Ещё

Эксперты: Американцам сойдет с рук убийство россиян в Сирии 

Гибель около двухсот россиян в Сирии вследствие атаки американского контингента всколыхнула русскоязычный Интернет, причем комментарии на эти события диаметрально противоположны: от «а не надо было лезть таскать чужие каштаны из чужого огня» до «когда ждать ответного удара российских ВКС по обнаглевшим пиндосам».
Несмотря на то, что эмоциональный накал этих дискуссий вполне объясним: впервые со времен войны в Афганистане российские вооруженные граждане становятся объектами прямой атаки со стороны военнослужащих США, скорее всего никаких последствий, политических или дипломатических, этот инцидент не возымеет, убежден военный обозреватель газеты «Комсомольская правда» Виктор Баранец.
На свой страх и риск
Давайте отставим эмоции, свойственные дилетантам, и будем рассуждать по-военному четко, призывает отставной полковник.
«С юридической точки зрения, обстрел подразделений некоей частной военной компании не является конфликтом между комбатантами разных стран. Конкретно в случае с ЧВК «Вагнер», эта компания в России существует вне закона, в самом прямом смысле этого выражения. Они с точки зрения закона — нелегалы. Поэтому предъявлять какие бы то ни было претензии к американцам за гибель сотрудников «Вагнера» власти России формально не могут», — сказал он «Ридусу».
Предыдущий раз легализовать ЧВК депутаты Госдумы пытались в январе 2017 года, но безуспешно. Возможно, инцидент в Сирии как раз и подтолкнет российских законодателей наконец-то принять годами «подвешенный» в Госдуме закон о ЧВК, иначе участники «Вагнера» погибли совсем уж за зря: потому что существующее положение в высшей степени лицемерно, возмущается эксперт.
«В Ираке, например, частная военная компания однажды расстреляла 200 безоружных человек. Компания была американская, но Белый дом и Пентагон умыли руки, сославшись, что эта ЧВК финансировалась не из государственного, а из частного бюджета. И Совет Безопасности ООН отступился: ведь формально правительство США в самом деле никак не было связано с этой компанией», — напоминает он.
Что верно для наемников с американскими паспортами, в той же ровно степени верно для «солдат удачи» с любыми другими паспортами, не исключая, естественно, и российские. Хорошо это или плохо для самих участников ЧВК, вопрос не вызывает особых споров.
Военные законы, права и обязанности применяются к армии, ополчению и добровольческим отрядам, если они: имеют во главе лицо, ответственное за своих подчинённых; имеют определённый и явственно видимый издали отличительный знак; открыто носят оружие; соблюдают в своих действиях законы и обычаи войны. Лица, входящие в состав вооружённых сил стороны, находящейся в конфликте, являются комбатантами, то есть они имеют право принимать непосредственное участие в военных действиях. — IV Гаагская конвенция.
«Конечно же, рисковать жизнью на чужой земле и при этом знать, что в случае чего, государство не сможет прийти к тебе на выручку, что ты не защищен Конвенцией о комбатантах, это не очень повышает боевой дух таких людей», — говорит Баранец.
Чем пахнет в сирийской пустыне
Однако в любом случае надо отличать членов российских ЧВК от членов ЧВК любых других стран, тем паче от бандитов без гражданства, поднимается в атаку полковник в отставке.
«Участника российской ЧВК нельзя называть наемником — этим вы льете воду на мельницу бандитов из ИГИЛ (запрещена в РФ — ред.), а также кашеваров игиловской и западной пропаганды! Точно также, неправомерно называть спонсируемые американцами отряды, которую лицемерно называют Сирийской Свободной Демократической Армией, повстанцами. Для нас в Сирии может быть только одна армия — та, которой командует Башар Асад. А все прочие «армии» — это те же бандиты и террористы, танцующие под дудку американцев», — настаивает Баранец.
По мнению эксперта, американцы расстреляли российских ЧВКшников сугубо в отместку за то, что перед этим группа «Вагнер» отработала по району, где базировались отряды сирийских проамериканских оппозиционеров.
«Наши доблестные штурмовики их припудрили так, что там американские кишки на много квадратных километров валялись по пустыне! Мы туда пришли не с повстанцами бороться. И удар по российскому вооруженному отряду был ничем иным, как местью за гибель американских инструкторов», — считает он.
Точно так же, западной пропагандой являются цифры потерь «вагнеровцев» в Сирии, продолжает Баранец.
«Мы не отрицаем, что эта компания понесла потери в Сирии. Но эти потери на порядок-полтора ниже, чем сообщают об этом западные издания», — заявляет он. «Все погибшие будут похоронены в России с воинскими почестями, несмотря на то, что чисто формально они не выполняли задания российского командования».
Ничего личного — бизнес
Защитить интересы российских граждан, которые работают на так называемые частные военные компании, разумеется, необходимо, убежден директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов.
«Это совершенно не секрет, что такие компании в России давно существуют и это очень серьезный бизнес. Разумеется, подобные компании обязательно должны контролироваться государством. Тем не менее они по-прежнему существуют в серой зоне, потому что никто не хочет брать на себя ответственность за такой контроль», — сказал он «Ридусу».
Государства-участники не вербуют, не используют, не финансируют и не обучают наемников и запрещают такую деятельность в соответствии с положениями настоящей Конвенции — Международная конвенция о борьбе с вербовкой, использованием, финансированием и обучением наемников (1989).
Коновалов настаивает, что ЧВК не имеют ничего общего с наемничеством, запрещенным национальным и международным законом, однако он затруднился четко объяснить, где проходит грань между первым и вторым.
«Пока нет писаного закона о ЧВК, эту разницу можно показать только интуитивно. Наемники — это банда головорезов, которых нанимают для ведения наступательных операций с целью свержения какого-нибудь правительства. А ЧВК имеют устав, где должно быть записано, что они не могут выполнять политические задачи и ограничиваются охраной объектов или спасением заложников. И действовать они могут исключительно по лицензии государственных органов: в каких-то странах это МИД, а в Испании, например, это Министерство труда», — говорит он.
В современном мире частный военный бизнес занимает вполне достойное место, в то время как «неорганизованное» наемничество все больше вытесняется на обочину, указывает эксперт.
О ЧВК в России впервые вслух заговорили во время событий на востоке Украины. Их бойцы утверждают, что участвовали в конфликте добровольно и готовы снова поехать, по дружбе.
Потому что на данный момент для них есть сразу две статьи в Уголовном кодексе РФ — «Наемничество» и «Участие в незаконных вооруженных формированиях».
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео