Далее:

Невежественный Трамп учится у зануды Обамы

Невежественный Трамп учится у зануды Обамы
Фото:
Несмотря на весь хаос и всю мерзость событий последних семи месяцев, президент Трамп, наконец-то, начал разворачивать внешнюю политику США в сторону от неоконсервативного подхода — ведения нескончаемых войн и постоянного увеличения перечня врагов.
Перемена произошла, по большей части, за сценой и была замаскирована за воинственными высказываниями самого Трампа — такими, как его обязательство «одержать победу» в Афганистане и случайные всплески насилия (смертоносный удар ракетами «Томагавк» по аэродрому в Сирии).
Некоторые советники Трампа принижают значение происходящего сдвига потому, что это может усугубить действия демократов, одержимых навязчивой идеей вмешательства России в выборы и стремящихся добиться импичмента Трампа. Каждое миролюбивое движение Трампа истолковывается как отплата за «взятку», якобы полученную от России и повод для сомнительных утверждений, что Россия как-то поспособствовала его избранию.
Тем не менее, несмотря на эти внешние препоны и сумасбродное поведение самого Трампа, он остается открытым для нешаблонных альтернатив тому, что когда-то критиковал еще президент Обама, называя это «вашингтонской схемой игры». Речь идет о военном решении международных проблем.
В этом смысле примитивное понимание мира Трампом оказалось определенным преимуществом, поскольку он никогда не вписывался в вашингтонское групповое мышление. К тому же, сам он лично презирает видных политиков и руководителей СМИ, старающихся кастрировать его с самого первого дня после выборов. Но его невежество не дает ему возможности видеть, как глобальные кризисы пересекаются между собой, и не позволяет выработать связную и последовательную доктрину.
Это прошло почти незамеченным, но, вероятно, самое важное внешнеполитическое решение Трампа состояло в прекращении тайной поддержки сирийских повстанцев Центральным разведывательным управлением и в сотрудничестве президента с российским Владимиром Путиным в вопросе о расширении зон примирения в Сирии.
Этими действиями Трамп внес свой вклад в резкое сокращение кровопролития в Сирии. Сейчас уже представляется возможным, что сравнительно светская власть президента Сирии Башара Асада укрепляет свой контроль и что какая-то часть сирийских беженцев возвращается в свои дома. Сирия приступает к трудной работе по восстановлению разрушенных городов — таких, как Алеппо.
Но антипатия Трампа к каким-либо новым военным авантюрам в Сирии подвергается постоянным испытаниям со стороны израильского премьер-министра Биньямина Нетаньяху, угрожающего наносить удары по силам Ирана и Хезболлы, находящимся в Сирии.
Совсем недавно, по сообщениям израильской прессы, высокопоставленная делегация во главе с шефом Моссад Йоси Коэном донесла до сведения американских властей угрозы Нетаньяху. Нет сомнений в том, что израильский лидер напрямую поднял те же самые вопросы в телефонном разговоре с самим Трампом.
Биби надоел
Как мне удалось узнать от своих источников, Нетаньяху Трампу все больше и больше надоедает. Трамп устал от его постоянных требований и угроз. Трамп решительно отверг возможность поддержки нападения со стороны Израиля и отмел страхи Израиля, отметив, что именно политика Нетаньяху, направленная на поддержку повстанцев в Сирии, послужила причиной трудного положения Израиля, поскольку эта политика содействовала вовлечению в конфликт Ирана и Хезболлы.
Позднее Нетаньяху лично съездил в Сочи, чтобы и Путину выдвинуть то же самое неприкрытое предупреждение о намерении Израиля нанести удары по целям в Сирии, если Иран не уберет оттуда свои силы.
Источник, осведомленный об обстоятельствах этой встречи, сказал мне, что Путин саркастически ответил «Удачи!» и что чванливый Нетаньяху выглядел «выбитым из колеи».
Тем не менее, какой-нибудь крупный удар Израиля по позициям Ирана в Сирии станет испытанием прочности Трампа, поскольку Трамп подвергнется громадному давлению со стороны конгресса и мейнстримовских СМИ. Они-то будут выступать за то, чтобы осуществить вторжение на стороне Израиля. В самом деле, реалистично говоря, Нетаньяху рассчитывает на свою способность втянуть Трампа в конфликт, поскольку в одиночку Израиль не в состоянии отразить возможный российский контрудар.
Но здесь Нетаньяху, возможно, идет по тонкому льду, поскольку Трамп, кажется, винит высокопоставленных покровителей Израиля в Америке — неоконов — за большую часть своих политических неудач. Они противостояли ему во время республиканских праймериз, они выступали на стороне Хиллари Клинтон во всеобщих выборах, они раскрутили «российский скандал» с целью его ослабить.
Президент Обама сталкивался со схожим политическим давлением, имевшим целью заставить его отстаивать региональные интересы Израиля. Именно поэтому Обама и утвердил программу тайных операций ЦРУ в Сирии и иные виды помощи повстанцам, хотя он никогда не был горячим сторонником Израиля. Ему тоже со временем надоело нескончаемое запугивание со стороны Нетаньяху.
Обама покорился требованиям неоконов официального Вашингтона и ястребов в его собственной администрации — таких, как госсекретарь Хиллари Клинтон, директор ЦРУ Дэвид Петреус, его предшественник Джон Бреннан и посол США в ООН Саманта Пауэр.
Сирийский конфликт был составной частью более обширной, выбранной вашингтонскими неоконами, стратегии по свержению и демонтажу тех режимов, которые, как казалось, причиняли беспокойство Израилю. Поначалу неоконы предполагали сместить династию Асадов сразу после вторжения в Ирак в 2003 году. Следующим пунктом в их «меню» стояла «смена режима» в Иране. Но катастрофическая война в Ираке опрокинула график неоконов.
Хаос «смены режимов»
Либеральные интервенционисты Демократической партии, состоящие в плотных союзнических отношениях с республиканскими неоконами, включили в свои планы и Ливию. Ее лидер Муамар Каддафи был убит в 2011 году. Вслед за этим оружие из арсеналов Каддафи было отправлено в Сирию, что содействовало укреплению позиций боевиков-повстанцев, связанных с союзником Аль-Каиды*, Фронтом Аль-Нусра**, и других исламистских группировок.
В условиях, когда поддерживаемые Вашингтоном «умеренные повстанцы» действовали бок о бок с сирийским филиалом Аль-Каиды, неоконы/либеральные ястребы прибегли к хитрым и изощренным пропагандистским уловкам, чтобы оправдать свою поддержку террористов. Адвокаты «смены режима» принялись изображать ситуацию в Сирии в черном и белом цветах. Естественно, сторона Асада носила черные шляпы, а различные анти-асадовские «активисты» — белые (буквально, «белые каски»). Госдепартамент и его подельники — мейнстримовские СМИ — распространяли леденящие кровь ужасные истории об Асаде (хотя скрывать правду о роли Аль-Каиды было невозможно), которые играли на руку повстанцам. Они навесили на Асада ярлык «магнита для террористов» (а позднее — для ИГИЛ***). Этот аргумент на годы стал излюбленным для Белого дома.
Однако гуманитарные последствия сирийского конфликта и других продвигаемых Соединенными Штатами войн по «смене режимов» были ужасны. Они сеяли смерть и разрушение по, и без того хрупкому, Ближнему Востоку, породили волны отчаявшихся беженцев, наводнивших Европу, что спровоцировало политическую нестабильность в ряде стран ЕС.
К осени 2015 года продвижение повстанцев в Сирии — с использованием передового противотанкового вооружения из США — заставило Путина принять приглашение Асада разместить российскую авиацию для поддержки вооруженных сил Сирии, Ирана и Хезболлы. Вскоре ход войны изменился в пользу Асада.
Неизвестно, что сделала бы Хиллари Клинтон, завоюй она Белый дом в ноябре 2016 года. Вместе со всем внешнеполитическим истэблишментом США она раз за разом призывала к установлению «бесполетных зон» в Сирии для того, чтобы воспрепятствовать действиям сирийской и российской авиации. Один только этот шаг мог бы привести к эскалации конфликта до уровня Третьей мировой войны.
Но Трамп, которому недоставало «утонченности и изощренности» официального Вашингтона, не мог взять в толк, как устранение Асада, который вел войну против террористических группировок, могло бы посодействовать поражению этих самых террористов. Трамп, кроме того, видел, как подобные же аргументы доказали свою несостоятельность в Ираке и Ливии, где «смена режимов» породила хаос и терроризм.
Потворство саудитам/израильтянам
Однако в начале своего президентского срока малообразованный Трамп в рассмотрении ближневосточных проблем шатался от одного подхода к другому. Поначалу он следовал в русле грандиозных замыслов своего зятя Джареда Кушнера, вознамерившегося подрядить Саудовскую Аравию на разрешение израильско-палестинского конфликта. То есть, саудиты должны были оказывать давление на палестинцев, чтобы Израиль мог диктовать свои условия решения проблемы.
Символом воплощения схемы Кушнера стали первые зарубежные визиты Трампа в Саудовскую Аравию и Израиль в мае этого года. Но, как мне сообщили мои источники, Трамп, в конце концов, охладел к идеям Кушнера и стал рассматривать тандем «Израиль-Саудовская Аравия» как составную часть ближневосточных бед, особенно после того, как ознакомился с длительной историей поддержки Саудовской Аравией Аль-Каиды и других террористических группировок.
Возможно, самым значимым в этом смысле является то, что в июле Трамп по-тихому отменил тайную войну ЦРУ в Сирии. В США некоторые адвокаты «смены режимов» жаловались по поводу этого «предательства» «дела повстанцев», а некоторые демократы попытались увязать это решение Трампа с «российским скандалом», разваливающимся у них на глазах. Т.е. они утверждали, что Трамп принял это решение в качестве отплаты Путину за якобы его помощь в ходе выборов.
Однако суть заключается в том, что эта политика Трампа поспособствовала сокращению масштабов кровопролития в Сирии и уменьшению перспектив победы Аль-Каиды и ИГИЛ.
Таким образом, происходит постепенно обучение Дональда Трампа. Оно время от времени прерывается из-за его нестабильного характера и его неспособности противостоять политическому давлению, как это имело место 4 апреля, когда он принял поспешное решение и возложил на власти Сирии вину за химический инцидент в контролируемой Аль-Каидой деревне Хан-Шейхун.
Трамп этим своим решением похвалялся. Это контрастирует с занудством Обамы. Однако, естественно, официальный Вашингтон и мейнстримовские СМИ не только приняли за чистую монету утверждения о вине властей Сирии, но и похвалили Трампа за то, что он нажал кнопку. Позднее Хиллари Клинтон сказала, что, будь она президентом, она пошла бы дальше и ввела бы «бесполетную зону».
Как бы бездумна и жестока ни была ракетная атака Трампа, она предоставила ему некоторое «прикрытие» для встречи с Путиным на саммите G-20 в Германии 7 июля. В центре внимания была Сирия и прекращение тайной войны ЦРУ.
Террор, который поддерживает Саудовская Аравия
По сведениям, полученным от моих источников, Трамп вернулся к своему прежнему отношению, которое сформировалось у него еще до выборов. Он считает, что Саудовская Аравия — это главный спонсор террористических группировок и ключевой провокатор беспорядков в регионе. Главная причина этого — ее соперничество с Ираном. И это — один из ведущих факторов войн и в Сирии, в Йемене.
И хотя Трамп повторял вашингтонскую двухпартийную (и покрытую мраком недоказуемости) мантру о том, что Иран это главный спонсор терроризма, он, как представляется, движется в сторону более честного взгляда и признает фальшивость неоконовской пропаганды об Иране.
Охлаждение Трампа по отношению к Саудовской Аравии, возможно, содействовало некоторому потеплению в отношениях этих двух стран, религии которых конфликтуют уже больше 1 400 лет. Недавно было неожиданно объявлено, что две страны планируют обменяться дипломатическими визитами. Даже в тех сферах, где Трамп допускал безрассудные высказывания — как это было в случае с «огнем и яростью» в отношении Северной Кореи, — его закулисная политика представляется более открытой к компромиссу и даже к примирению. От источника, располагающего достоверными сведениями, были получены данные о том, что за неделю напряженность в отношениях с этой страной снизилась, и появились завуалированные предложения поставить в Северную Корею продукты питания, чтобы стимулировать Пхеньян прекратить ракетные разработки и даже начать политические переговоры с Южной Кореей.
В Афганистане Трамп, возможно, тоже играет двойную игру. С одной стороны, он выступает с ястребиной речью, вроде бы, утверждая, что конфликт, который длится 16 лет, имеет «открытый конец». А с другой, он втихаря подает сигналы о готовности вести переговоры с Талибаном **** о политическом урегулировании.
Одна из альтернатив заключается в том, что может быть принята идея о коалиционном правительстве, в которое войдет и Талибан. А войска США будут отведены на базу, откуда они смогут наносить удары по террористам, если Аль-Каида и другие международные террористические группировки вновь разместятся в Афганистане.
Многие из последних внешнеполитических инициатив Трампа отражают враждебное отношение к интервенционизму неоконсерваторов бывшего главного стратега Белого дома Стива Бэннона. Госсекретарь Рекс Тиллерсон, бывший руководитель Exxon-Mobil, также разделяет более прагматичный подход к международным отношениям, чем некоторые из его идеологизированных предшественников.
Пусть еще и в зачаточном состоянии, но эта политика представляет собой новый реализм во внешней политике США. Он во многом схож с тем, что предпочитал президент Обама, но что он зачастую не желал или не мог довести до своего логического завершения. Его останавливали страх перед Нетаньяху и могущество неоконов и их союзников из лагеря либеральных ястребов.
Тем не менее, наиболее важные решения Обамы — не наносить мощного удара по Сирии в августе 2013 года и заключить соглашение с Ираном по ядерной программе — представляли собой сходный путь — отход от войны. И это навлекало осуждение со стороны израильско-саудовского тандема и американских неоконов.
Будучи республиканцем, который поднялся в политике благодаря потворству «электоральной базе» Республиканской партии и ее ненависти к Обаме, Трамп на словах всегда выступал против обамовской линии и по Сирии, и по Ирану. Но сейчас он, возможно, дрейфует в направлении именно этих позиций. Постепенно Трамп пришел к осознанию того, что неоконы и другие его политические противники стремятся стреножить и унизить его. И, в конце концов, снять его с должности президента.
Вопрос заключается в следующем: приведет ли Трампа его инстинкт выживания к такой политике, которая притупит стратегию его противников, или тот же инстинкт побудит его поддаться и уступить их требованиям.
Автор (англ. Robert Parry) — американский журналист-разоблачитель, известный своими журналистскими расследованиями в Ассошиэйтед Пресс и Newsweek по делу Иран-контрас, об американской помощи никарагуанским контрас, связанным с незаконным оборотом кокаина в США в 1985 году, а также о катастрофе рейса MH17, когда он опубликовал факты, объединение которых, по его мнению, убедительно показывает, что после нескольких месяцев безуспешных попыток спровоцировать повстанцев Донецкой и Луганской народных республик на уничтожение гражданских пассажирских самолётов вооружённые силы Украины сами сбили пассажирский самолёт.
В 1984 году был награждён премией Джорджа Полка (учреждена в 1948 году, в память корреспондента CBS Джорджа Полка, убитого при освещении греческой гражданской войны (Гражданская война в Греции).
Публикуется с разрешения издателя.
Перевод Сергея Духанова.
* Аль-Каида («База») — международная террористическая организация, деятельность которой в России запрещена решением Верховного суда РФ от 14.02.2003.
** Аль-Нусра («Джебхат ан-Нусра») — созданная во время гражданской войны в Сирии террористическая группировка, деятельность которой в России запрещена решением Верховного суда РФ от 29.12.2014.
*** Исламское государство («Исламское Государство Ирака и Леванта», ИГИЛ) — террористическая группировка, деятельность которой в России запрещена решением Верховного суда РФ от 29.12.2014.
**** «Движение Талибан», террористическая организация, деятельность которой в России запрещена решением Верховного суда РФ от 14.02.2003.
Госдеп США ЕС Республиканская партия США ЦРУ Еще 8 тегов
Джаред Кушнер Биньямин Нетаньяху Сергей Духанов Муаммар Каддафи Еще 10 тегов
Оставить комментарий