ТАСС 26 февраля 2018

Геннадий Гатилов: в Женеве нет второстепенных тем

Фото: ТАСС
Новый глава российской дипломатической миссии Геннадий Гатилов 14 февраля вручил полномочия Постоянного представителя Российской Федерации при Отделении ООН и других международных организациях в Женеве, а также полномочия Постоянного представителя при Конференции по разоружению генеральному директору Отделения Михаэлю Мёллеру.
Ранее постпредство возглавлял Алексей Бородавкин, назначенный послом России в Казахстане.
На дипломатической работе с 1972 года. В течение семи последних лет, вплоть до 31 января 2018 года, занимал пост заместителя министра иностранных дел. Помимо ответственных должностей в центральном аппарате МИД у него за плечами работа в посольствах РФ в Египте, Иордании, Постоянном представительстве РФ при ООН в Нью-Йорке, а также непосредственно в штаб-квартире ООН в должности старшего советника Генерального секретаря этой организации. О задачах российской дипломатии в Женеве, ближайших планах Постпредства, а также о ситуации в переговорном процессе по Сирии Геннадий Гатилов рассказал в интервью ТАСС. Это его первое интервью после вступления в новую должность.
— Геннадий Михайлович, вы возглавили Постоянное представительство России в Женеве в весьма непростое время. Какие темы на женевском направлении являются приоритетными для российской дипломатии?
— Для нас практически все темы, которые обсуждаются на женевской площадке, приоритетные. Можно с уверенностью сказать, что второстепенных вопросов для нас здесь нет. Если взять политический трек, то это прежде всего сирийское урегулирование, вопросы, связанные с разрешением конфликтов и застарелых кризисов на Кипре, в Йемене. Ну и, конечно, Женева — это мировой центр консолидации правозащитной и гуманитарной деятельности, где у нашей страны есть свои стратегические интересы и инициативы.
Необходимо также отметить переговоры, которые ведутся в Женеве по проблематике разоружения и нераспространения. Не менее важна и работа в таких областях, как здравоохранение, экономическое, природоохранное и научно-техническое сотрудничество, информационно-коммуникационная сфера, включая интернет, — все это непосредственно затрагивает наши национальные интересы. Имеется также целый ряд других проблем, связанных с работой тех или иных международных организаций и ооновских структур. У нас есть своя линия, которую мы проводим в сотрудничестве с другими членами этих организаций.
Повестка дня весьма насыщенная. Если говорить о наших инициативах на женевской площадке, то, например, на Конференции по разоружению наша страна уделяет приоритетное внимание вопросам предотвращения гонки вооружений в космосе. Здесь мы работаем в тесном контакте с китайскими партнерами, и 2008 году внесли на рассмотрение Конференции проект договора о предотвращении размещения оружия в космическом пространстве, применения силы или угрозы силой в отношении космических объектов. Этот документ был, с учетом замечаний других государств, в 2014 году обновлен. Данной теме мы продолжим уделять приоритетное внимание.
В силу неготовности отдельных делегаций, прежде всего американской, к переговорам по данной теме, в 2006 году мы предложили — в качестве объединяющей идеи для всех государств — разработать на Конференции конвенцию по борьбе с актами химического и биологического терроризма. Был внесен проект основных элементов этого документа. Мы считаем, что его принятие повысило бы эффективность международных усилий в противодействии ОМУ-терроризму.
Широкий пласт работы представляют собой наши инициативы в рамках Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), Всемирной метеорологической организации (ВМО), Международного союза электросвязи (МСЭ) и ряда других организаций. Россия является общепризнанным лидером международного сотрудничества в области профилактики и контроля за неинфекционными заболеваниями. Хочу напомнить, что мощнейший импульс многосторонним усилиям в борьбе с туберкулезом придала состоявшаяся в Москве в ноябре прошлого года первая глобальная конференция ВОЗ по этой теме.
В ВМО высоко ценят российские наработки в сфере полярной метеорологии, а также наш вклад в развертывание Глобальной рамочной основы для климатического обслуживания.
Конечно, мы активно продвигаем наши инициативы, касающиеся развития евроазиатских транспортных связей и формирования Единого железнодорожного права на площадке Европейской экономической комиссии ООН.
Это, пожалуй, основные темы, которые обсуждаются в Женеве. Они достаточно разнообразные, разносторонние и охватывают самый широкий круг вопросов.
— В последние годы Женева ассоциируется с урегулированием конфликта в Сирии. Сохранит ли, на ваш взгляд, она эту роль, или переговорный процесс уйдет на другие площадки, если на женевском треке будет доминировать тенденция к стагнации?
— Наша позиция в пользу продолжения переговоров в Женеве по сирийской тематике остается неизменной. Мы последовательно поддерживали и продолжаем поддерживать усилия спецпосланника генерального секретаря ООН по Сирии Стаффана де Мистуры по продвижению межсирийского переговорного процесса под эгидой ООН и на основе резолюции 2254 Совета Безопасности.
Именно наша страна выражала недовольство тем, что женевский процесс долгое время пробуксовывал. Встречи в Астане, инициированные нами, были направлены на то, чтобы придать политическому процессу необходимый импульс. То же самое можно сказать и о сочинском Конгрессе сирийского национального диалога, состоявшемся совсем недавно: в его итоговом заявлении четко указывается на императив продвижения политического процесса в рамках резолюции 2254, и ООН наделяется правом участвовать в формировании конституционной комиссии, которая займется выработкой основного закона Сирии.
Следует подчеркнуть, что и Астана, и Сочи не только не противоречат женевскому процессу, но и, напротив, вносят вклад в его продвижение. Это подтверждается теми странами, которые непосредственно вовлечены в процесс сирийского урегулирования и в поиски путей выхода из этого кризиса. Считаем, что ООН должна проявить мудрость, политическую волю и предпринять усилия для того, чтобы вовлечь в процесс работы над новой конституцией действительно конструктивные силы, которых заботит судьба своей страны, а не какие-то сиюминутные, своекорыстные интересы.
Процесс формирования конституционной комиссии уже запущен. Три гаранта — Россия, Турция и Иран — находятся по этой теме в тесном контакте, и уже идет отбор кандидатур, которые примут участие в деятельности комиссии. Надеюсь, что эта работа вскоре будет завершена.
На этом пути, безусловно, немало подводных камней, сложностей. Мы видим, что до сих пор у определенной части сирийской оппозиции — наиболее радикальной — сохраняются неприемлемые позиции, которые сводятся к выдвижению предварительных условий для начала переговоров с правительственной делегацией, и главное из них — требование отставки президента Сирии Башара Асада.
Считаем, что в этом смысле Стаффану де Мистуре следовало бы более внимательно посмотреть на ту группу оппозиции, которая проявляет конструктивный подход. Это — умеренная оппозиция, сформированная по итогам конгресса в Сочи. Речь идет прежде всего о платформе Хейсама Манаа, Кадри Джамиля, Ранды Кассис и Ахмеда Джарбы. Эти представители, игравшие конструктивную роль в ходе сочинского форума, готовы к предметной работе по конституционной тематике с тем, чтобы ее результаты отражали интересы всех слоев и компонентов сирийского общества, а не только какой-то узкой группы оппозиционеров-иммигрантов, которые, кстати, во многом утратили связь с «землей» — с теми, кто находится на территории Сирии.
— Журналисты привыкли видеть в вас не только дипломата и эксперта по международной дипломатии в целом и арабскому миру в частности, но и ньюсмейкера. Не могли бы вы дать прогноз дальнейших шагов по урегулированию ситуации в Сирии. Например, когда может состояться следующий межсирийский раунд в Женеве? Когда начнет работать конституционная комиссия?
— Прогнозы — дело неблагодарное, и зачастую они не сбываются, поскольку имеется очень много факторов, влияющих на развитие ситуации. От того, как будет развиваться обстановка, будет зависеть и дальнейший ход сирийского урегулирования. Думаю, что первоочередная задача на сегодня — это формирование конституционной комиссии. Если этот процесс не затянется, то можно будет ожидать, что переговоры между сирийской правительственной делегацией и оппозицией сдвинутся, наконец, с мертвой точки.
Правда, во многом это будет зависеть от того, какие шаги предпримет господин де Мистура. Мы будем готовы поддержать его, о чем говорили неоднократно. Когда им будет созван новый раунд межсирийских переговоров, мы, безусловно, будем действовать исходя из этой нашей принципиальной позиции.
— Когда в Сирии «говорят пушки», дипломатии особенно трудно. Означает ли это, на ваш взгляд, что для международных усилий по продвижению политического процесса совсем не осталось места?
— Мы с самого начала призывали к политическому решению в общепризнанных международно-правовых рамках. Вызывает сожаление, что многие игроки слишком поздно пришли к этому выводу и осознали безальтернативность доминирования дипломатии над, как вы говорите, пушками. К сожалению, мы все еще видим попытки сорвать движение в мирном, политическом направлении путем раскручивания всякого рода «тем». Прежде всего это химическая тематика, которая используется западными странами для обвинений сирийских властей и армии в применении химического оружия, а заодно косвенно — и России.
Следует также сказать о теме гуманитарных трудностей, которая постоянно муссируется теми же недоброжелателями. Сейчас это ситуация в Восточной Гуте. Каждый день в СМИ предпринимаются попытки буквально терроризировать международное сообщество этой темой. Утверждают, что во всем виноват Дамаск и стоящая за ним Россия, хотя такие заявления не отражают действительности. Мы озабочены гуманитарной ситуацией в Восточной Гуте и в целом в Сирии. Где-то гуманитарные проблемы проявляются более рельефно, где-то они решаются, причем в основном с помощью российской стороны, российских военных, которые практически ежедневно оказывают помощь гражданскому населению.
Что касается Восточной Гуты, то хорошо известно, что там засели террористы — боевики "Джебхат ан-Нусры" (запрещена в РФ), которые обстреливают сирийскую столицу. Причем речь идет о гражданских объектах, таких как больницы, школы, дипломатические представительства. Несколько раз обстрелам подвергалось наше посольство в Дамаске. Недавно минометному обстрелу подверглось российское торговое представительство.
Поэтому утверждения о том, что в нынешней гуманитарной ситуации виноваты сирийские военные, безосновательны. Если действительно наши коллеги хотят, чтобы в Восточную Гуту доставлялась гуманитарная помощь, то нужно добиться того, чтобы отряды террористов «Джебхат ан-Нусры» перестали вести военные действия и обстреливать столицу из этого района. Только так можно добиться прекращения огня и создания благоприятной обстановки для отправки гуманитарных конвоев с грузами помощи для населения.
Более того, общеизвестно, что боевики препятствуют медицинской эвакуации и выходу гражданского населения из Восточной Гуты, используют его фактически как живой щит. Хорошо известно, что в больницах, школах и на других гражданских объектах размещаются штабы боевиков.
Что касается химической тематики, то она используется для раскручивания антисирийских действий и направлена также против нашей страны. Один из примеров такого подхода — инициатива Франции о создании так называемого международного партнерства по борьбе с безнаказанностью использования химоружия. Некоторое время назад Франция созвала в Париже встречу с участием весьма узкого, ограниченного круга своих единомышленников по этому вопросу. Кстати, ни Москва, ни Пекин приглашений на это мероприятие не получили. Да и понятно, почему: ключевая идея состояла в том, чтобы обвинить Дамаск в применении химоружия и осудить сирийские власти, а заодно и Россию. Причем сделано это было без доказательства, без каких-либо фактов, со ссылками на какие-то фейковые сообщения, которые гуляют по интернету.
К сожалению, эта линия продолжается, и теперь, как нам стало известно, встречу по созданию этого партнерства французы собирается провести 28 февраля в Женеве. Мы, естественно, резко негативно относимся к этому мероприятию. Речь идет о попытке перенести его на международную площадку и тем самым создать видимость, будто международное сообщество, включая ООН, выступает в поддержку этой инициативы, хотя на самом деле это не так. Данная идея объединяет достаточно узкий круг стран. Хотелось бы надеяться, что рано или поздно эти государства осознают безальтернативность коллективной, без двойных стандартов работы в пользу консолидации усилий в борьбе с общими для всех угрозами, прежде всего с террористами "Исламского государства" (ИГИЛ запрещена в РФ) и «Джебхат ан-Нусры», и будут содействовать объединению всех конструктивно настроенных сирийцев на платформе переговоров о будущем своей страны.
— Женевское направление российской дипломатии — это не только Сирия. Известно, что МИД РФ уделяет большое внимание проблематике прав человека. Будут ли продолжены усилия в этом направлении? Каких шагов российской дипломатии можно ожидать на открывающейся 26 февраля сессии Совета ООН по правам человека?
— Правочеловеческая тематика — одно из основных направлений нашей деятельности. Мы ожидаем в Женеве министра иностранных дел Сергея Викторовича Лаврова, который выступит на «высоком сегменте» сессии Совета по правам человека с изложением наших подходов по данной проблематике, нашего видения того, как должен работать этот очень важный орган. В выступлении главы МИД будет целый ряд конкретных инициатив.
Мы намерены провести тематическую дискуссию высокого уровня в связи с 70-летием Всеобщей декларации прав человека и 25-летием Венской декларации и Программы действий. Кроме того, внесем нашу традиционную резолюцию «Целостность судебной системы», в которой осуждается произвольное содержание под стражей без доступа к правосудию. К сожалению, некоторые страны, в первую очередь Соединенные Штаты, используют такую практику до сих пор.
Во взаимодействии с российским гражданским обществом мы организуем несколько мероприятий на полях сессии Совета по правам человека, а именно фотовыставку о достижениях российских инвалидов и лиц с ограниченными возможностями, конференцию по Украине и недопустимости фальсификации истории. Это основные темы, по которым мы будем работать на предстоящей сессии.
— Российские дипломаты на сессиях СПЧ всегда последовательно и твердо отстаивали необходимость беспристрастного подхода к оценке ситуации с правами человека в тех или иных странах, выступали против двойных стандартов в этой сфере. Будет ли продолжена эта линия российской дипломатии?
— Наша принципиальная позиция по этому вопросу сохраняется. Считаем, что любая деятельность в области прав человека должна служить, прежде всего, человеку, способствовать уважению его достоинства. К сожалению, наши западные партнеры постоянно пытаются использовать Совет для достижения собственных политических целей, как правило, неблаговидных. Нам об этом известно, и, конечно, мы будем применять контрмеры и действовать инициативно.
Мы не можем согласиться с тем, чтобы тематика прав человека использовалась в политических целях для оказания давления на неугодные правительства с целью в конечном итоге их свержения либо применения санкций. Совет по правам человека — это орган, который должен помогать государствам отлаживать правочеловеческие механизмы, а не быть инструментом наказания.
— Женева всегда являлась для России важным центром не только многосторонних форумов, но и двусторонних встреч. Сохранит ли она эту позицию? Какие встречи и переговоры запланированы на этот год?
— Конечно, Женева сохранит эту позицию. Это удобно со всех точек зрения, поэтому все государства очень активно используют поездки своих делегаций для проведения в том числе двусторонних контактов с коллегами. Из России приезжают, в частности, руководители профильных федеральных министерств и ведомств. Они участвуют не только в мероприятиях по линии ООН, но и проводят встречи с зарубежными партнерами.
— В последние годы более весомо проявляет себя парламентское измерение международного взаимодействия. В Женеве находится Межпарламентский союз, в котором активно работают представители России. Какие мероприятия по линии МПС намечены на ближайшее время?
— Мы придаем большое значение деятельности МПС как важнейшей международной площадки развития парламентской дипломатии. Российские делегации традиционно активно принимают участие в его работе.
В октябре прошлого года в Санкт-Петербурге проходила 137-я ассамблея МПС. В ее работе приняло участие беспрецедентное количество делегаций, в том числе 87 спикеров национальных парламентов. В ходе работы была одобрена резолюция, инициированная нашей страной, «К 20-летию Всеобщей декларации о демократии: общность нашего разнообразия». Одним из итогов ассамблеи стало предложение об учреждении Международного дня парламентаризма, который планируется отмечать 30 июня в честь первой сессии МПС в 1889 году.
Мы будем продолжать активно участвовать в работе МПС. Его очередная сессия состоится 24-28 марта в Женеве. Планируется, в частности, принять такие важные резолюции, как «Сохранение мира как средства достижения устойчивого развития», «Вовлечение частного сектора в процесс реализации Целей устойчивого развития, особенно в области возобновляемых источников энергии». В работе сессии, как мы ожидаем, примет участие руководство Государственной думы и Совета Федерации.
— Есть ли перспективы у женевской Конференции по разоружению, работа которой буксует из-за разногласий стран-участниц? Какую роль отводит этому форуму Россия?
— Долгие годы работа Конференция, к сожалению, пробуксовывала. Но несмотря на все эти сложности, все-таки ситуация не безнадежная. Как показала последняя сессия Конференции, среди участников крепнет понимание необходимости скорейшего восстановления дееспособности этого органа, продолжается активный поиск путей решения этой задачи.
Наша делегация вносит в эти усилия значительный вклад. В ходе нашего председательства на Конференции в 2017 году нами был подготовлен проект сбалансированной программы работы, нацеленный на два важных направления — ядерное разоружение и нашу инициативу по ОМУ-терроризму. Эти документы остаются на столе Конференции. Рассчитываем, что в конечном итоге они получат развитие.
Отмечу, что важным шагом стало недавно принятое решение об учреждении вспомогательных органов для углубленного рассмотрения пунктов повестки дня с прицелом на возобновление переговорной деятельности. По сути, это новый момент в работе Конференции, и мы очень рассчитываем на содержательный разговор в будущем. Главное теперь — не затягивать время, использовать достигнутый пусть маленький, но все-таки конкретный практический результат для того, чтобы придать импульс работе Конференции.
Считаем, что этот очень ясно показывает, что посредством конструктивного диалога и проявляя гибкость делегации способны находить общеприемлемые развязки.
— Газета «Трибюн де Женев» написала 1 февраля, комментируя ваше новое назначение, что приезд «тяжеловеса российской дипломатии» является «хорошей новостью для Женевы», поскольку свидетельствует об интересе Москвы к этой международной площадке. Согласны ли вы с этим мнением газеты?
— Мне лестно слышать такие слова, но я, честно говоря, не связываю свой приезд и работу здесь с какими-то попытками придать дополнительный акцент деятельности Женевы. Женева и сама по себе уже является таким центром и она будет им оставаться.
Что касается других мест, где проходят международные мероприятия, то их проведение там указывает на многовекторность, на то, что другие города и страны тоже могут внести свой вклад в поиски путей урегулирования острых конфликтов. Вместе с тем я уверен, что Женева останется важным центром дипломатических усилий.
Беседовал Константин Прибытков
Комментарии
Читайте также
Асад позвонил Путину
3
Названы сроки передачи Сирии С-300
Шойгу озвучил ответ на действия Израиля
1
Россия задействует С-300 в ответ на сбитый Ил-20
296
Последние новости
В вооруженных силах Ирана связали теракт в Ахвазе с США и Израилем
Шойгу: принятые для безопасности российских военных в Сирии меры охладят "горячие головы"
Захарова: трагедия с Ил-20 потребует дополнительных разъяснений со стороны Израиля