Далее:

Художник или психолог? Как совместить в себе два начала?

Художник или психолог? Как совместить в себе два начала?
Фото:
За время учёбы в университете я встречала разных людей, непохожих друга на друга. У каждого была своя изюминка, своё видение мира. Среди них — психолог, который оказался еще и художником, — Александр Ульянченко. он рисует необычные картины, сюрреалистические портреты, а еще свою художественную деятельность применяет в психологии. Как же он в себе сочетает два столь не похожих направления? Оказалось, очень просто — он сам мне всё подробно рассказал.
— Почему вы решили пойти в психологию?
— Из интереса. И почему-то меня всегда очаровывало представление о этой сфере деятельности. После школы учился в вузе по этой специальности, параллельно повышал квалификацию в различных институтах и учусь до сих пор. Это одна из тех профессий и наук, которая не стоит на месте, и повышать квалификацию необходимо постоянно, главное — выбирать хороших учителей.
— Какие направления в психологии вам наиболее интересны?
— В область моих научных интересов входят все направления психологии, но наиболее любимые — девиантология, психология развития, психотерапия и дифференциальная психология.
— Какие методики вы используете в своей работе?
— Одни из основных и любимых мною — эмоционально-образная терапия, арт-терапия, нарративная терапия. Также отдельные элементы гештальта и психодрамы, когнитивные и поведенческие направления — они тоже хороши.
— Как вы узнали об арт-терапии и почему именно такой метод работы выбрали себе?
— Про арт-терапию я знал ещё с вуза, но более основательно освоил, когда учился в НИКП на арт-терапевта. Это был потрясающий опыт, во многом благодаря моему учителю Ларисе Левиной. Арт-терапия не основной метод в моём арсенале, но весьма важный.
— Как вы считаете, какие качества для работы психологом необходимы?
— Эмоциональная устойчивость — в первую очередь, — человеколюбие, ну, и смекалистость какая-то, глупым людям здесь делать нечего.
— Опишите свою рабочую обстановку?
— Обстановка у меня — потрясающая. Как ни крути, место работы психолога должно настраивать на лучшее, поэтому я стараюсь обставить всё максимально комфортно как для себя, так и для окружающих.
— В любом деле, творчестве нередко бывают переломные моменты. Бывало такое?
— Крайне часто. Обычно воспринимаю переломы конструктивно, но иногда они раздражают. Один из недавних связан с системной терапией, а точнее, с механизмами работы в методе системных расстановок, с пониманием работы психики человека. Углубляясь в этот вопрос, открыл для себя теорию морфического резонанса. Если вкратце, то она — об информационном поле, в которое погружены все живые существа, и люди способны эту информацию улавливать, сохранять и транслировать. У разных людей эта способность выражена по-разному, вполне возможно, что некоторые могут куда лучше подстраиваться под это поле и понимать эту информацию. С тех пор пересмотрел свои взгляды на гадалок, магов и т.д. Не сильно, но тем не менее. По крайней мере, уровень доверия к ним немного поднялся. Затем мой интерес подкрепился работами Бехтеревой и её статьями. Может, объясняю немного заумно, но вещь крайне интересная.
— Используете ли вы в вашей повседневной жизни свои психологические знания?
— Конечно. К счастью или к несчастью, психологи, как и педагоги, и воспитатели, и врачи, подвержены профессиональной деформации. Это не всегда происходит осознанно; впрочем, стопроцентная осознанность — это из области фантастики.
— Можете описать свою натуру одной фразой?
— Лучше метафорой. Сейчас, когда я отвечаю на ваши вопросы, мне представляется механический паук — медного цвета, с неаккуратными заклепками, но хорошо функционирующий и много что успевающий делать без потери качества.
— Как часто вы рисуете?
— Раньше я рисовал каждый день, а вот в последний год — раз в 3-4 дня.
— Чьи работы вас вдохновляют?
— О, у меня много любимых художников и музыкантов. Меня вдохновляют те авторы, которые нашли свой уникальный стиль и созвучны моим предпочтениям и интересам.
— Каким образом считаете в себе художника и психолога?
— Очень просто. Напротив, я не представляю, как можно не сочетать в себе разные стороны. Больше скажу — с недавнего времени я стал тату-мастером. Да, это что-то из ряда вон, но я этого захотел. Думаю что вот это — уже полный комплект, пора остановится и развивать эти сферы. Татуировка, психология и живопись.
— Какие темы волнуют и чаще всего находят отражение в рисунках?
— Это как-то больше про многомерность и многогранность способов жизни одной личности. Но вообще редко задумываюсь над своими работами.
— А с чего началось это увлечение?
— Со скуки. Скука и лень — двигатели ещё те. Просто раньше мне как-то было неудобно тратить время на ничто, вина за бездельничанье давила на темечко, а читать я не любил. Когда я начинал, в моей жизни как раз происходил переезд. Новых друзей и знакомых найти было непросто в то время и в том месте, плюс любовь к мультфильмам помогла определится с изобразительным направлением.
— Почему решили совмещать психологию и рисование?
— Это не было четким решением. Просто сочетаю. Эти сферы прекрасно дополняют друг друга.
— Кто больше всего повлиял на обе сферы деятельности?
— В сфере психологии из ныне живущих — мой учитель Лариса Левина, также Николай Линде и Майкл Уайт. В сфере живописи определенные персоны назвать, наверное, не смогу. Очень люблю смотреть и наблюдать, поэтому в моей памяти отпечатались работы и образы десятков, возможно, даже сотен авторов.
— Какое будущее ждет науку психологию, на ваш взгляд?
— Если рассматривать отдельно психологию, то это не очень перспективно. Но во взаимосвязи с менеджментом, медициной, образованием, бизнесом — возможности колоссальны. Психология — очень интересная наука, которая является и гуманитарной, и естественной одновременно, что делает её очень удобной относительно научного и житейского мира.
Оставить комментарий