Ещё

Россия, Иран и Китай: сражение за Венесуэлу (Infobae, Аргентина) 

Фото: ИноСМИ
«Быстрое возвышение Владимира Путина и его петербургского клана уже квалифицировали как макиавеллевское, но это все же лучше можно объяснить на примере успехов Дона Вито Корлеоне (Don Vito Corleone): череда предательств, тайны и нечетко очерченные границы между бизнесом, правительством и преступлением прекрасно описаны в романах Марио Пьюзо (Mario Puzo)». Именно так шахматист Гарри Каспаров в своей книге «Зима близко» описывает современную Россию под властью экс-агента КГБ.
Находящийся в изгнании писатель-шахматист, изучив реальные действия Николаса Мадуро, пришел к еще одному параллельному сопоставлению. Он сравнил диктатора, умеющего разговаривать с птицами, с колумбийским наркобароном Пабло Эскобаром Гавирией (Pablo Escobar Gaviria), умершем в декабре 1993 года. Тот пытался заниматься политикой, а однажды даже собирался стать президентом своей страны.
Возможно, именно отсутствие границ между домыслами и реальностью объединяет обоих иерархов. Но главным образом это все-таки удобный случай и необходимость. Путин знает, что его венесуэльский коллега более чем когда-либо зависит от его добрых дел: его денег и его военных возможностей. И венесуэлец, загнанный в угол и без возможности дать достойный ответ в сложившихся обстоятельствах, падает в российские объятия.
И вот вам ирония этого эпического рассказа: тот, кто из дворца Мирафлорес клянется бороться с империализмом, позволяет тысячам крестоносцев перейти границы его страны, превращая его самого в вассала. Ипотека, взятая Мадуро, чтобы бороться против «империализма», мало-помалу превращается в тяжелый камень на его шее. Однако его кредиторы живут не только в Москве, но и в двух других очень отдаленных от Каракаса столицах: в Тегеране и в Пекине.
Эти три державы уже раскрыли и держат перед своими глазами карту Венесуэлы, чтобы разделить ее между собой взамен на поддержку Мадуро. Они планируют превратить эту латиноамериканскую страну в новую Сирию. В игре многомиллионный бизнес и ключевые геополитические позиции в Латинской Америке.
Китай
В этой «сиризации» задействована и еще одна держава, которая ранее не принимала участия (по крайней мере открыто и с применение вооруженной силы) в российско-иранском вмешательстве в Дамаске. Мирафлорес должен Китаю более 20 миллиардов долларов, долг, который невозможно погасить даже в среднесрочной перспективе. Это главный кредитор Венесуэлы. Взамен Си Цзиньпин получает сотни тысяч баррелей нефти в день. Однако этого недостаточно, и из-за падения объемов производства взаимные обязательства должны быть пересмотрены. Цена будет очень высокой.
Кроме поддержки Венесуэлы на дипломатических форумах, коммунистическая администрация Китая уделяет немало внимания пропагандистской кампании по отрицанию вины чавизма в недавних масштабных отключениях электричества, возлагая ответственность за это на общего врага — Соединенные Штаты. Пекин обвиняет Белый дом, утверждая, что именно США стоят за кибератаками, породившими венесуэльский энергетический кризис.
Забавно, что это утверждает азиатский гигант, с территории которого исходят самые большие киберугрозы для всего остального мира. И кто знает, может быть, китайские власти еще ранее были допущены к энергетическим объектам Мадуро? Во время кризиса, погрузившего страну в темноту, китайцы предложили свою помощь по исправлению ситуации, предоставив своих инженеров и технологическое оборудование, чтобы избежать дальнейшего обострения обстановки, особенно сильно сказавшегося на объектах здравоохранения.
И это не единственная уловка азиатского колосса в регионе. Китай делает все возможное, чтобы использовать экономическую и финансовую слабость латиноамериканских государств с намерением внедриться в их органы управления. Предлагаются планы поддержки живыми долларами, после чего региональные правительства оказываются связанными по рукам и ногам. Венесуэльцы потратят долгие годы на то, чтобы выбраться из этой ловушки.
Временный президент Венесуэлы Хуан Гуайдо призвал азиатское правительство изменить эту позицию. «Я верю, что Китай, который прекрасно понимает происходящее в моей стране, как великая держава, будет способствовать завершению необходимого нам переходного политического процесса». И добавил: «Китай является самым крупным в мире импортером нефти, а Венесуэла обладает самыми большими в мире запасами этого сырья. И уже только по этим двум причинам экономические отношения между нашими странами неизбежно будут и далее успешно развиваться».
Лидер оппозиции не может быть так наивен и должен знать, что просить демократического уважения от централизованной системы власти абсолютно бесполезно и означает только потерю времени. На берегах озера Джуннаньхай никого не волнует, кто правит в Каракасе. Там интересуются только получением своих долгов с процентами. И при этом, по возможности, получить контроль над природными ресурсами.
Стратегия мандаринов всегда отличалась от политики других участников раздела пирога. Зачастую она предполагает бизнес, основанный на привнесении ликвидного капитала в экономику, что порождает коррупцию и разложение в нуждающихся правительствах.
Так в Эквадоре, еще во времена Рафаэля Корреа (Rafael Correa), Китай — уже во второй раз — через свой банк «Эксимбанк» и строительную компанию «Синогидро» (Sinohydro) пообещал разрешить энергетический дефицит, а закончилось это образованием конфискационного долга. Цзиньпин же благодаря этому добился самых щедрых скидок на нефть, которую он затем продавал по рыночной цене. Выручка, которую лишь очень немногие школы бизнеса могли бы себе вообразить. «Gānbēi!» (Пей до дна!), — сказали и чокнулись бокалами как в Кито, так и в Пекине, сразу же после заключения этого соглашения. Потому что и в латиноамериканской стране кто-то ведь получил прибыль.
В Венесуэле долги еще больше. Центральное правительство задолжало «инвестировавшим» в последние годы в страну восточным компаниям более 60 миллиардов долларов. Спрашивается, а куда же подевалосъ это мощное вливание нового капитала?
Россия
Это презрение к демократическим институтам со стороны Мадуро вызывает одобрение и у других его партнеров: России и Ирана. Точно также и Куба мечтает вступить в этот частный клуб друзей, хотя пока лишь только для оказания идеологической и духовной поддержки. Ни одна из крупных держав не позволит острову делать что-либо другое. Рауль Кастро предвидел что-то в этом духе, когда сказал, что приближаются трудные для кубинцев времена. Как будто предшествующие им были легкими. «Ситуация может ухудшиться в ближайшие месяцы», — сказал Кастро, выступая на заседании законодательной Ассамблеи страны. Диктатор знает, что развязка близится.
В конечном счете Куба откликнется на призывы Кремля, который получит наибольшую выгоду, получив контроль над большей частью венесуэльских ресурсов. Ведь долги Каракаса перед Москвой невозможно погасить. Путин продляет агонию своего плохого плательщика как терпеливый кредитор. К концу игры он может приобрести гораздо более того, что ему должны. Это будут самые тяжелые в истории Венесуэлы гарантии платежей.
А чтобы его друг Мадуро не очень-то расслаблялся, русский царь посылает ему ободряющие сообщения. Так, заместитель министра финансов Сергей Сторчак через официальное новостное агентство ТАСС выступил с напоминанием о том, что Венесуэла не выплатила квоту своего долга за март в размере 100 миллионов долларов. «Возможно, этот долг будет погашен», — оптимистично заявил российский чиновник, но многие считают, что это была просто ирония.
В настоящее время, благодаря щедрости узурпатора из Мирафлорес, российское государство может быть спокойно. Его балансовый отчет позитивный, что является результатом присутствия российских компаний в зонах залежей минеральных ресурсов обкрадываемой нации. Российская компания «Роснефть», возглавляемая Игорем Сечиным, контролирует некоторые из наиболее продуктивных месторождений на венесуэльской территории. Она управляет 40 процентами месторождений «Петромонагас» (Petromonagas), «Петропериха» (Petroperijá) и «Петровиктория» (Petrovictoria); 32 процентами промыслов в «Петромиранда» (Petromiranda) и столькими же в проекте «Блоке Хунин 6» (Bloque Junín 6), а также 27 процентами залежей в районе Бокерон (Boquerón), не считая владений в другой хорошо известной России области: газоносной.
Но несмотря на огромные природные ресурсы Венесуэлы, добыча нефти в стране находится на историческом минимуме. В 2018 году Организация стран-экспортеров нефти (ОПЕК) оценила ее падение на 37% по отношению к предыдущему году, а именно в 1,17 миллионов баррелей в день, минимальный уровень за последние 30 лет. И положение пока не улучшается.
Счета «Роснефти» невозможно проконтролировать из далекой Южной Америки. Ни одна компания, подотчетная своим акционерам, не станет проводить операции в столь проблематичных местах, если только она не имеет политической поддержки на высшем уровне и не строит планы на очень длительный срок. Как сама эта компания, так и ее директор Сечин не собираются рисковать своей репутацией. Они уже получили свою порцию санкций от Министерства финансов США за участие в попытках России оккупировать Украину.
Под прицелом россиян и горная промышленность Венесуэлы. Точнее залежи драгоценных камней и металлов, расположенные в районе «Арко Минеро де Ориноко», где находятся крупнейшие запасы золота и алмазов на континенте. Эта зона занимает 114.000 квадратных километров и содержит несметные богатства. Слабость любого царя.
Василий Петрович Тонкошкуров — это еще один делегат Путина в Венесуэле. Генерал прибыл сюда 23 марта на борту Ан-124 вместе с сотней российских офицеров. И они продолжают еще прибывать. Генерал привез с собой технологии для сбережения российских капиталов и имущества в своей новой Сирии. Он является первым заместителем командующего сухопутными войсками и прибыл в Каракас как защитник Мадуро. Никто не поверил в эту версию. Даже сами чависты.
Его задача, как и Сечина, совершенно понятна: внедрится в разрушенные структуры и завладеть ими, прежде чем Китай захватит большую их часть. Это следующие области деятельности: военная, политическая, безопасность, нефть, горное дело, технологии.
30 сентября 2015 года Россия начала высадку своего десанта в Сирии, стране, охваченной бесчеловечной гражданской войной и унесшей более полумиллиона жизней ее граждан. Она сделала это совместно с Ираном, теократическим режимом Аятоллы Хаменеи. При содействии командующего Корпуса Стражей Исламской гвардии Касема Сулеймани (Qassem Soleimani) были разгромлены повстанцы, выступающие против диктатуры Асада Башара, наследника династии, претендующей на управление судьбами разоренного народа.
Близость России и Ирана с Дамаском сделали более легким вторжение этих держав в Сирию. Сейчас они вырабатывают положения новой конституции, командуют в портах, на нефтяных месторождениях, распоряжаются в области энергетики и телекоммуникаций. У них есть даже возможность накладывать вето на решения, принимаемые Башаром Асадом. Сирия уже далеко не та, что была раньше, и не является полной хозяйкой своих природных богатств.
Доставка войск в Латинскую Америку стоит значительно дороже. Поэтому они и прибывают сюда малыми партиями. По словам Мохаммада Джавада Зарифа, исламское правительство пообещало прислать солдат своего ужасающего Корпуса Стражей исламской революции, только что объявленного Соединенными Штатами террористической организацией. Мадуро наверняка ответит положительно. Он верит, что с ними сможет выиграть время и увеличить число своих сторонников.
Эта военная сила — давно известная гостья в регионе. Иран искусно внедряет бойцов Хезболлы в страны Латинской Америки. И делает это уже десятки лет, но во времена Уго Чавеса взаимный обмен не нуждался в тщательном планировании и скрытности. Чавизм предоставил паспорта и удостоверения личности ее экстремистам, чтобы они могли свободно передвигаться по всему региону.
И вот сейчас теократия отвечает. Она не хочет терять очень выгодный для нее бизнес, построенный на отношениях с Каракасом, и теперь собирается обеспечить защиту диктатора, который умеет беседовать с птицами. Этот бизнес развивается с помощью воздушных перевозок. Его называют «аэротеррор», а начат он был еще в то время, когда Чавес обнимался с Махмудом Ахмадинежадом.
Воздушные рейсы соединяли обе столицы с промежуточной посадкой в Дамаске. Сейчас, во времена Мадуро, этот воздушный путь снова в действии. «Махан Эйр» (Mahan Air) — вторая по значению иранская транспортная компания — осуществляет по меньшей мере один рейс каждые две недели. Что, разве было какое-то увеличение туристического бума в Венесуэле в последний месяц? Нужно быть наивным, чтобы думать что сотни иранцев вдруг захотели сегодня познакомиться с венесуэльскими пляжами. Самолеты этих рейсов летают переполненными, но не туристами.
Вот уже много лет подряд Куба под управлением Кастро запихивает идеологическое содержание в постоянно повторяющиеся чавистские выступления. В ответ с континента платят нефтью. Сейчас кубинцы делают то же самое, прибывая на ежедневных рейсах с острова, а в обмен на нефть присылают даже своих медиков.
Гавана щедра. В соответствии с Комплексным договором о сотрудничестве между Кубой и Венесуэлой, подписанным Чавесом и Фиделем Кастро в 2000 году, она просочилась в старейшую армию Симона Боливара, предложив услуги обеспечения безопасности чуть ли не в каждом из ее подразделений. И не только в вооруженные силы Венесуэлы, но и в ее экономику, управление хозяйством, в средства коммуникации и во внешнюю политику.
Точно также Гавана обеспечила Боливарианскую национальную разведку своими агентами из спецслужбы G2. Или создала там такие подразделения по своему образу и подобию. Обе эти шпионские службы следят за оппозиционерами режиму Мадуро на венесуэльской территории, заявил бывший член Верховного суда Венесуэлы в изгнании Рафаэль Ортега.
Сразу же после смерти Чавеса Мадуро еще больше сблизился с этими своими союзниками. В итоге был создан Стратегический центр безопасности и защиты родины (CESPPA) для унификации информации, которую как собственные, так и кастристские шпионы собирали об оппозиционерах. Это латиноамериканское Гестапо использовало и специалистов по кибератакам, прибегало к прослушиванию телефонных звонков. А собранные данные анализировались не только в CESPPA, но и на Кубе.
В настоящий момент неизвестно сколько точно кубинских офицеров разведки работает на континенте. Некоторые говорят, что около 20 тысяч человек занимаются охраной венесуэльского лидера и его приближенных. Это вполне возможно до тех пор, пока баррели нефти продолжают пересекать Карибское море в направлении Кубы, хотя в последнее время из-за кризиса этот поток резко сократился.
«Сиризация» Венесуэлы началась. В вооруженных силах страны, пока еще сохраняющих верность узурпатору, уже намечается определенное недовольство режимом. Если Гуайдо и оппозиция не сумеют взять власть в свои руки, неисчерпаемые минеральные ресурсы останутся в руках русских, сирийцев, китайцев (и кубинцев), и менее всего венесуэльцев. Впрочем, Мадуро и его наиболее близкие сообщники тоже останутся с носом.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео