в посольство Греции в Кении, и стали помогать ему в поиске страны, которая была бы готова дать ему официальное убежище.
Однако на кенийские власти вышли представители США и Израиля, проинформировавшие Найроби о том, что в греческом посольстве укрывается «беглый преступник». Кенийцы стали оказывать давление на дипломатов.
15 февраля 1999 года Оджалан на автомобиле греческого посольства покинул дипломатическое представительство, чтобы вылететь в Нидерланды. Однако к этому времени в Найроби уже высадились турецкие коммандос, которые захватили греческую машину, похитили Оджалана и вывезли его из Кении на личном самолёте миллионера Джефита Каглара.
Под давлением общественности итальянские власти объявили, что готовы предоставить Оджалану политическое убежище, однако было уже поздно. Лидер РПК находился к этому времени в турецкой тюрьме, где его ожидал суд и смертный приговор, заменённый впоследствии на пожизненное лишение свободы.
По словам экспертов, у Оджалана было много возможностей перейти на нелегальное положение и затаиться. Однако лидер РПК считал, что это ниже его достоинства, поэтому он требовал для себя официального статуса во всех странах, которые посещал, благодаря чему турецким и американским силовикам и удалось до него добраться.
Туманное будущее
В начале 2000-х Абдулла Оджалан оказался единственным узником турецкой тюрьмы на острове Имралы в Мраморном море под охраной тысячи турецких военных. К 2009 году под давлением ЕС для Оджалана построили новую тюрьма, в которую для общения с лидером РПК перевели нескольких его соратников.
Находясь в тюрьме, Оджалан вплоть до 2013 года проводил от имени РПК переговоры о мире с турецкими властями.
«Если ещё в 2013 году Анкара была готова к переговорам, то после уверенной победы на президентских выборах Эрдогана, а на последних парламентских — его партии, Турция снова перешла к силовому подавлению курдского сопротивления», — рассказал в интервью RT политолог Вадим Макаренко.
По словам директора Института стратегических исследований и прогнозов РУДН Дмитрия Егорченкова, какие-то переговоры у Оджалана с Турцией ещё идут, но они сугубо ситуативны и не приносят конкретных результатов.
«Демонстрируя участие в курдском политическом процессе, Анкара, возможно, показывает США свой, в хорошем смысле слова, гонор», — предположил эксперт.
При этом, по словам Егорченкова, Оджалан продолжает делать политические заявления, но они не приносят должного эффекта.
«Роль Оджалана в курдском движении в целом очень велика. Он создал РПК и начал новый этап борьбы курдов за независимость. Однако с момента заключения влияние Оджалана ослабло, и задачи, которые он ставил ранее, сегодня не решаются», — считает Макаренко.
Эксперты скептически смотрят на перспективу освобождения Оджалана и его дальнейшую политическую деятельность.
«Абдулла Оджалан сегодня в первую очередь — символ для сторонников РПК, которых очень немало не только в Турции, но и в Сирии, Ираке. Однако я не думаю, что его освободят. Это в сегодняшней ситуации было бы фиаско для Турции», — сказал Егорченков.
Политологи также считают, что образование единого курдского государства — пока утопия.
«Хотя курды и создали в глазах мировой общественности представление о себе как об отдельной нации, нужно понимать, что они разделены на две части свыше пятисот лет, и на четыре — около столетия назад. И каждая часть уже привыкла жить своей жизнью. Курдское движение в известном смысле напоминает сиамских близнецов, единство которых мешает им самим нормально жить», — считает Макаренко.
По его словам, идеалы у живущих в собственной автономии иракских курдов и у подпольщиков-марксистов на юго-востоке Турции слишком разные. А их национальное единство служит дополнительным раздражающим фактором для Дамаска, Анкары и Багдада.
По мнению Егорченкова, наиболее реальная перспектива для курдов сегодня — это приобретение широкой автономии в составе Сирии и Ирака. В Турции же в обозримом будущем все останется как есть. Заселённые курдами районы в экономическом плане зависимы. Даже если курды будут контролировать какие-то природные ресурсы, без одобрения Сирии, Турции или Ирака они всё равно не смогут наладить экспорт. Егорченков уверен, что американцам в Сирии и Ираке курды нужны исключительно как дополнительный инструмент давления на Дамаск и Багдад.
«В прошлом году в Ираке курды уже попытались провести референдум о независимости, однако его результаты проигнорировал как официальный Багдад, так и мировое сообщество. Руководство Турции считает практически любые вооружённые курдские отряды террористами. А другие страны не хотят идти наперекор Ираку, Сирии и Турции», — заявил в интервью RT чрезвычайный и полномочный посланник 2 класса, старший научный сотрудник Центра партнерства цивилизаций МГИМО Александр Вавилов.
Эксперт считает, что политическая будущность курдов сегодня туманна, как и будущее самого Абдуллы Оджалана.
Комментарии
Читайте также
Армия Израиля запретила палестинцу строить дом
В Сирию за сутки вернулись более 140 беженцев
В Идлибе взорвалась заминированная машина
В Дамаске из-за ливня погибли мужчина и двое детей
Последние новости
У Пентагона нет данных о находящихся в плену у террористов в Сирии американцах
В МИД Бельгии призвали Саудовскую Аравию раскрыть всю информацию по делу Хашукджи
В МИД рассказали о поездке российской делегации к Асаду