РИА Новости 5 марта 2018

Александр Бен-Цви: сирийская территория Израилю неинтересна

Фото: ТВ Центр
Израиль не видит оснований для смены формата ближневосточного урегулирования, выступая при этом и за проведение прямых переговоров с палестинцами, заявил заместитель генерального директора МИД еврейского государства Александр Бен-Цви. В интервью российским СМИ он рассказал, почему этот прямой диалог все еще не удается наладить, когда именно в Иерусалим переедет американское посольство и как может ответить Израиль Ирану, если последуют новые инциденты на границе с Сирией.
— Насколько Израиль удовлетворен отношениями с Россией в вопросе присутствия Ирана в Сирии? Это довольно серьезная проблема для Израиля, но Иран является партнером России в рамках астанинского процесса, как решаются эти вопросы в контактах с Москвой?
— То, что у нас с Россией есть разногласия по поводу Ирана — это совсем не секрет, это понятно. Наша позиция в этой ситуации ясная: мы много раз уже повторяли нашим российским коллегам то, как мы видим ситуацию, и что в любом случае урегулирование в Сирии может наступить только тогда, когда там не будет Ирана, "Хезболлы" и шиитских подразделений. Здесь нужно расширить определение, потому что дело не только в Иране. По этому вопросу, как я уже сказал, у нас с Москвой есть разногласия, так как российская сторона тесно сотрудничает с Ираном в Сирии, и мы стараемся свою точку зрения донести до России. С нашей точки зрения иранское присутствие там не приведет к урегулированию конфликта, а приведет к эскалации ситуации в Сирии. Потому что беспилотник, сбитый недавно — это только пример. Была реакция Израиля, это ситуацию в целом в Сирии не улучшило, а только ухудшило, появилась дополнительная эскалация. Поэтому мы этот вопрос стараемся решить. Есть несколько предложений. Я не буду вдаваться в подробности, что удалось или не удалось согласовать, это все-таки внутренние вопросы, но я вам точно скажу, что понимание есть. Вопрос в том, какие у сторон интересы, мы их как-то стараемся обсуждать.
— Понимает ли Россия озабоченность Израиля и может ли дать гарантии того, что, например, Иран не приблизится к Голанским высотам?
— Да. Однозначно да.
— И это обсуждалось в том числе на прошедших ранее в феврале российско-израильских консультациях с участием замглавы МИД РФ Михаила Богданова?
— Да, это обсуждалось в Москве.
— Вопрос по поводу иранских баз в Сирии. Какие у Израиля есть данные по количеству этих баз, передавались ли эти данные России и обсуждался ли этот вопрос на консультациях?
— Этот вопрос с Москвой обсуждался, конечно. У нас есть данные по наличию иранских баз в Сирии. У меня сейчас нет точной информации под рукой, сколько именно баз там развернуто, но они существуют. Мы заявляем, что для нас это абсолютно неприемлемая ситуация — вообще присутствие там Ирана. А тем более, когда у них есть там базы, то это уже постоянное присутствие. Для нас это неприемлемо, об этом мы говорим открыто. И наш премьер-министр уже заявил, что мы будем делать все, чтобы эта ситуация не стала реальностью, не стала постоянной. Мы будем применять все методы, и дипломатические, а если надо и не только дипломатические, чтобы этого не произошло.
— Как в целом после эскалации вокруг Восточной Гуты Израиль видит будущее зон деэскалации в Сирии? Ставит ли нынешняя ситуация там под вопрос в принципе целесообразность существования зон деэскалации?
— Нет, одно другого не касается. Нас, конечно же, больше всего интересует существование южной зоны деэскалации, где, надо подчеркнуть, мы не были участниками соглашения. Его подписывали Россия, США и Иордания. Но именно для нас существенный вопрос, что произойдет в этой зоне деэскалации. Потому что влияние на более северные зоны деэскалации у нас небольшое, там и Турция, и другие аспекты.
А что касается южной зоны, то мы обозначили, что там находятся и некоторые группировки, связанные с ИГИЛ*, и связанные с "Джебхат ан-Нусрой"*. Иногда многие думают, что мы предпочитаем одних другим. Но для нас и те, и другие — это экстремистские исламские группировки. Нет такого, что одна лучше к Израилю относится, другая хуже. Они все плохо относятся к Израилю и для нас они все представляют угрозу. Так что мы стараемся следить за всем, что там происходит и находимся в контакте как с российской стороной, так и с американской стороной, в какой-то мере и с иорданцами, так как они также являются частью соглашения. И там, по крайней мере, ситуация более спокойная чем в каких-то других районах Сирии.
То, что она не совсем стабилизировалась — это понятно. Потому что надо, согласно договоренностям, отвести на определенное расстояние от линии шиитские формирования. Это еще не все соблюдается. Но именно над этим мы сейчас работаем.
— А в целом Израиль устраивает, как сейчас функционирует южная зона деэскалации?
— Нет. Нет еще. Потому что согласно договоренности в этой зоне деэскалации все шиитские группировки должны быть отведены за пределы зоны. А это еще не сделано. Поэтому мы и обращались и к России, и к другим партнерам, чтобы это было выполнено. Поэтому мы не совсем довольны тем, что там происходит.
— Ожидает ли Израиль, что Россия будет способствовать выводу этих группировок?
— Мы находимся в тесном контакте с Россией по этому вопросу, как с американцами и иорданцами. Но само собой разумеется, чье присутствие сейчас самое масштабное в Сирии? России. И поэтому, конечно, наши контакты с Россией по этому поводу более частые и интенсивные.
— В ряде СМИ появились публикации о том, что Израиль якобы поддерживает Свободную сирийскую армию, чтобы предотвратить проникновение на подконтрольную ей территорию иранских ВС. Как вы относитесь к подобным оценкам?
— Подобные слухи для нас не новость. Это не соответствует действительности. У нас есть формат гуманитарного содействия на границе, когда мы доставляем в больницы женщин и детей, пострадавших в ходе боевых действий. Мы не помогаем никаким группировкам, потому что, как я уже сказал: ни одна из группировок положительно к Израилю не относится, в любом случае.
— Бывший генсек ООН Пан Ги Мун ранее заявил, что последние события в Сирии, и в частности конфликт на границе, может привести к прямому военному конфликту между Израилем и Ираном. Согласны ли вы, что подобные опасения действительно серьезны и если да, то какие шаги в связи с этим предпринимает Израиль?
— Я надеюсь, что это не произойдет. Хотя, повторюсь, на территории Сирии существует иранское военное присутствие, это и подразделения ВС Ирана, и «Хезболла», и шиитская милиция. Конечно, если они будут атаковать территорию Израиля — а инцидент с беспилотником мы расцениваем как прямую атаку на территорию Израиля, то у нас не будет другого выхода. Мы не будем сидеть сложа руки. И каждый, кто захочет предпринять какие-то шаги должен понимать, что будут ответные меры.
— То есть Израиль не будет первым наносить удар?
— Нет. У нас в целом главный интерес — это касается и Сирии, и палестинского урегулирования, и прочих вопросов, наш интерес — это обеспечение безопасности нашего государства. Если не будет никакой агрессии против Израиля, то у нас нет никакого интереса воевать. Сирийская территория нам неинтересна. Если там все будет спокойно — то это главное. Ведь так было, кстати. До 2014 года самая спокойная израильская граница была с Сирией. Мы хотим вернуться именно к этому состоянию. Между нами не было мирного соглашения, но граница оставалась спокойной. И это главное.
Мы выделяем огромные средства на обеспечение безопасности границ. И если бы мы могли часть этих денег использовать на что-то другое, то и страна развивалась бы быстрее, чем сейчас. Ведь давайте подумаем, что случилось, когда мы подписали мирный договор с Египтом в 1979 году? Граница стала намного спокойнее, и средства, которые мы выделяли на укрепление границ и содержание войск, пошли на другие цели. И сразу же появились новые возможности, новые стартапы. Они же стали запускаться именно с появления бюджетов в эти годы. Поэтому, если мы сможем вернуться к такой же ситуации с Сирией, то это будет замечательно.
— Как вы можете оценить перспективы ближневосточного урегулирования в нынешних условиях, сложившихся после заявлений США по Иерусалиму, остались ли какие-то перспективы? И в том, что касается переноса посольства США, все шаги уже согласованы?
— Да, это будет в мае. При этом там не надо строить новое здание, у американцев есть там консульство, куда переедет посол.
* Террористическая организация, запрещенная в России
 Ещё 6 источников 
Комментарии
Читайте также
Асад назвал «потерей времени» переговоры с США
Премьер Болгарии потребовал закрыть границы ЕС
3
Россия и Иран намерены защищаться от США
ОПЕК согласовала с Ираном условия по нефтедобыче