Ещё

Бунт в раю. Чем закончится противостояние Мадуро и Гуайдо в Венесуэле 

Фото: ИД "Собеседник"
События в  не сходят с первых строчек новостей. В эти дни решается основной вопрос: станет страна полигоном кровавых событий или все-таки сумеет вернуть былую славу «карибского рая»?
5 фактов о Венесуэле
Экономика на 95% зависит от нефти.
90% населения жалуются на недоедание.
Инфляция достигла 1000% в год.
Внешний долг страны составляет 43 млрд $, из них 12 млрд $ — перед .
По количеству победительниц конкурсов красоты страна удерживает первое место в мире.
Ху из Гуайдо?
Геннадий Мерц родился и вырос в России, но последние 20 лет живет в Венесуэле. Приехал знакомиться с родителями жены, а влюбился еще и в страну. Сейчас он уже гражданин этого бурлящего латиноамериканского государства и переживает за него как за свою вторую родину.
— Поначалу меня очаровал легкий карибский бардак и тропическое настроение жизни, которое помогает венесуэльцам в любых ситуациях. Но такого плачевного положения, как сейчас, в этой стране не было, — рассказал сам Геннадий «Собеседнику».
Бизнес Мерца связан с высокогорным туризмом и производством продуктов здорового питания. Но если горы остались на месте, то с последним сейчас просто катастрофа.
— За 2–3 года на моих глазах закрылось не скажу даже сколько ферм, с которыми мы работали, — их много, — говорит Геннадий. — Мой сын — студент университета. Вуз закрыт. Преподаватели бастуют из-за низких зарплат. Знакомый профессор университета получает до 50 долларов в месяц. Преподаватели пониже статусом зарабатывают и того меньше — 12 долларов. Думаю, этого едва хватает на недельный запас продуктов. Они, конечно, могли бы подрабатывать частными уроками, но у народа просто нет денег, чтобы за них заплатить. Многие венесуэльцы находятся в состоянии депрессии и раздражения.
Раздраженно-депрессивная толпа вышла на улицы против правительства Мадуро, доведшего страну до ручки. Оппозиция воспользовалась шансом, чтобы перехватить власть.
— Последние несколько месяцев мы вдруг стали наблюдать рекламу такого латиноамериканского мачо с полунегроидными чертами, который объявил себя спасителем нации, новым президентом и получил код от внешней кредитной карточки практически с неограниченным лимитом. Фамилию Гуайдо мы выучили не так давно. Народ не то чтобы поверил ему, просто устал так жить, — объясняет бизнесмен.
Страна контрастов
Венесуэлу иногда сравнивают с Россией. То же «нефтяное проклятие», когда вся экономика зависит от цены на «жижу». Коррупция, откаты, распилы, дичайшее расслоение общества.
— Есть два Каракаса — пояс нищенских фавел вокруг города, куда мне при посещении страны строго рекомендовали не соваться ни под каким предлогом, и вторая часть — роскошный, сверкающий, богатый столичный город. В фавелах ценность представляет даже обычный сотовый телефон. У людей реальные проблемы с водой, электричеством, газом. Роскошью там является абсолютно все, — рассказал «Собеседнику» научный сотрудник Института Латинской Америки Эмиль Дагабян.
— В богатом Каракасе роскошные автобаны, по которым ездят дорогие машины, магазины, где есть абсолютно все товары, привезенные из-за рубежа, которые контрастируют с пустыми полками обычных продуктовых лавок. Обед на двоих в ресторане стоит две — четыре средние зарплаты простого народа — от 100 долларов, и при этом нет свободных столиков, — подтверждает Геннадий Мерц.
Простой люд, по словам эмигранта, питается в основном за счет гуманитарных пакетов — наборов еды, которые бесплатно раздают нуждающимся. Это социализм по-венесуэльски.
— Мадуро так и не смог запустить нормальную экономику — даже аграрный сектор, доходы от нефти идут не на развитие, а на раздачу денег бедным. Которые потом голосуют за власть и обеспечивают ей поддержку и на выборах, и во время протестных акций, — считает Эмиль Дагабян.
«Россия, не помогай Мадуро!»
Русских в стране, по подсчетам Геннадия Мерца, который также является членом координационного совета русских соотечественников в Венесуэле, не больше 5 тысяч человек. Все-таки от нас не ближний свет. Но про Россию здесь говорят много и часто. Кто ждет поддержки от нашей страны, кто раздражается, что далекий северный друг поставил на Мадуро, чье имя уже ассоциируется с повсеместным обнищанием.
— Протесты в Венесуэле проходят по менее жесткому сценарию, чем во Франции. До кровопролития пока дело, слава Богу, не дошло. Но все обсуждают Венесуэлу. Это такой главный герой мировой хроники сейчас. Очень просто — здесь сошлись интересы сверхдержав — России, Китая и США, и многие у нас понимают, что будущее страны будет решаться где-то в этих широтах. Сами венесуэльцы предпочитают посиживать — такой менталитет. Я многим говорю: ты почти голодаешь, но у тебя есть пятачок земли — посади помидоры, зелень. «Ну, может», — отвечают они. И не спешат сажать, — делится наблюдением Геннадий Мерц.
Оппозиция говорит прямо: «Россия, не помогай Мадуро!»
— Это выбор не вчерашнего дня, — объясняет Эмиль Дагабян. — Россия уже давно «поженилась» с Мадуро. Венесуэла — стратегический партнер России в мягком подбрюшье США. Власти Венесуэлы выделяли нашей участки под разработку. Мы давали им кредиты. Россию многое связывает с нынешним режимом Каракаса, поэтому Кремль его и поддерживает. В декабре Мадуро приезжал в Москву и встречался с Путиным.
НедоЧавес
Венесуэльцы голодные, но крайне политизированные. И к какому бы лагерю они ни принадлежали, большинству не нравится ситуация, что страна становится разменной монетой в большой геополитической игре, а крупные государства относятся к Венесуэле как к банановой стране с нефтяным изобилием.
— Я и все мои знакомые не ходим на митинги. Но и нам понятно, что основная волна идет со стороны США, которые давно заглядываются на венесуэльскую «тяжелую» нефть, у самих американцев только «легкая». Отсюда и внезапно появившиеся оппозиционеры, и их открытая игра против действующей власти. У нас, например, в районах, возглавляемых оппозиционерами, даже не вывозят мусор, чтобы злить народ и настраивать против власти, — уверен Геннадий Мерц.
— Штаты немного перегнули палку, больно уж они нахраписто действуют. В Латинской Америке так нельзя, народ моментально сплачивается против внешних «руководителей». Чем чаще Америка прибегает к языку ультиматумов, тем проще Мадуро объединить нацию, хотя всем ясно, что при нем экономика страны пришла в состояние полного хаоса. Чавес, конечно, тоже не был великим экономистом, но у него была харизма, которую так ценят в Латинской Америке и которой не обладает Мадуро. Да и цены на нефть при Чавесе были выше, — раскладывает ситуацию заместитель директора Института Латинской Америки .
Хуан Гуайдо провозгласил себя «временным президентом». Ряд стран уже поспешил это принять, в том числе и США, поддержавшие «клона Обамы» с самого начала. Даже Россия стала делать уклончивые замечания, что будет вести диалог с любой властью важной для нее страны.
— Высшее командование армии решило не сдавать Мадуро, в этом его сила, — считает Борис Мартынов. — Если в ближайшее время ситуация вдруг не качнется в сторону кровавого сценария, а этого, похоже, сейчас хотят избежать все стороны, то двум президентам и их командам придется как-то договариваться и искать компромиссы.
— У меня за окном сейчас все спокойно, — говорит Геннадий Мерц. — На улице 24 градуса, во дворе зреют авокадо и манго. Соседи у меня такие, что накормят, даже если самим есть нечего. Несмотря на массовую истерию, которая иногда захлестывает людей, я настроен позитивно. И в будущем вижу Венесуэлу мирной благополучной страной, где море, температура 30 градусов, тропические фрукты и дружелюбный народ.
* * *
Материал вышел в издании «Собеседник» №04-2019 под заголовком «Бунт в раю».