Ещё

Без права на ошибку: как спецподразделения освобождают захваченные самолеты 

Фото: ТК «Звезда»
Операция по освобождению заложников из захваченного самолета считается особо сложной задачей для спецподразделений по всему миру. Случайностей в таких операциях быть не должно, а все действия сил специального назначения должны выполнять с особым вниманием.
Первый штурм в истории
С конца 60-х годов захваты пассажирских авиалайнеров террористами превратились в хорошо отлаженный инструмент для достижения политических целей. Огромный общественный резонанс и заведомо более выгодное положение относительно служб безопасности аэропорта играли на руку угонщикам воздушных судов.
Ведущие спецслужбы мира долгое время не могли похвастаться большим опытом в решении таких проблем — американские, израильские, советские и любые другие спецслужбы обзавелись навыками штурма самолета далеко не сразу.
Первая успешная спецоперация по нейтрализации боевиокв и освобождению заложников из захваченного самолета была проведена израильским спецназом 9 мая 1972 года. Сложность в ликвидации захвативших самолет бельгийской авиакомпании «Сабена» террористов из группировки «Черный сентябрь» заключалась в фактическом отсутствии опыта проведения подобных операций — активно готовить собственные спецподразделения к штурму самолета силовые структуры по всему миру начали лишь в середине 70-х.
Примерно в 19 часов по местному времени захваченный лайнер, следующий по маршруту Брюссель — Тель-Авив совершил посадку в израильском аэропорту Лод. На борту захваченного лайнера оказались более ста человек — 99 пассажиров и 10 членов экипажа. Требования захватчиков были предельно просты — освободить из тюрьмы более 300 своих единомышленников, миллион долларов мелкими купюрами и свободный вылет в любую выбранную ими страну.
Параллельно с переговорами израильский спецназ «Саерет Маткаль» начал отработку штурма. В состав боевой группы вошли бойцы подразделения, имена которых позднее будет знать весь мир — среди офицеров оказался Эхуд Барак, командир спецназа «Саерет Маткаль» и будущий премьер-министр Израиля, Мордехай Рахамим — один из наиболее опытных специалистов по безопасности воздушных судов, Дани Ятом — будущий шеф разведки «Моссад» и Беньямин Нетаньяху, занявший пост премьер-министра страны в 2009 году.
«Через много лет, когда участники штурма давали интервью, практически все признавались, что получили билет в один конец — опыта не было, а четкий план мог обернуться внезапными проблемами, решать которые нужно было уже внутри самолета», — отмечает историк спецслужб Андрей Коновалов.
Саму операцию было решено проводить в два этапа, первым из которых стал вывод самолета из строя. Воспользовавшись моментом, с захваченного самолета слили масло, повредили шасси и нарушили управление двигателями. После удачной диверсии боевая группа из 14 человек, переодевшись в белые комбинезоны авиатехников, выдвинулась на штурм самолета.
Несмотря на то, что боевики «Черного сентября» заметили подготовку трех отрядов к штурму и даже открыли огонь, на захват лайнера спецназу «Саерет Маткаль» потребовалось всего 90 секунд — две женщины из группы боевиков были захвачены, еще двое террористов были убиты. Несмотря на то, что четыре месяца спустя боевики «Черного сентября» провели ответную акцию и захватили в Мюнхене израильских спортсменов, операция «Изотоп-1» вошла в историю как первое успешное освобождение заложников в самолете.
Шаровая молния
Через четыре года после первого штурма самолета история с противостоянием израильских спецслужб и террористов-радикалов повторилась — 27 июня 1976 года боевики захватили пассажирский «Airbus» авиакомпании «Air France», на борту которого находились более двухсот пассажиров, среди которых оказались граждане Израиля.
Вместо показательного акта на территории Израиля радикалы выбрали угон лайнера подальше от наиболее удобных с точки зрения штурма спецподразделениями мест — 27 июня пассажирский самолет, захваченный четырьмя террористами, совершил посадку в аэропорту Энтеббе, недалеко от столицы Уганды. Эксперты отмечают, что один из самых массовых захватов заложников состоялся благодаря случайному стечению обстоятельств — боевики радикальных группировок попали на борт во время промежуточной посадки лайнера в Афинах, где в этот момент проводилась крупномасштабная забастовка сотрудников аэропорта.
После посадки в аэропорту Энтеббе террористы не стали совершать ту же ошибку, что и несколько лет назад — вместо ожидания выполнения условий внутри самолета боевики согнали заложников в заброшенное здание старого терминала аэропорта, заняв круговую оборону. Показательный характер акции подтвердился чуть позднее — всех заложников израильского происхождения отделили от основной группы пассажиров и вывели в отдельное помещение.
Несмотря на то, что уже 29 июня 47 заложников были освобождены, Минобороны Израиля и спецслужбы хорошо понимали, что промедление со спасательной операцией может стоить заложникам жизни.
В связи с серьезной угрозой жизни израильским гражданам, правительство страны решило пойти на уступки и выполнить часть требований террористов — освободить осужденных и содержащихся в тюрьмах боевиков. Это решение позволило избежать значительных жертв — узнав об освобождении своих сторонников, боевики отпустили еще 100 заложников. Однако руководителей израильских спецслужб такое положение радовало лишь отчасти — теперь после выполнения требований угонщиков, кроме членов экипажа в заложниках оставались исключительно израильтяне.
Маленькая война
Одновременно с выполнением требований боевиков прорабатывался и силовой вариант освобождения заложников — в обсуждении плана участвовало не только Минобороны Израиля, но и практически все специалисты по специальным войсковым операциям, антитеррору и авиационной безопасности, обладавших большим опытом и знанием всей авиационной техники и инфраструктуры аэропортов. В ночь с 30 июня на 1 июля основные детали операции были согласованы, и началась подготовка к штурму. Главная сложность задачи, поставленной перед израильским спецназом, заключалась в неоднозначных двухсторонних отношениях правительства Израиля с лидером Уганды Иди Амином, которого подозревали в сговоре с боевиками и привлечении армии для поддержки акции. Второй проблемой стало расстояние, с которого предстояло перебрасывать израильский спецназ — даже с учетом аэродрома в занятом израильскими войсками Шарм-Эль-Шейхе, транспортным самолетам предстояло пролететь практически всю Африку с севера на юг — более 4 тыс. километров.
В рамках операции в аэропорту Энтеббе боевая группа израильского спецназа, сформированного исключительного из добровольцев, готовилась не просто к контртеррористической операции, а к самой настоящей войне, пусть и в пределах отдельно взятого аэропорта — действия спецназа отрабатывались с учетом всех возможных сценариев, включавших в себя не только ранения заложников, но и сопротивление со стороны боевиков и возможное вмешательство местных военных, роль которых в урегулировании кризиса с самого начала находилось под вопросом.
Рано утром 4 июля пять транспортных израильских самолетов, в числе которых было четыре борта с бойцами и «летающий штаб» для координации, вылетели на Энтеббе. Операция по высадке на взлетно-посадочной полосе стала полной неожиданностью не только для террористов, но и для солдат армии Уганды, охранявших периметр аэропорта — все, включая боевиков и президента Уганды Иди Амина, были заранее оповещены о готовности Израиля капитулировать и принять любые условия для освобождения заложников.
Помимо штурма зданий старого и нового терминалов Энтеббе израильскому спецназу, состоящему из офицеров разных родов войск с колоссальным опытом в проведении специальных операций, предписывалось взять под контроль диспетчерскую башню, дорогу к аэропорту, боевые истребители в ангарах, радиолокационные станции и уничтожать любые очаги сопротивления вне зависимости от их государственной принадлежности.
На блокирование аэропорта, уничтожение боевиков и нейтрализацию угрозы потребовалось меньше часа — первый борт с освобожденными заложниками оторвался от взлетно-посадочной полосы Энтеббе уже через 53 минуты.
Уникальная операция, спланированная лучшими специалистами Израиля всего за несколько суток, не обошлась без жертв — в ходе штурма комплекса зданий были убиты трое заложников, еще 10 получили ранения. Кроме заложников серьезные потери понесли и израильские спецподразделения — пятеро бойцов были ранены, а командир группы, подполковник Йонатан Нетаньяху (старший брат Беньямина Нетаньяху) в ходе штурма аэропорта был убит.
Чудо на взлетной полосе
В 1977 году опыт освобождения захваченного авиалайнера приобрели немецкие специалисты по антитеррору. 13 октября четверо боевиков угрожая оружием захватили самолет «Воeing-737», принадлежащий компании «Lufthansa». На борту захваченного самолета оказалось 86 человек и 5 членов экипажа. Операция по освобождению заложников с борта авиалайнера, совершившего несколько промежуточных посадок и оказавшегося не в Европе, а в столице Сомали — Могадишо, была спланирована до мельчайших деталей, однако все усилия немецких военных и официальных лиц едва не пошли прахом.
За три часа до прибытия группы немецкого спецназа GSG-9 к месту проведения операции большинство СМИ уже знали о подготовке силового решения кризиса от журналистов. Историки отмечают, что расстрела заложников и взрыва самолета удалось избежать лишь по счастливой случайности.
«Проблема была в том, что утечка информации позволила журналистам сообщить о подготовке штурма. Особых деталей не сообщали, была лишь информация о том, что вместо переговоров с террористами спецназ перебрасывают для их устранения и спасения заложников. На руку спецслужбам сыграло отсутствие у террористов средств для прослушивания радиообмена и доступа к телевидению и радио, с помощью которых в Европе узнали о подготовке штурма», — отметил в интервью телеканалу «Звезда» военный историк Леонид Пантюхин.
Глубокой ночью 18 октября три группы немецкого спецназа ворвались с разных направлений и всего за 7 минут ликвидировали трех и тяжело ранили одного террориста. Ни один из заложников при штурме самолета, находившегося под контролем террористов пять дней, не пострадал.
Доктора антитеррористических наук
Через год после успешного штурма авиалайнера израильским спецназом боевое крещение получили и советские органы безопасности — в 1973 году без привлечения спецподразделений удалось спланировать и провести штурм захваченного четырьмя террористами самолета Як-40 в аэропорту Внуково, в ходе которого удалось сохранить жизни всех заложников, а двое из четырех угонщиков были ликвидированы.
Печальный мировой опыт с захватом заложников на борту самолета лег в основу подготовки советских спецподразделений, которым так же пришлось решать крайне сложные задачи при захвате гражданских авиалайнеров. При этом советский спецназ до сих пор остается единственной боевой группой, столкнувшейся не с фанатиками и радикалами, а с куда более подготовленными и обученными преступниками.
Показательным в этом отношении остается проведенная группой «А» КГБ СССР операция по штурму самолета Ту-134 на стоянке аэродрома в Уфе. 20 сентября 1986 года бойцы советского спецназа нейтрализовали дезертировавших из воинской части солдат, похитивших с собой большое количество стрелкового оружия и боеприпасов и убивших двух сотрудников милиции.
«Особая сложность для офицеров управления «А» состояла в профессиональной подготовке двух рядовых, прошедших полный курс огневой подготовки и способных на прицельный огонь из-за укрытий», — рассказал инструктор по огневой подготовке спецназа МВД Борис Лаптев.
Несмотря на то, что часть пассажиров рейса «Киев-Уфа-Нижневартовск» после оперативных мероприятий и переговоров были отпущены, штурм закрывшихся внутри самолета военнослужащих, в распоряжении которых помимо автомата находился пулемет и большое количество боеприпасов, представлял реальную опасность и угрозу жизни для оставшихся внутри заложников.
Для отработки штурма сотрудникам управления «А» был предоставлен аналогичный самолет, находившийся в аэропорту — спустя несколько часов тренировок стало ясно, что быстрый штурм с нескольких направлений невозможен — все входы в самолет, включая аварийные, были заблокированы. Единственной возможностью спецназа проникнуть на борт оставалась маленькая «форточка» в кабине пилотов — через нее, без бронежилетов и шлемов бойцы спецназа начали проникать на борт.
На осуществление штурма понадобилось всего несколько секунд — один из «задремавших» от приема наркотиков террористов попытался открыть огонь из автомата по бросившимся в салон самолета бойцам спецназа, но ответным огнем был убит. Второй угонщик был тяжело ранен в ногу, но остался жив и позднее был приговорен судом к высшей мере наказания.
Несмотря на то, что нейтрализация террористов на борту Ту-134 в Уфе стала самым быстрым штурмом захваченного самолета в истории, проводить операции подобного характера бойцы управления «А» начали за три года до трагедии в Уфе — в 1983 году силами спецподразделения в аэропорту Тбилиси террористов, захвативших авиалайнер с 50 пассажирами и 7 членами экипажа, удалось взять живыми.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео