Ещё

Нерадужное будущее. Эксперты рассуждают о перспективах майнинга в Приангарье 

Фото: РИА "ФедералПресс"
Если упрощенно, то майнинг представляет собой процесс эмиссии биткоинов, построенный на решении компьютерами математических задач, запущенных теми, кто собственно создал данную криптовалюту, тем самым увеличивая ее объемы (в случае биткоина это некто Сатоси Накамото, некоторые утверждают, что это не один человек, а группа людей). Процесс добычи не контролируется единым выпускающим центром, распределенность процессов и сам принцип хранения информации — цепочка блоков — обеспечивают реестру открытых данных «непробиваемую» безопасность. Именно последний факт дает адептам криптовалюты возможность утверждать, что больше 9 лет назад в мире появились виртуальные деньги, действительно свободные от лобби банкиров или контроля государств.
Цифровое золото
«Когда мне говорят, что за биткойном и большинством других криптовалют, по сути ничего не стоит — ни золотого запаса, ни реальных ресурсов, я соглашаюсь. Что движет вперед курс того же биткойна? По сути, только вера. Только в отличие от множества национальных валют, которые так же не подкрепляет золото или реальные активы, эта вера основана на крайне востребованной идее создания независимых от власти денег. Ведь, по сути, банкиры и правительство сейчас контролируют каждую транзакцию — тебя могут в любой момент спросить, откуда эта сумма, и запретить ею пользоваться. Как демонстрирует курс биткоина, идея независимой от кого-либо валюты очень нравится большинству людей, — замечает один из самых известных майнеров страны иркутянин Юрий Дромашко. — Поэтому он и выстрелил. По этой причине не «стреляет» множество других криптовалют. Слишком мало людей разбирается в специфике их проекта, или их идею продвигают плохие маркетологи. Да, я считаю, тут работает не ценность самой идеи, часто ее могут понять только узкие профессионалы, а то, как ее преподносят общественности — все решает критическая масса верующих».
Перспектива — XXI век  Именно по причине «отсутствия веры» многие эксперты называют тот же биткойн (или любую другую криптовалюту, созданную под проект без натуральных ресурсов) «мыльным пузырем», признавая в качестве надежного способа заработать на криптовалюте только выпуск токенов под ICO (Initial Coin Offering — первичное размещение токенов, выпуск каким-либо проектом монет, предназначенных для оплаты услуг проекта в будущем). Благонадежность криптовалюты в данном случае прямо соотносится с перспективностью исходного проекта так же, как, к примеру, выпуск акций с надежностью компании, которая провела IPO (Initial Public Offering — первая публичная продажа акций акционерного общества). В качестве реальных активов консерваторы от экономики соглашаются рассматривать, в крайнем случае, технологические разработки в виде готового продукта или хотя бы патента.
В Иркутской области случаев выпуска собственной криптовалюты пока немного — опрошенные участники рынка смогли вспомнить только два: «Токен Токенов» иркутянина Сергея Вагаева и ICO проекта по розливу байкальской воды, анонсированное неким предпринимателем Крыловым.
Признание и польза
Участники рынка подтверждают, что большая часть (около 95% всего объема) криптозаработка иркутян делается как раз на приумножении уже выпущенных криптовалют, то есть майнинга, причем в основном одной валюты — биткоина. По мнению финансистов из числа преподавателей иркутских вузов, доверие к новому виду денег принесет признание криптовалюты на государственном уровне, чего, судя по недавним высказываниям Германа Грефа, стоит ожидать уже летом 2018 года. Законопроект «О цифровых финансовых активах» уже опубликован, правда, криптовалюту он трактует только как финансовый актив, а не как деньги, сетуют экономисты.
«И на уровне иркутского губернатора звучат слова о том, почему бы области в эту тему не идти, если из этого можно извлечь пользу. Однако это уже выбор стратегии. А значит, надо осторожнее прогнозировать будущее этого явления. Само явление я бы сравнил с изобретением дирижабля: когда-то это была целая индустрия, однако воздухоплавание в итоге пошло совсем по другому пути развития. Эпоха дирижаблей продлилась всего несколько лет», — рассуждает Михаил Меркулов, организатор круглого стола о криптовалюте и майнинге в коммуникационно-образовательном пространстве Точка кипения на базе АСИ, собравшем десяток экономистов-теоретиков из ИРНИТУ, ИГУ и БГУ.
Сами профессора и доценты иркутских вузов отмечают, что на сегодня в России «свободные деньги» чаще используют как актив, нежели как собственно валюту, то есть в нее инвестируют свободные средства, а не покупают или продают с ее помощью товары и услуги. Эту особенность признает и майнер Дромашко, отметивший, что с тех пор как один европейский банк, через карту которого он раньше конвертировал электронные деньги в другие валюты, перестал работать с биткойном, ему пришлось перейти чуть ли не на бартер — покупать и продавать в кругу таких же майнеров.
«Но я бы не сказал, что это сильно ограничивает круг сделок. Держателей биткойнов сейчас очень много, очень. Кроме того, я уверен, что «свято место пусто не бывает» — скоро появится другой банк, работающий и с Россией, и с криптовалютой, — уверяет Дромашко. — Сам я работаю только с биткойном, но исключительно в силу лени. Просто пока не разбирался в других».
Иркутские майнеры уверены, что признание криптовалюты в нашей стране на госуровне «не за горами», однако экономисты отмечают, что одно только признание властями не сделают криптовалюту денежной массой, поскольку потребует большей стабильности курса, пока отличающейся повышенной волатильностью. Неустойчивость криптовалюты, по мнению экспертов, и относит ее в основном к инвестиционным активам, причем с рискованностью выше многих акций.
«Курс биткоина за девять лет его существования очень серьезно вырос — в истории ценных бумаг подобного темпа не было никогда. Единственное существенное изменение курсов акций — падение на 37% — в разы меньше тех перепадов, что нам демонтстрируют графики криптовалюты, — замечает доцент кафедры экономической теории и финансов ИрГУПС Анатолий Меркулов. — Правда, IT-эксперты утверждают, что для текущей волатильности есть технические основания, и убрав их, ее можно будет исключить. Но сначала уберите, а там и поговорим».
Технология блокчейн
К слову, другие опрошенные «ФедералПресс» майнеры и эксперты из числа экономистов и финансистов замечают, что кроме веры в свободные деньги успех биткойну обеспечил сама технология «блокчейн», согласно которой все транзакции записываются в общедоступный журнал, и верифицируются майнерами, чья работа состоит в том, чтобы подобрать из миллионов комбинаций один-единственный хэш, подходящий ко всем новым транзакциям и секретному ключу, который и обеспечит получение награды в виде биткоинов. Множество «шахтеров» одновременно пытается угадать хэш, сражаясь за награду — право верифицировать блок с транзакциями. Хэш, который ищут майнеры, состоит из хэша предыдущего блока, суммы хэшей транзакций за последние 10 минут и случайного числа, которое майнеры меняют, чтобы итоговый хэш удовлетворял условиям системы.
Платы ферм для майнинга криптовалют, Владимир Астапкович, РИА Новости
Весь процесс выполняется компьютером автоматически без участия пользователя. По этой причине многие майнеры часто даже не разбираются в тонкостях процесса, а просто, насмотревшись на графики роста стоимости цифровых валют, покупают и подключают прямо у себя в квартирах приборы-майнеры, не требующие особой настройки. Свое занятие обыватели рассматривают исключительно как источник пассивного дохода. Объемные вычисления сильно нагружают домашний компьютер или майнер: если трафик интернета во время майнинга тратится минимальный, то электроэнергии требуется большое количество. В других регионах это даже приводит к нерентабельности самого занятия, но не в Иркутской области, где 1 килоВатт электроэнергии стоит для частного потребителя меньше рубля.
По наблюдениям Дромашко, в Иркутске на майнинге зарабатывают даже пенсионеры. Сам он также продает оборудование для майнинга и физлицам, и юрлицам, тем самым вызывая на себя поток упреков в том, что как во времена «золотой лихорадки» зарабатывает вовсе не на «добыче драгметалла», а на продаже «кирок и джинсов» старателям. В пользу этой версии говорит тот факт, что сейчас входной порог на рынок серьезно вырос — вместо прежних 100 тысяч рублей сейчас придется заплатить больше 200, а с учетом падения курса криптовалют отбить эти вложения удастся примерно через год.
Выгода и окупаемость
Иркутский предприниматель Артем Галанов, сделавший бизнес на продаже майнеров, подтвердил, что этот сегмент рынка по-прежнему очень доходен. «Мои вложения окупились буквально за 2-3 месяца, вместе с долгами, который оставил после себя прежний строительный бизнес, — признается бизнесмен. — И надо согласиться, стоимость тех же майнеров и комплектующих для процесса, тех же видеокарт, с тех пор, как майнинг набрал обороты, она стала очень спекулятивной — то есть меняется ежеминутно в зависимости от курса самой криптовалюты. Еще пару месяцев назад простейшее оборудование для майнинга можно было купить за 150 тысяч, в начале года этот минимум вырос до 220 тысяч. Сейчас из-за падения курса снизился до 180 тысяч рублей. Нет, я не боюсь: в ноль все равно выйду. Если не майнерам, то геймерам продам комплектующие. Однако в обозримом будущем сворачивать бизнес не собираюсь, думаю, доходным бизнес останется дольше, чем ближайшие полгода».
Сотрудник возле стеллажей с фермами для майнинга криптовалют, Владимир Астапкович, РИА Новости
Сам Дромашко обвинения в «заработке на старателях» категорически отрицает, уверяя, что большую часть доходов ему по-прежнему приносит майнинг, а его продвижением он занимается вовсе не для продажи оборудования, а исключительно для того, чтобы Иркутская область воспользовалась своим преимуществом дешевой электроэнергии и, наконец, «стала ассоциироваться с чем-то хорошим, а не только с боярышником». В качестве подтверждения он приводит данные о том, что в Иркутскую область едут майнеры не только из соседних регионов России, но и с других стран, в том числе западных. В Приангарье переехали майнеры из Польши, Великобритании, США, Новой Зеландии. По приблизительным подсчетам Михаила Меркулова, основанных на количестве посетителей мастер-классов на тему криптовалют, на сегодня в одном только Иркутске майнингом занимается больше тысячи пользователей, не только частников, но владельцев целых криптоферм. При этом местные предприниматели уже активно миксуют традиионный бизнес с цифровым, запуская, к примеру, как рантье Дмитрий Толмачев строительство коттеджей, отапливаемых криптофермами.
Инсайд
Между тем, экономисты, ссылаясь на инсайд от энергогенерирующих компаний говорят, что столицей майнинга Приангарью осталось быть не долго — преимущество в низких тарифах в ближайший год исчезнет.
«Ремарка о том, что Иркутская область имеет преимущества для майнинга — вопрос времени, потому что сейчас происходит реорганизация Иркутскэнерго и все ГЭС в итоге выведут в одну «коробочку», а ТЭЦ — в другую. Что это означает? Тариф нам установят по генерации теплоэлектроцентрали. В районе 5 рублей за киловатт, что нивелирует все преимущество», — резюмирует доктор экономических наук, профессор ИРНИТУ Сергей Дзюба.
Фото РИА Новости
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео