Вести.Ru 15 февраля 2018

Восточно-Средиземноморская газовая война начинается

Фото: Вести.Ru
Москва, 15 февраля — «Вести. Экономика» Оптимизм в отношении продолжающихся Восточно-Средиземноморских оффшорных газовых приключений скоро может столкнуться с мрачной реальностью.
Мир наблюдает за военной операцией «Оливковая ветвь», которую реализуют военные силы Турции в районе Африна в Сирии, однако столкновения и конфликты нарастают и в другом месте. Широко распространенный иранский кризис, связанный с беспилотными летательными аппаратами, не только показал неустойчивость ситуации на территории Голан на границе между Сирией и Израилем, но также привлек внимание к столкновениям сил безопасности, связанными с газовыми месторождениями, за пределами Ливана, Кипра и даже Израиля. Анкара показала свой аппетит к конфронтации, когда корабли турецкого флота помешали буровому судну, работающему в итальянской нефтяной компании ENI, выйти на спорный кипрский оффшорный блок. Анкара утверждает, что оффшорные резервы также принадлежат турецкой части острова. Оффшорный Кипр стал вторым полем битвы между членами НАТО после турецкой конфронтации с американскими военными, которые в настоящее время поддерживают сирийских курдских бойцов из Отрядов народной самообороны вокруг Африна и Манбиджа на севере Сирии. Прогнозы властей Анкары связаны не только с угрозами Рабочей партии Курдистана, но и с энергетическими активами. С момента открытия оффшорного газового месторождения на прошлой неделе на Кипре совместным предприятием Total-ENI Турция усилила свою военную деятельность в этом районе. На другой стороне Восточно-Средиземноморского региона Египет не оставался безучастным, когда возникли размолвки между Кипром и Турцией. Как и ожидалось, благодаря заявлениям турецкого президента Эрдогана о промусульманских братствах и его военной деятельности в Сирии и на Африканском Роге Каир оказал поддержку Никосии. В жестком заявлении министр иностранных дел Египта Самех Шукри по приказу президента Сиси отстаивал не только кипрские оффшорные проекты по разведке газа, но и заявил, что соглашение в отношении Исключительной экономической зоны 2003 года с Кипром действует. Поэтому любой шаг Турции, чтобы заблокировать это, будет воспринят как нападение на Египет. В 2003 году Каир и Никосия подписали соглашение о создании ИЭЗ в Восточном Средиземноморье для увеличения добычи оффшорного газа. Анкара выступает против этих шагов, поскольку она заявляет о юридических правах на оффшорные ресурсы для турецкого Кипра, которые она занимала в 1974 году. Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу отклонил это соглашение как «не имеющее силы». Однако Каир призвал Турцию не ущемлять суверенные права Египта.
Хотя Кипр и Египет поддерживаются ЕС, Анкара продолжает предъявлять свои претензии. Турция теперь начала противостоять греческим судам в других районах. В то же время Эрдоган предупреждает международных операторов о том, что они могут потерять дружбу Анкары. Для Египта ситуация считается угрозой национальной безопасности. Каир надеется на дальнейшее расширение своего оффшорного производства с учетом газового месторождения ENI Zohr и новейшего морского месторождения BP. В ответ на турецкие угрозы генерал-майор Египта Мамдух Моклед заявил: «Не стоит прислушиваться к турецким заявлениям, мы должны продолжать разведку газа в Средиземном море и избегать попыток ее сорвать». Для Каира стабильность в регионе необходима, так как сейчас реализуются планы по экспорту СПГ в 2020 году. Эти планы будут объединены с кипрско-израильской оффшорной добычей газа. Израильско-турецкие отношения разорваны, прежние планы Израиля по экспорту газопровода в Турцию подорваны — и хотя они продвигались США и ЕС, нынешняя региональная позиция Эрдогана помешает этому. Единственный путь для того, чтобы израильский газ стал коммерчески привлекательным для экспорта, находится в экспортном сочетании с Египтом. Стратегический выбор Анкары теперь, похоже, еще больше укрепляет египетско-израильские отношения. Кипр, как страна Европы и НАТО, рассматривается как дверь в Европу из-за ее стратегической значимости. На фоне возможности возобновления и расширения существующих планов Египта по сжижению СПГ создается новая Трехсторонняя коалиция. Угрозы исходят не только из Турции — Ливан и Сирия также внезапно включаются в игру.
Борющееся правительство Ливана, столкнувшись с растущим влиянием "Хезболлы", поддерживаемой Ираном, недавно столкнулось с опасной угрозой безопасности со стороны Израиля. Попытки Ливана в течение последних недель, направленные на то, чтобы провести тендер на разработку оффшорных газовых блоков рядом с морской границей с Израилем, заставило последнего нервничать. Тель-Авив открыто предупредил международные нефтегазовые компании держаться подальше от этих районов, поскольку это будет рассматриваться как угроза безопасности Израиля. Движение Ливана происходит в то же время, когда его главный могущественный игрок «Хезболла» — шиитская милиция и политическая партия, тесно связанные с Ираном — усилила нападения на Израиль, лишний раз доказав свой воинственный настрой за счет создания 150 тыс. ракет — реальная военная сила. Война боевиков «Хезбаллы» в Сирии, где она была основой выживания президента Сирии Асада, рассматривается Израилем как акт военных действий — позиция, которая недавно была подтверждена после того как иранский дрон был зафиксирован в воздушном пространстве Израиля и затем сбит. Военная конфронтация в Сирии могла легко перекинуться на ливанско-израильский театр. "Хезболла" также непосредственно угрожает израильским оффшорным нефтегазовым операциям. В видеоролике «Хезболла» угрожала израильским оффшорным газовым месторождениям атакой. По словам ливанских источников, «Хезболла» заявила, что это было ответом на возражения Израиля на ливанский оффшорный тендер. Лидер «Хезболлы» Хасан Насралла открыто заявил о ливанском притязании на всю оффшорную территорию. Ливану не стоит легкомысленно относиться к позиции Израиля. До сих пор ситуация с морскими границами между Израилем и Ливаном не урегулирована. Военные аналитики опасаются крупного противостояния. Некоторые из них предупредили, что крупная находка со стороны Ливана может угрожать развитию газового месторождения Тамар в Израиле, оказывая давление на газовое месторождение Левиафан, которое, как ожидается, будет введено в эксплуатацию к 2019 году. Израиль уже расширил свой флот для защиты газовых проектов и судоходных линий; усиленная ливанская угроза привлечет больше внимания к этому. Расширение израильского военно-морского флота связано не только с угрозами на севере, но и с целью противостояния экстремистской угрозе движения «ХАМАС» оффшорным проектам. Если рассматривать факты в этом районе, начинается война. Это создаст серьезную угрозу газовым восточно-средиземноморским фьючерсам. Повышенная уязвимость или прямая война угрожают не только Израилю, но и Ливану, однако она может затронуть и другие страны. 2018 год может стать годом еще одного столкновения между «Хезбаллой» и Израилем, но в гораздо большем масштабе, чем раньше, поскольку укрепилась военная мощь «Хезбаллы». Иран также играет определенную роль, поскольку его войска IRGC представляют угрозу для Голанской территории Израиля. В общем смысле угрозу испытывают не только газовые операции. Морские угрозы и конфликты могут одновременно затронуть и другие транспортировки нефти. Полномасштабный военный конфликт, связанный с оффшорным районом Кипра-Ливана-Израиля, заблокирует маршруты транзита нефти в Джейхане (Турция). В то же время прямой конфликт между Кипром и Турцией вовлечет в себя греков, которые непосредственно угрожают транзитным маршрутам через Босфор. Оба могут поставить под угрозу транспортировку объемов в 1,6 млн баррелей в сутки (нефтепровод Баку — Тбилиси — Джейхан) и 2,9 млн баррелей в сутки (Босфор). У хедж-фондов будет удачный день, однако для европейских потребителей это станет ударом.
 Ещё 2 источника 
Комментарии
Читайте также
Почему арабская молодёжь променяла США на Россию
4
Склады боевиков с оружием стран НАТО нашли в Хомсе
В США предложили запретить продажу F-35 Турции
Франция разместила артиллерию в Сирии