Замир Кабулов: число боевиков ИГ в Афганистане может возрасти в разы 

Замир Кабулов: число боевиков ИГ в Афганистане может возрасти в разы
Фото: ТАСС
Директор Второго департамента Азии в преддверии Дня дипломатического работника рассказал в интервью ТАСС о обеспечении безопасности российских дипломатов в «горячих точках», угрозе распространения влияния (группировка запрещена в ) в , а также объяснил, почему сейчас не лучшее время для вывода американских войск из этой страны.
— Насколько сложно приходится российским дипломатам, работающим в «горячих точках», в частности, в Афганистане? Были ли усилены меры безопасности после убийства посла России в ?
— Спасибо за этот вопрос, потому что он дает возможность еще раз поздравить коллег с праздником и пожелать всем дипломатам, в первую очередь тем, кто несет дипломатическую службу в сложных условиях, зачастую с риском для жизни, в том числе и в Афганистане, мира, здоровья, профессиональных удач и благополучия семьям!
В российских загранучреждениях вопросы обеспечения безопасности сотрудников и членов их семей на постоянной основе находятся на контроле руководства МИД и специалистов соответствующих служб. Особо пристальное внимание уделяется охране жизни и здоровья тех, кто находится в «горячих точках». Естественно, после подлого убийства посла России в Турции вопросы безопасности наших людей были еще раз самым тщательным образом рассмотрены и проконтролированы.
В  и , где трудятся наши коллеги, усиливать меры безопасности не пришлось, там и так все и всё находится в высшей степени готовности. Хотя понятно, что очень трудно уберечься от удара в спину, а именно так и действуют террористы, но мы стараемся исключить и подобные случаи. Несмотря на трудности и даже опасности, наши товарищи в Афганистане, а это специалисты и энтузиасты своего дела, эффективно трудятся и живут полноценной жизнью. Никто пока по собственному желанию не оставил свой «боевой» пост и не запросился в более спокойные, комфортные места.
— Предвыборные высказывания относительно возможного вывода американских войск из Афганистана наделали много шума. Афганские власти всерьез опасаются такой перспективы. Что будет, если это произойдет? Нужна ли Афганистану и мировому сообществу, включая Россию, власть, которая держится на американских штыках? Каковы перспективы двусторонних переговоров Кабула и  (движение «Талибан» запрещено в РФ) в Катаре? Могут ли они достичь соглашения о перемирии без вмешательства и ?
— Делать какие-либо прогнозы на основе предвыборных высказываний политиков дело неблагодарное. Официальных же контактов с новой американской администрацией по афганскому вопросу у нас пока не было. Между тем, по данным афганских СМИ, Трамп в декабре прошлого года в ходе телефонного разговора с  пообещал рассмотреть возможность увеличения численности американских военнослужащих в Афганистане. Если говорить в общем ключе, то нынешний момент не самое подходящее время для вывода иностранных войск, в том числе американских, из Афганистана.
Ситуация с безопасностью в стране деградирует, а афганские силы национальной безопасности в силу целого комплекса причин неспособны самостоятельно противостоять вооруженной оппозиции. В этих условиях поспешный уход иностранных военнослужащих может иметь непредсказуемые последствия и уничтожит те минимальные позитивные итоги, которые были достигнуты за последние годы.
Правительство национального единства Афганистана сформировано в результате длительных переговоров на основе вынужденного компромисса между ведущими политическими силами страны. При этом глава государства выбран из двух кандидатов, не сумевших демократическим путем определить победителя в двух турах президентских выборов. Несмотря на это, мы не ставим под сомнение легитимность нынешнего правительства и активно с ним сотрудничаем. Не является секретом и то, что основу экономики Афганистана сегодня составляют иностранные финансы. Это обстоятельство, естественно, сказывается на работе кабинета министров, функционирующего под «присмотром» спонсоров, но тезис о правительстве на «американских штыках» неприемлем. В любом случае нынешняя ситуация в управлении страной, лучше безвластия и анархии.
С учетом масштабности стоящих перед правительством Афганистана задач и оценки реальной эффективности его деятельности трудно предположить, что оно в состоянии самостоятельно решить наиболее сложные проблемы, стоящие перед страной. Здесь требуются усилия всего международного сообщества, в первую очередь региональных государств и организаций, включая и ОДКБ.
О результатах и перспективах двусторонних переговоров правительства ИРА и Движения талибов в Катаре, видимо, лучше спросить у участников. Россия же приветствует любые попытки запуска внутриафганского диалога с целью продвижения идеи примирения и установления в Афганистане действительно прочного мира. Мы бы хотели, как уже заявляли ранее, чтобы правительство Афганистана со своими оппонентами, пусть даже вооруженными, договаривалось без крови и побыстрее выходило на приемлемые компромиссы. При этом понимаем, что запуск переговорного процесса и его ход будут сопровождаться серьезными трудностями, основная причина которых — глубокие различия в позициях противоборствующих сторон и их попытки предварить переговоры выполнением разного рода условий, зачастую сегодня невыполнимых.
Думаю, афганцам под силу самим без вмешательства иностранных посредников достичь соглашения о перемирии. Но если помощь США и Пакистана, а также других, в первую очередь, региональных государств поможет ускорить процесс нацпримирения и добиться реальных результатов на так называемом примиренческом треке, отказываться от нее нельзя. Тем более что у Вашингтона и  имеются определенные инструменты «принуждения» участников внутриафганского конфликта к диалогу. Со своей стороны, подтверждаем готовность всячески содействовать процессу нацпримирения. В этой связи активизировали свои усилия по поиску общерегионального подхода к афганскому урегулированию. Этому, в частности, будут посвящены предстоящие 15 февраля в  региональные консультации в шестистороннем формате (Россия — Афганистан —  — Пакистан —  — ).
— Как вы оцениваете угрозу распространения влияния ИГИЛ в Афганистане? Кто контролирует ситуацию в провинциях? Каковы виды на урожай опийного мака в нынешнем году, и как изменилась ситуация с производством наркотиков за последние 5-10 лет? Нет ли у вас ощущений, что вторжение США и  в Афганистан изначально преследовало целью максимально дестабилизировать ситуацию в этой стране (управляемый хаос), в том числе посредством наращивания наркопроизводства, чтобы «подложить ежа» России?
— Деятельность ИГИЛ в Афганистане мы отмечаем с лета 2014 года. За этот период число активных сторонников группировки постоянно менялось. Сегодня численность боевиков ИГИЛ, по оценочным данным, составляет порядка 3,5 тыс. человек (с учетом сочувствующих и «спящих» ячеек группировки эта цифра может резко возрасти в несколько раз). В составе боевых отрядов ИГИЛ бывшие афганские талибы и иностранные боевики, в том числе арабы, пакистанцы, узбеки, таджики, а также выходцы с Северного Кавказа.
Основные районы влияния — восточные провинции Нангархар и Кунар. Достаточно активно игиловцы действуют на юге и на севере Афганистана. В силу определенной привлекательности для части афганской молодежи лозунгов ИГИЛ и неплохого финансового обеспечения, нельзя исключать в обозримой перспективе роста числа боевиков ИГИЛ в стране и существенного возрастания их террористической активности.
Большая часть территории ИРА контролируется правительством страны. Около 10% афганской территории находится под контролем вооруженной оппозиции. В части населенных пунктов трудно определить, в чьих руках находится реальная власть. Несмотря на предпринимаемые правительством усилия, переломить коренным образом ситуацию в свою пользу ему пока не удается. Более того, по американским данным, размер контролируемых правительством территорий медленно, но неуклонно сокращается.
Хорошо известно, что террористы черпают ресурсы для продолжения своей деятельности в доходах от наркопроизводства. К сожалению, пока это — «неиссякаемая чаша». Мировому сообществу необходимо наращивать борьбу с наркопроизводством и наркотрафиком внутри и вокруг Афганистана. Если эффективность борьбы с производством наркотиков со стороны силовых структур ИРА и поддерживающих их сил миссии НАТО не повысится, а пока она явно недостаточна, то нас неизбежно ожидает дальнейшее разрастание наркотической угрозы.
Считаю что, основная ответственность за текущее развитие ситуации в Афганистане лежит на США и их союзниках по НАТО, поскольку основные задачи, стоявшие перед ними в сфере безопасности и восстановления афганской государственности, остаются нерешенными. Видеть в этом чей-то злой умысел не хочется. В конечном итоге от ухудшения ситуации в Афганистане страдают и страны НАТО, которые, несмотря на значительные траты финансовых средств своих налогоплательщиков, сегодня имеют резкий приток в том числе афганских беженцев, рост терактивности и наркопреступности. Со своей стороны готовы к возобновлению сотрудничества с США и странами НАТО по решению наших общих задач в Афганистане.
— Какие шаги предпринимает Россия и страны ОДКБ для отражения угроз из Афганистана, включая рост влияния ИГИЛ и прочих исламских экстремистов? Какие участки границы со странами бывшего СССР видятся сейчас наиболее уязвимыми?
— Формирования вооруженной афганской оппозиции действуют практически во всех провинциях Афганистана. Наибольшую обеспокоенность у нас, естественно, вызывает их активность на севере, вблизи границ с государствами Центральной Азии. К настоящему времени талибы в союзе с другими группировками вооруженной оппозиции сформировали здесь два основных плацдарма, где сконцентрированы крупные группировки боевиков — на северо-востоке и северо-западе страны. Общая численность экстремистов на афганском севере составляет порядка 15 тысяч человек. Есть опасения, что боевики могут предпринять попытку экспансии на территорию сопредельных государств Центральной Азии.
На сегодняшний день тревожная ситуация, в первую очередь, складывается на таджикском направлении в связи с концентрацией игиловцев в провинции Бадахшан. Полагаем, что в случае резкого обострения ситуации на таджикско-афганской границе и попытки прорыва экстремистов с афганской территории при соответствующем обращении таджикской стороны могут быть задействованы возможности ОДКБ. Механизм такого сотрудничества отлажен: регулярно проходят военные учения, в ходе которых отрабатываются сценарии отражения угроз, исходящих с афганской территории. Так, в апреле 2016 года в  прошли совместные учения разведывательных подразделений вооруженных сил стран ОДКБ «Поиск», а в  в октябре были проведены совместные тактические учения Коллективных сил быстрого реагирования Центрально-Азиатского региона «Рубеж-2016».
Определенное беспокойство у нас вызывает и ситуация на афгано-туркменской границе. Как известно, не входит ни в ШОС, ни в ОДКБ. Мы располагаем информацией о расположении около 1 тыс. боевиков ИГИЛ в северо-западных афганских провинциях. Если кто-то надеется на нейтральный статус Туркменистана, то я не думаю, что это станет непреодолимым препятствием для ИГИЛ.
— Заявления Трампа относительно ядерной сделки с Ираном тоже вызвали некоторое замешательство. Как складываются наши внешнеторговые связи с этой страной после отмены ограничительных санкций? Какие сферы внешней торговли видятся наиболее перспективными? Каковы шансы российских производителей утвердиться на иранском рынке? Может ли Иран стать поставщиком сельскохозяйственной продукции, оказавшейся под ответными мерами на санкции ? Есть ли перспективы создания совместного банка и перехода во взаимной торговле на расчеты в национальных валютах?
— Иран — наш надежный и перспективный партнер. Всеобъемлющее урегулирование ситуации вокруг иранской ядерной программы отвечает интересам России. С демонтажом антииранских санкций открылись новые перспективы развития сотрудничества наших стран, прежде всего в торгово-экономической и финансовых сферах.
Одна из общих важнейших задач — создание условий для ускоренного наращивания взаимной торговли и инвестиционных связей. За прошедший год совместными усилиями мы существенно продвинулись на таких важных направлениях, как упрощение визового режима, поощрение и защита капиталовложений, стимулирование и расширение номенклатуры товарных поставок, включая снижение ввозных тарифов и создание таможенного «зеленого коридора», который позволяет упростить процедуры взаимных поставок товаров. В сентябре 2016 года начато строительство второго и третьего блоков АЭС «Бушер» в Иране, построенной по российской технологии. Первый энергоблок уже подключен к энергосети.
Результат за 2016 год — взаимный товарооборот вырос на 80% и составил свыше $2 млрд Безусловным приоритетом остается реализация крупных совместных проектов на перспективных направлениях нашего партнерства, включая электроэнергетику, в том числе атомную, нефтегазовую промышленность, транспорт, авиакосмический сектор и другие высокотехнологичные отрасли, агропромышленный комплекс.
Ключевую роль в координации усилий по укреплению деловых связей с Ираном играют Межправительственная комиссия по торгово-экономическому сотрудничеству (МПК) и Комиссия высокого уровня в научно-технической сфере. Главным итогом 13-го заседания МПК в декабре 2016 года в  стало подписание двух межправительственных соглашений о предоставлении Ирану российских госкредитов на сумму €2,2 млрд для финансирования, строительства ТЭС вблизи города Бандар-Аббас и электрификацию железнодорожного участка Гармсар — Инче-Бурун. Также принята Дорожная карга торгово-промышленного сотрудничества на 2016-2020 гг., в рамках которой отобраны порядка 80 приоритетных совместных проектов на несколько миллиардов долларов.
Что касается сельскохозяйственной и продовольственной продукции, как вы, наверное, заметили, на российском рынке уже давно присутствуют иранские фрукты и овощи. По линии активизирована работа с иранскими партнерами по расширению номенклатуры взаимных поставок сельхозтоваров. В последнее время одобрен ряд иранских производителей, заинтересованных в реализации в России своей мясной и молочной продукции, яиц, птицы, морепродуктов.
Аналогичные лицензии иранских властей получают и отечественные компании. Фактор, способствующий дальнейшему росту экономических связей с Тегераном, — оживление межбанковского сотрудничества. Центробанки наших стран прорабатывают такие актуальные вопросы, как взаимное открытие корреспондентских счетов, механизмы использования национальных валют для обслуживания внешнеторговых операций, развитие взаимодействия национальных систем платежных карт, предоставление краткосрочных кредитных линий. Установлены корреспондентские связи между целым рядом российских и иранских коммерческих банков.
Серьезный импульс развитию наших экономических связей с Ираном может придать создание зоны свободной торговли Ирана с . Ведутся переговоры о параметрах такого соглашения. На уровне уже принято решение о снижении ставок ввозных таможенных пошлин на ряд сельскохозяйственных товаров из Ирана, в том числе фисташки, финики и изюм.
Видео дня. Жертва скопинского маньяка про его освобождение и новый фонд помощи
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео