Далее:

Люди до сих пор не хотят выделяться из толпы – Вячеслав Зайцев

Люди до сих пор не хотят выделяться из толпы — Вячеслав Зайцев
Фото:
Всемирно известный модельер Вячеслав Зайцев представил свою книгу «Мода. Мой дом», выпущенную издательством АСТ. В ней отражена эпоха создания самого известного отечественного модного дома, главные этапы творчества мастера и его карьеры.
Корреспондент Наталья Лучкина встретилась с маэстро после презентации. Зайцев рассказал о том, почему его не брали в московские ВУЗы, вспомнил, как рвал цветы на клумбах по ночам и объяснил, зачем художникам говорили «нет».
О первом «нельзя» В детстве я мечтал стать артистом театра оперетты: по-моему, это был лучший театр того времени. Позже, в 14 лет, я играл в драматическом театре Сергея Каренина в спектакле «Анна Каренина». Роли были мелкие, но сам факт того, что я был на сцене, меня бесконечно радовал, было здорово. А потом моя мечта поменялась. Понимаете, меня тогда считали сыном изменника родины. Мой отец дошел до Берлина, но попал в плен, потом бежал и десять лет отсидел в советском лагере. И то, что он побывал в плену, перечеркивало все заслуги.
О том, зачем рвать цветы с клумб История отца отразилась и на мне. Меня не брали ни в один вуз, в который я мечтал попасть, ни в одно театральное училище… Но я все же поступил — в Ивановский химико-технологический техникум. Отлично сдал экзамены по рисунку живописи, я действительно неплохо рисовал. Наверное, это все влияние мамы. Помню, как я рисовал цветы для вышивки (мама учила меня вышивать подушки, крестиком и гладью). Узор нужно было придумать самому. Так здорово: я помню, как мы с мамой рвали цветы с уличных клумб поздно вечером, и потом я их рисовал.
О танцах Как же я любил танцевать! В техникуме я открывал все вечера: мы с партнершей обходили весь зал в вальсе или фокстроте. А все на нас смотрели… К слову, танцевал я всегда, до 60 лет.
Помимо танцев, во время учебы я занимался художественной самодеятельностью и профсоюзной работой, был членом культурной секции. Техникум я окончил с отличием, и меня отправили поступать в Москву, в текстильный институт. Но вот жить мне было совершенно негде. Меня приютила приятельница, я ей до сих пор безумно благодарен, ведь она сама жила в тесноте, с двумя детьми. У меня была крошечная комната в квартире на 4-й Парковой улице.
О студенческом казусе В институте в силу своей активности я продолжил заниматься творчеством — меня привлекал театр. Я помню, мы устраивали просто фантастические вечера: танцы, показы, спектакли. Была одна необычная постановка — я выступал в ней в роли пророка. Помню, у меня был какой-то странный костюм с вышивкой. На один из вечеров пришла моя Маришка (бывшая жена модельера Марина Зайцева — прим. Москва 24). Тогда в спектакле был довольно необычный момент, я исполнял танец умирающей змеи, выполз и с силой дернулся — так, что вся задница у меня оказалась голая, просто полностью! Спасибо Маришке, что она меня потом поняла, не смеялась. Но уполз я со сцены быстро, было очень стыдно.
О хулиганстве Удивительных показов было множество. Один из них — «Мода смеется». Ткани тогда катастрофически не хватало. Но это были фантастические показы! Так, например, нам нужны были цветные колготки. Но где их взять? Тогда я предложил надеть свитер: просто в рукава просунуть ноги. Так получились цветные колготки. Никому и в голову не приходило, что это свитер, надетый на ноги.
О московском стиле У Москвы всегда был свой стиль. Я часто бываю на творческих вечерах, вижу достаточно много элегантно одетых людей. Особенно интересно наблюдать за поколением женщин 30+. Иногда поражаешься: наши женщины зачастую одеты лучше, чем модели на подиуме на показе новой коллекции Chanel. Мужчины тоже стараются следить за собой — такого раньше не было.
А вот у улиц своя мода. Повседневность диктует совершенно другую форму. У нас люди до сих пор почему-то бояться выделяться из толпы. Но это же так скучно. Я всегда говорю: добавьте цвета. Я всегда делал цветную одежду, потому что мне хочется вернуть цвет людям.
О погоде и плащах Безусловно, погода всегда влияет на моду. Плащ всегда был актуальной вещью, таковой остановится, несмотря на климатические изменения. Убежден, что они никогда не выйдут из моды. Тем более теперь появились новые качественные материалы. Я считаю, что плащ должен быть универсальным, очень легким. А еще — обязательно ярким. Нельзя из одежды вытеснять радость, радость бытия. Сейчас много одежды без радости. Одежда должна быть сочной.
О первом платье для Америки Одно из самых ярких воспоминаний моих — когда я сделал первое платье для Америки в 1969 году. И я сделал коллекцию, был показ в штатах, но нас туда не пустили. А помимо этого, это был первый и последний раз, когда модели советских дизайнеров были проданы за доллары. Мы, правда, ничего не получили. Но удовольствие было колоссальное: нам прислали потрясающие ткани для выполнения этого заказа.
После эта коллекция поехала по всей Европе, и в министерство посыпались предложения от текстильных фабрик на разработку коллекций. Но нам в министерстве сказали: «Рекламировать их ткани мы не будем! Точка!»
О запретах для художника Еще в самом начале своей деятельности я поставил задачу, на которой работаю всю жизнь: нести в мир красоту. Бороться с «государственным заказом» мне приходилось постоянно. С новой, тщательно разработанной коллекцией я приходил на худсовет… И он отказывался от всего: «Это не пойдет, это нужно изменить». И я никак не могу понять, почему я и все мы, художники, должны им подчиняться. Что именно судей не устраивает, тоже оставалось для меня загадкой. Только много лет спустя я осознал, в чем было дело: в проявлении индивидуальности.
О том, когда мы станем красивыми Нам нужно продолжать ждать будущего, когда все будут красивыми. Я давал интервью это в 1960-е годы, и меня спросили: «Какое у нас будет будущее?» Я тогда сказал: «Во-первых, будущее — это, то, что я уже делаю. А, во-вторых, будущее — это когда люди будут красивыми». Я тогда надеялся, что придет время, когда люди будут ходить в костюмах, которые будут выбирать сами себе, а массовая мода станет другой, появится свобода. Но в 2000-е мода стала очень вульгарной, слишком откровенной. Женщины носили откровенные наряды и не думали об элегантности. Я начал создавать коллекции для женщин, которые хотели чувствовать себя желанными. Но для этого им вовсе не нужно было ходить по улицам обнаженными. Все еще изменится. Но мы подождем. Нужно еще немного подождать.
Оставить комментарий