РИА Новости 8 марта 2018

Полк «Херомон»: бывшие боевики рассказали о примирении с сирийской армией

Фото: РИА Новости
БЕЙТ-ДЖАН (Сирия), 8 мар — РИА Новости, Михаил Алаеддин. Машин по дороге из Дамаска к Голанским высотам совсем немного, однако и ощущение войны здесь практически отсутствует. В провинции Каламун в районе поселения Бейт-Джан, где совсем недавно шли ожесточенные бои, сегодня на постах стоят бывшие боевики вместе с регулярными войсками.
На крайнем блокпосте в окрестностях Бейт-Джана машину встречают бородатые боевики с оружием и несколько человек в форме регулярной сирийской армии. В округе, как и положено в местных горах, минимум шума и бесконечность голых фруктовых деревьев.
Корреспондент РИА Новости, пробыв день вместе с «примиренными» боевиками полка «Херомон», узнал, что заставило бывших членов "Свободной сирийской армии" (ССА) перейти на сторону правительственных войск и насколько эффективна идея народного примирения и совместной борьбы с терроризмом в Сирии.
Бывшие боевики воюющие на стороне сирийской армии в провинции Кунейтра, на Голанских высотах (полк Харамун). 26.02.18  Тревожный блокпост
Полк «Херомон» был сформирован больше года назад из парней, проживающих в провинции Кунейтра и воевавших здесь в рядах ССА и прочих малоизвестных бандформирований. Всего «примиренных» боевиков на сегодняшний день около 1300 человек. Все они в ходе переговоров с сирийским правительством добровольно сложили оружие, прошли процесс реабилитации, после чего вернулись в свои села на боевые позиции, чтобы на этот раз развернуть цевье в сторону террористической группировки «Джебхат ан-Нусра»* и ее союзников.
"Вот вам, пожалуйста, успешный пример тех, кто получил амнистию и отказался от радикальных группировок. Стоят, охраняют. Ты русский, я офицер сирийской армии, что им мешает нас взять в плен, забрать твою машину и продать нас террористам. Но это все уже стереотипы. Они теперь не боевики", — говорит офицер Зейн вполголоса, улыбаясь, пока боец на посту походит к окну машины.
Зейн быстро объясняет человеку с автоматом цель нашего визита и узнает, где припарковать машину. С последним проблем тут уж совсем не было.
"Добро пожаловать, меня зовут Мохамед", — показывая ладонью на стулья и опустив автомат, говорит подошедший боец.
После шутки Зейна адреналина в организме хватает, перед глазами новые неприятные сценарии. Но тишина гор и запах тлеющего дерева из ржавой буржуйки успокаивают.
Израильские военные в районе Голанских высот. 11 февраля 2018
Смысл в родине
Улыбка с лица Мохамеда после ряда вопросов пропала, но говорить он не отказался.
"Понимаешь, мы, живя в Кунейтре, никогда не хотели навредить своей стране. Мы сначала думали, что в рядах ССА мы сделаем нашу страну лучше, но потом пришли иностранные командиры из Саудовской Аравии, Ливана и Иордании и других стран, и стало ясно, что тут война идет на разделение и уничтожение нашей страны, и мы искали связи через посредников с правительством. Мы сказали, что хотим вернуться к мирной жизни и не хотим воевать против армии", — спокойно вспоминает Мохамед.
Мужчина постарше в засаленной вязаной кофте, попросив слово, начал рассказывать, что тут до границы с Израилем подать рукой, недалеко и Иордания. Боевики, пришедшие в эти земли, чувствовали себя в Кунейтре комфортно: помощь из пограничных стран, лечение, деньги от саудовских покровителей.
"Но они нас эксплуатировали почти три года, а жизнь становилась только хуже. Мы не хотим, что бы наши земли захватил Израиль или кто-то другой. Вступить в ряды Свободной армии было ошибкой, армия на деле оказалась далеко не свободной", — говорит мужчина, и его глаза наливаются злостью.
Напряженность замечает и Зейн, знаком подзывает армейца с поста, ситуация, кажется, на пустом месте начинает накаляться. Боец, подбежав, выкидывает какую-то шутку, и компания заливается смехом.
"Жаль, что нельзя так просто везде решить проблему, одной шуткой", — шепчет Зейн.
Бывшие боевики воюющие на стороне сирийской армии в провинции Кунейтра, на Голанских высотах (полк Харамун). 26.02.18  Призыв к Восточной Гуте
Пройдя процесс «адаптации» у вооруженных крестьян, начинаем копать глубже и заводим разговор о ситуации по ту сторону Дамаска — о Восточной Гуте. Вопрос простой: почему там не пошли по примеру Голан?
"Мы всячески пытаемся передать ребятам в Гуте, что их водят за нос, что кровопролитие давно пора закончить и выгнать иностранцев, как мы выгнали их отсюда. Но там все сложней, там много наемников, террористы из «Нусры»*, "Джейш аль-Ислам"* и прочие слишком сильно держат все в своих руках и принуждают к войне молодых ребят из Гуты", — объясняет Мохамед.
В Восточной Гуте, по словам бывших «братьев по оружию», много политики, это участок, откуда можно обстреливать Дамаск, оказывать хоть какое-то политическое давление на руководство страны, и там большое влияние зарубежных стран — как западных, так и арабских.
В отличие от деревень на Голанских Высотах, боевики в Восточной Гуте удерживают сотни тысяч людей как живой щит, среди боевиков много наемников, и у них задача всеми средствами и силами не дать мирным жителям выйти на подконтрольные правительству территории.
"Хочу призвать ребят в Гуте ополчиться против наемников. Надо ради своих семей вернуться к миру, пока это возможно. Мы смогли это сделать, и они смогут", — говорит Мохамед.
После нескольких лет войны доверие сторонам конфликта восстановить сложно. Поговорив с бывшими боевиками и военнослужащими, становится ясно, что принцип «доверяй, но проверяй» здесь работает в полную силу. Когда зашел разговор о поездке в само поселение Бейт-Джан, дипломатичный намек Зейна, что нам пора возвращаться в Дамаск, оставил вопросы, но не встретил возражений.
*Террористические организации, запрещенные в России.
Комментарии
Читайте также
Украинец убил молдаванина за слово «хохол»
3
Лавров позвонил Помпео и заговорил о Сирии
2
Турецкие войска заняли сирийский Манбидж
Россия решила добиться деполитизации прав человека
1