В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Косимшо Искандаров: ключи к миру в Афганистане лежат в Душанбе

ДУШАНБЕ, 23 июн — , Андрей Захватов. Своими мыслями о том, что сегодня происходит в этой стране и как можно прекратить 40-летнее вооруженное противостояние, в эксклюзивном интервью со Sputnik поделился известный таджикский ученый и эксперт, доктор исторических наук, директор Центра изучения и региона Косимшо Искандаров.

Косимшо Искандаров: ключи к миру в Афганистане лежат в Душанбе
Фото: Sputnik ТаджикистанSputnik Таджикистан

- Уважаемый господин Искандаров, в связи с несколькими недавними терактами в обстановка в Афганистане обострилась. Какова сейчас там расстановка противоборствующих сил?

Видео дня

— По данным из афганских источников, в настоящее время в Афганистане действует более 20 террористических организаций и групп. Наиболее крупной является (запрещено в ), которое имеет тесные связи с международной . Недавно "Талибан" опубликовал карту территорий подконтрольной этой организации (в процентах в разрезе каждого уезда). Согласно этой карты, более половины территории Афганистана находится под их контролем.

- Для контроля над столь обширной территорией требуются значительные средства. Из каких источников финансируется "Талибан"?

— "Талибан" получает поддержку как за счет внутренних, афганских ресурсов, так за счет внешних спонсоров. Внутренние источники — это значительная прибыль за счет производство на подконтрольных территориях наркотиков, прибыль от разработки недр и продажи драгоценных металлов и камней, в том числе золота и лазурита.

Талибы собирают налоги от местного населения – налог "ушр" (одна десятая часть урожая), налог с земельных угодий и другие налоги. Талибы получают деньги от операторов мобильной связи, им платят дань некоторые высокопоставленные чиновники, бизнесмены и банкиры.

Еще один из источников обеспечения их деятельности – трофеи в боях (боевая техника, оружие, деньги), захваченные в занятых уездных и провинциальных центрах. Однако, насколько можно мне представляется, значительную часть своих расходов талибы покрывают за счет внешней материально-технической и финансовой поддержки.

Талибов используют в своих интересах не только внешние, но и другие политические силы внутри страны и даже органы государственной власти, и за лояльность талибов также платят им. Вторая по своей мощи террористическая организация, набирающая силу, — так называемое или ДАИШ.

- Давайте остановимся на ДАИШ, этой новой "второй террористической силе" более подробно…

— Несмотря на вооруженное преследование со стороны правительственных сил и Международной коалиции, ДАИШ продолжает усиливать свое влияние в некоторых провинциях Афганистана. Основные базы ДАИШ находятся в провинциях Нуристан, Кунар и Нангархар. Их основной центр находится в уезде Ачин, где недавно была брошена самая крупная неатомная бомба . Недавно боевики ДАИШ захватили (на несколько дней) и знаменитый комплекс Тора Бора, в котором в свое время скрывался лидер "Ал-Каида" Усома Бен Ладен. Деятельность ДАИШ наблюдается вблизи афгано-иранской границы, в , Фарах, Урузган.

На северо-востоке их присутствие отмечено в Бадахшане, Кундузе и . Недавно корреспондент телевидения "Аль-джазира" побывал в лагерях ДАИШ в Баглане и Кундузе и беседовал с членами ДАИШ. В последние месяцы распространяются много сообщений об усиление влияния ДАИШ на северо-западе Афганистана, в провинциях Фарьяб, Джузджан и Сарипул.

Впервые за все время своего пребывания на севере Афганистана, они смогли захватить уезд Дарзаб в паровинции Фарьяб и два дня удерживали его под своим контролем. По всей вероятности, основное финансирование ДАИШ получает из и . Но, видимо, боевики не обходятся и без других источников.

- Вот уже более года из Афганистана приходят сообщения о неких неопознанных вертолетах, замеченных над территориями, где есть боевики ДАИШ. Это достоверные сведения или дезинформация?

— Два депутата афганского парламента поклялись, что ДАИШ в Афганистане финансируется и получает поддержку непосредственно из Совета безопасности Афганистана. Губернатор провинции Пактия заявляет, что 200 тысяч долларов из Совета безопасности были розданы семьям членов ДАИШ в этой провинции.

В последнее время на северо-западе Афганистана и в некоторых уездах все чаще наблюдают полеты неизвестных вертолетов, которые совершают посадку в районах, находящихся под контролем ДАИШ и предположительно доставляют боевикам оружие и боеприпасы. Это говорит о том, что за ДАИШ стоят влиятельные силы, явно финансирующие конкретный проект.

- Какие вооруженные группировки, кроме "Талибана" и ДАИШ наиболее активны сегодня в Афганистане?

— В последнее время активизируется деятельность (ИДУ) (запрещено в РФ). Зона деятельности ИДУ — преимущественно в ареале компактного проживания этнических узбеков. Это провинции Фарьяб, Джузджан, Сари Пул, а также северо- восток Афганистана.

По сути, на сцену войны вступает новое поколение узбекских джихадистов, прошедших подготовку в лагерях в и на Ближнем Востоке. В ИДУ вступает и местная афганская молодежь. В последние месяцы в этот регион продолжают пребывать сотни террористов, в том числе со своими семьями.

По некоторым данным, руководство узбекских, таджикских, туркменских и казахских террористов в провинциях Сарипул, Джузджан и Фарьяб возложено на сына Тахира Юлдошева. Иногда его называют по имени Азизулла, иногда Абдуррахман. Сообщается, что из американской тюрьмы, где он находился, осенью 2016 года, его перевели в Кабульскую тюрьму и вскоре он появился в Джузджане и развернул бурную деятельность, подчинив себе всех боевиков среднеазиатского происхождения. Некоторые эксперты называют его командиром ДАИШ в регионе.

Действуют и другие запрещенные в РФ организации — , которая ведет активную, пропагандистскую работу за создание исламского халифата, Исламское движение Восточного Туркестана (ИДВТ), объединяющее китайских уйгуров. Активны "Ансаруллах", в которую входят таджики, "Даават-ут-таблиг" и некоторые другие организации. Боевики, входящие в эти организации, часто принимают активное участие в операциях "Талибан" по захвату того или иного административного района.

- Ряд экспертов полагает, что внутриафганский конфликт уже давно превратился в борьбу "пуштунского юга" и "непуштунского севера". Согласны ли Вы с этой оценкой?

— Действительно, некоторые националистически настроенные круги в правящей элите стремятся использовать этническую карту для монополизации политической власти, усиления "пуштунскской составляющей" во власти и обеспечения доминирующего положения пуштунов в обществе. Возвращение в политику Гульбеддина Хекматиара, бывшего премьер-министром Афганистана в середине 90-х годов, отчасти служит целям укрепления политической и этно-племенной составляющей правящей пуштунской элиты.

Нередко на высоком уровне талибов называют "братьями" — это также имеет этническую подоплеку. Тем не менее, утверждать о борьбе в "пуштунского юга" с "непуштунским севером", наверное, несколько не корректно, так как нельзя отождествлять политику ряда шовинистически настроенных кругов в пуштунской элите со всеми пуштунами в целом.

Дело в том, что "Талибан" и ДАИШ действуют и на юге и на востоке, где преимущественно проживают пуштуны. Кроме того "Талибан" на севере стремится заручиться поддержкой не пуштунских народов. Их привлекают в свои ряды, назначают на ответственные должности — теневыми губернаторами, командирами бандгрупп.

Не исключено, что какие-то силы желают, чтобы война в Афганистане приобрела этнический характер. Если события будут развиваться по такому сценарию, для Афганистана это будет еще большей трагедией.

- Изменились ли за последнее время стратегические цели противоборствующих сторон?

— Нет, стратегические цели противоборствующих сторон сильно не изменились. Стратегия официального Кабула направлена на включение "Талибан" в мирный процесс и в будущем в управление государством. За это выступал и выступает бывший президент Афганистана и нынешний президент .

Но проблема в том, что талибы пока не готовы на компромисс с официальным Кабулом. Стратегия "Талибана" — продолжение изнурительной войны с целью вооруженного захвата власти. Однако в условиях присутствия в Афганистане иностранных войск талибы не могут добиться военной победы, поэтому они выступают за вывод иностранных войск, — как условие для начала переговоров.Но, как показал опыт 90-х годов прошлого века, когда Советский Союз вывел свои войска из Афганистана, официальный Кабул после вывода войск Международной коалиции будет ослаблен и уязвим, и "Талибан" сможет вести переговоры с позиции силы — так как у талибов появится реальная возможность для захвата власти.

В самом "Талибане" есть определенные группы, готовые к переговорам без предварительных условий, но какие-то серьезные силы не позволяют им сделать этот шаг. Мне представляется, что ведущие страны мира и региональные игроки пока не имеют выработанной стратегии прекращения войны и победы над терроризмом в Афганистане.

- Давайте вернемся к вопросу о степени угрозу со стороны "Исламского государства" (ДАИШ). Что можно сказать о численности в Афганистане их членов и сторонников?

— Точных данных о численности ДАИШ нет. В 2015 году приводили цифру 4 — 5 тысяч, затем от 1400 до 2000 боевиков. Западные источники в 2016 году приводили цифру менее 1000 человек. В это же время российские источники озвучивали цифру в 10 — 12 тысяч.

Дело в том, что многие западные источники не признают наличия игиловцев на севере и западе Афганистана. Они считают, что боевики "Исламского государства" действуют только на востоке Афганистана и в результате военных операций США и правительственных войск понесли большие потери.

Тем не менее, на севере страны много так называемых "скрытых" игиловцев или сочувствующих, которые пока воздерживаются поднять черный флаг, но в любой день могут заявить о себе. Пока нельзя полностью быть уверенным, что террористические организации, в которые входят выходцы из стран СНГ, присягнули ДАИШ. Но информация о том, что эти организации работают на ДАИШ и даже иногда поднимают черный флаг этой организации – такая информация есть.

- Российский политолог Дмитрий Верхотуров считает, что игиловцы и талибы явно добиваются общих целей. Так ли это?

— Об общих целей игиловцев и талибов было указано в письме Мулла Ахтара Мансура Абубакру Багдади от 16 июня 2015 года. В письме лидер "Талибан" просил Багдади не вмешиваться в Афганистан, так как талибы делают ту же работу, что ДАИШ в Ираке и Сирии и подчеркивал необходимость сотрудничества. Известно, что группа талибов, в составе которой был и известный полевой командир Мулла Дадулла, посетила Ирак, изучала опыт ДАИШ и по возвращению начали рубить головы.

Тем не менее, между ними есть различия. Талибы джихадисты, но считают себя последователями мазхаба Абу Ханифы, который более толерантен, а игиловцы джихадисты — такфиристы. Целью "Талибан" в ближайшей перспективе является возрождение исламского эмирата "Талибан" в Афганистане, а что будет потом – об этом они умалчивают.

- Для того, чтобы правильно оценивать действующие в Афганистане террористических организаций и делать правильные выводы, нужно более точно знать их намерения. Расскажите, пожалуйста, более подробно – что же все-таки хотят достичь "Талибан" и ДАИШ в Афганистане?

— Дело в том, что вначале целью "Талибан" была создание халифата, а не эмирата. А халифат и эмират – это разные вещи. Талибовская газета "Толое афган" писала: "Наша конечная цель объединение всех исламских стран в единый и неделимый исламских халифат".Руководство ДАИШ намерено распространить свое влияние на всю территорию "Великого Хорасана", включающего в себя не только иранские территории Хорасан, но и части территорий Афганистана, , и Таджикистана.Между "Талибаном" и ДАИШ конечно существуют разногласия, переходящие иногда из соперничества в вооруженное противостояние. Но это противостояние идет за контроль над территориями, за усиление влияния в том или ином регионе.

Вместе с тем, существующие различия не мешают талибам переходить в ДАИШ. На севере страны, например, они особо не конфликтуют с ДАИШ, как-то приживаются, и основу ДАИШ в Афганистане составляют именно талибы, как пакистанские, так и афганские.

Я полагаю, судить о намерениях этих организаций нужно по их практической деятельности. К сожалению, на сегодняшний день эта деятельность характеризируется одним словом — террористическая. Поэтому многие эксперты называют "Талибан" и ДАИШ двумя сторонами одной медали.

- Пресса сообщает, что ответственность за недавние теракты в Кабуле взяло на себя "Исламское государство". Можно ли в это поверить, если игиловцы стремятся создать себе в Афганистане положительный имидж?

— Я не думаю, что стремясь создать себе в Афганистане положительный имидж, ДАИШ отказывается от террористической деятельности. Наоборот, руководство ДАИШ уверено, что терактами оно демонстрирует решительность в борьбе с "безбожным режимом" и укрепляет свой имидж в целом, в глобальном джихаде и перед руководством ДАИШ в Ираке и Сирии в частности. Поэтому ДАИШ берет ответственность даже за те террористические акты, которые не совершал. Наблюдаются и такие ситуации, когда террористическую акцию осуществляет "Талибан", а ответственность за это берет на себя ДАИШ. В случае с последней террористической акцией в Кабуле — то же самое, У спецслужб Афганистана есть доказательства причастности "Талибан" к этому, но ответственность взяла на себя ДАИШ.

Тем не менее, ДАИШ тоже делает попытки создать свой "положительный" имидж. По некоторым данным, ДАИШ на своих подконтрольных территориях отказывается от поборов в отношении мирного населения. Все необходимое покупает у населения, причем платит хорошие деньги. Кроме того за согласие влиться в ее ряды ДАИШ платит большое ежемесячное жалование.

- В ряде западных и афганских СМИ в последнее время появлялись сообщения о том, что Россия снабжает талибов оружием – чтобы лидеры "Талибана" пошли на контакты. Согласны ли Вы с этим?

— Действительно в последнее время через СМИ распространяются слухи о поставке Россией оружия талибам, об оказании им финансовой и иной поддержки. Однако все это остается на уровне слухов. Никто не представил доказательств причастности России к поставкам оружия.

Вероятно, поводом для распространения таких слухов отчасти послужили заявления ряда высокопоставленных российских чиновников о наличии у России намерений иметь контакты с движением "Талибан" для обеспечения безопасности российских специалистов в Афганистане. Некоторые политические силы в Афганистане очень болезненно воспринимают любую информацию о помощи талибам, особенно со стороны России.

Но, судя по заявлениям российских представителей, такие контакты действительно есть. Россия намерена привлечь их к мирному процессу – и это было бы логично. Но я не думаю, что талибы согласились говорить с Россией только из-за презента в "десяток-полтора автоматов", как об этом говорит Дмитрий Верхотуров. Замечу, что вместо оружия можно было бы подарить талибам что-то другое.

- Время от времени в СМИ обсуждается вопрос – возможен ли перенос военных действий с севера Афганистана в Таджикистан?

— Сегодня многие эксперты, политики и военные специалисты считают, что целью ДАИШ и других террористических организаций на севере Афганистана, поддерживаемых некоторыми странами, является дестабилизация ситуации в Центральной Азии. По появившимся сведениям в афганских СМИ, в ходе закрытого заседания афганского парламента об этом говорил и советник по национальной безопасности Афганистана . Однако, он отказался назвать страны, которые намерены дестабилизировать ситуацию в Центральной Азии.

- Тем не менее, в СМИ центрально-азиатских стран СНГ, особенно в Таджикистане, высказывались опасения, что боевики "Талибан" и ДАИШ могут начать масштабное наступление на север…

— Я не думаю, что подразделения этих террористических организаций пойдут на лобовую атаку и перейдут, например, таджикско-афганскую границу. В этом им нет никакого смысла и необходимости. Они знают, что получат отпор, да и кто ждет их в Таджикистане?

Однако, как показали недавние террористические акты в , никакое государство не застраховано от атаки террористов. И организовать серии терактов с использованием тех же смертников, посеять страх и неуверенность в любом государстве Центральной Азии террористы могут, в том числе с помощью "спящих" экстремистских ячеек. Конечно же — при помощи и одобрении определенных стран, целью которых является создание зон нестабильности и хаоса.

- Известно, что парламентские выборы в Афганистане с 2016 перенесены на 2017 год. Как могут они изменить обстановку в стране? Может ли официальный Кабул сделать шаг навстречу "Талибану" и отдать талибам часть мест в парламенте?

— Если парламентские выборы состоятся в 2017 году, то, это, конечно, стало бы позитивным шагом, но уже объявлено, что выборы состоятся летом 2018 года.

Правительство уже давно делает шаги на встречу "Талибану", постоянно идет на уступки – из тюрем уже освобождены тысячи талибов. Хамид Карзай, будучи президентом, называл и сейчас называет талибов "братьями". Президент Ашраф Гани также пока воздерживается называть "Талибан" террористической организацией. Он их называет политическими противниками — "мухалифане сияси", с которыми нужно договариваться. В целом доброжелателей "Талибан" среди пуштунской элиты хватает.

Талибы, прекратившие борьбу, и сейчас представлены в парламенте и в правительственных органах. Если талибы соглашаются на переговоры, прекратят военные действия и включатся в мирный процесс, я думаю, что никаких препятствий для их участия в выборах не будет — все были свидетелями, как власти организовали возвращение Гульбеддина Хекматиара в Афганистан.

- Возможно ли в Афганистане такое же примирение воюющих сторон, какое состоялось в Таджикистане в июне 1997 года?

— Опыт Таджикистана очень ценный. Хотя ситуация в Афганистане, масштаб и природа конфликта в этой стране отличается от Таджикистана, этот опыт можно и нужно изучать и использовать.

Если вспомнить 90-е годы, когда часть вооруженной оппозиции Таджикистана находилась в Афганистане, и афганские лидеры содействовали мирным переговорам между оппозицией и правительством Таджикистана. Покойные президент Афганистана Бурхануддин Раббани и известный в прошлом афганский полевой командир, министр обороны Афганистана Ахмад-Шах Масуд всячески уговаривали руководство Объединенной Таджикской Оппозиции идти на переговоры с президентом .

Сможет ли руководство Пакистана сыграть ту роль, которую сыграло руководство Афганистана в межтаджикском конфликте? Здесь главное — искренняя заинтересованность Пакистана в решении конфликта, не на словах, а на практике. Конечно, такая заинтересованность должна быть и у других задействованных в конфликте странах.

- В Ваших статьях и публичных выступлениях Вы неоднократно заявляли о том, что внешние факторы афганского конфликта превалируют над внутренними. Что, на ваш взгляд, необходимо предпринять, чтобы конфликт был закончен?

— Да, я придерживаюсь мнения, что действительно, внешние факторы влияют очень сильно, и они являются причинами того, что конфликт приобрел затяжной характер.

Вместе с тем, я не сторонник того, чтобы абсолютно все беды сваливать только на внешние факторы. Сами афганцы, афганские этно-политические силы создают условия для вмешательства других стран.

В межтаджикском конфликте, на наш взгляд, определяющим был именно фактор осознания всеми противоборствующими сторонами трагичности дальнейшего продолжения войны для существования единого и независимого государства. Сформировалось ли уже такое осознание у различных этнополитических группировок Афганистана? Мне представляется, что еще не сформировалось, поэтому условия для вмешательства внешних сил во внутриафганские проблемы сохраняются.

Мне представляется также, что на уровне руководства всех региональных игроков и ведущих стран мира должно сформироваться общее осознание трагедии афганского народа, которое позволит прекратить почти 40-летний вооруженный конфликт в Афганистане. Нужна только политическая воля, нужен отказ от заигрывания с террористами, отказ от использования двойных стандартов в борьбе с терроризмом.

- Какую роль могли бы сыграть Россия и Таджикистан в урегулировании ситуации в Афганистане?

— В эти дни Таджикистан отмечает 20-летие Дня национального единства. У российских дипломатов, у нашего президента Эмомали Рахмона есть огромный личный, всеми признанный уникальный опыт в мирном решении вооруженного конфликта в Таджикистане и в достижении национального согласия в обществе.

Образно говоря, ключи к миру в Афганистане можно найти в столице Таджикистана – в Душанбе. Без сомнения, Россия и Таджикистан могут сделать для завершения войны в Афганистане значительно больше, чем сегодня они делают в этой стране.

- Спасибо за интервью.