РИА Новости 24 сентября 2018

Карлос Тортоса: речи о российской военной базе в Венесуэле пока не было

Фото: РИА Новости
Посол Венесуэлы в России Карлос Рафаэль Фариа Тортоса рассказал в интервью корреспонденту РИА Новости Александре Дибижевой о сотрудничестве двух стран в энергетике, доле Каракаса в ОПЕК+ и проектах в области ВТС.
— Президент Мадуро не раз заявлял о своем желании посетить Москву. Прорабатывается ли сейчас такой визит? Когда он может состояться? right
— В расписании визитов Николаса Мадуро всегда стоят визиты в страны, которые выказывают солидарность и дружеский настрой в отношении нашего правительства. Это как раз случай Российской Федерации. Если мне не изменяет память, Мадуро был в России три раза с тех пор, как стал президентом. Сейчас его расписание составляется. На прошлой неделе Мадуро посетил заседание смешанной венесуэльско-китайской комиссии высокого уровня, и оно было в высшей степени продуктивным. С Россией постоянно прорабатываются темы. Президент не объявлял, приедет ли он, и тем более не называл даты. Но мы надеемся, что этот визит сможет состояться.
— Какие еще визиты запланированы до конца года?
— По крайней мере, мы разослали приглашения нашему министру нефтяной промышленности Мануэлю Кеведо на «Российскую энергетическую неделю», которая пройдет в октябре. Также есть открытые приглашения на другие мероприятия, где может присутствовать министр горнорудной промышленности. В рамках смешанной комиссии высокого уровня в обеих странах у нас новые сопредседатели. Со стороны Венесуэлы это заместитель председателя правительства по вопросам экономической политики Тарек Эль-Айссами Сааб. Со стороны России — Юрий Иванович Борисов. Прорабатывается возможность их встречи до проведения межправительственной комиссии высокого уровня (CIAN).
— Вы уже упомянули визит Мануэля Кеведо. Запланирована ли встреча с российским министром энергетики Александром Новаком?right
— Нельзя не воспользоваться такой потрясающей возможностью, как эта, чтобы не встретиться с министром энергетики РФ, с главами предприятий, с которыми у нашего правительства стратегическое сотрудничество, как в случае с главой Роснефти, Газпромбанка. Эта повестка станет более полноценной, когда будет подтвержден визит министра Кеведо.
— Так значит, встреча с Новаком состоится?
— Я думаю, что это наиболее вероятно.
— Уже есть точная дата проведения межправкомиссии России и Венесуэлы? Ранее сообщалось, что ее проведут во второй половине 2018 года.
— Пока точной даты нет, обе стороны сейчас работают над возможностью провести ее во второй половине октября или в начале ноября. Но пока точной даты нет.
— Глава Рособоронэкспорта сказал, что Россия введет в эксплуатацию в этом году в Венесуэле вертолетный сервисный центр. Когда именно начнется работа? В какую сумму это обойдется?
— В области ВТС сотрудничество наших стран находится на очень высоком уровне. Началось это с того момента, когда в условиях ограничений со стороны США команданте Уго Чавес понял, что надо искать новые горизонты. И он начал очень активное сотрудничество с Российской Федераций, а также с Китаем. Во всех соглашениях, к которым они пришли, к счастью, речь шла не только о покупке технологий, но и о сервисных центрах. Это чрезвычайно важно, чтобы гарантировать, что технологии смогут служить долгое время. Наши партнеры из Рособороэкспорта возглавляют эти проекты, которые вытекают из покупки технологий и служат для обеспечения сервиса и обучения венесуэльских военных. У меня нет точных дат. Сумма не обсуждается открыто, но это часть инвестиций, которая была сделана в свое время при команданте Чавесе.
— Так кто будет платить в данном случае?
— Правительство Венесуэлы.
Администрация США изучает вопрос о введении санкций в отношении торговли нефтью между США и Венесуэлой, как эта ситуация повлияет на сотрудничество с Роснефтью?right
— Эти санкции — лишь часть всех ограничений против Венесуэлы, заявленных США. Наложены санкции на многих наших политиков, министров, компании. Нам не разрешают искать финансирование, как это делают другие страны, в международных финансовых организациях. Когда мы хотим провести транзакции, чтобы получить сырьевые товары, продуты питания, лекарства, мы это не можем сделать через американские учреждения. Нам пришлось искать альтернативные пути, чтобы продолжать поставку жизненно важных товаров. Так что вопрос о введении санкций в отношении торговли нефтью — это еще одно действие против нас. Они этого еще не сделали, потому что США зависят от нашей нефти. Прекратить поставки нефти за один день они не смогут. Им нужно будет найти другого поставщика. Поэтому эта санкционная мера сделана еще и в соответствии с их интересами. Они угрожают также бойкотировать плату за нефть. Мы экспортируем нефть, а они планируют бойкотировать плату. Они похищают наши ресурсы. Замораживают счета, которые у нас были. В Европе есть банк, где заморожено 1,4 миллиарда долларов. Введение санкций в отношении торговли нефтью, о котором вы меня спрашиваете, еще не принято, но, без сомнения, они его готовят. Наступит момент, когда они объявят бойкот и возможную меру, которая не позволит нам рассчитывать на завод по переработке нефти Citgo в США, который очень важен для нас. Они атакуют нас и по этой линии, несомненно.
— Но если санкции все-таки будут введены, это повлияет как-то на сотрудничество с Москвой?
— Мы считаем, что нет. Мы считаем, что наша политика сотрудничества между двумя странами очень независима и чужда любым санкционным действиям США. РФ, ее лидеры, предприятия также попали под санкции другие, конечно. Но тем не менее Россия продолжает свои проекты, например «Северный поток-2». Он продолжается, несмотря на санкции.
Мы точно так же стремимся продолжать наше сотрудничество, в частности, с нашими друзьями и союзниками — Россией — в нефтяной области. Мы надеемся, что в рамках смешанной комиссии это сотрудничество может усилиться в новом виде, которое поможет обойти блокаду.
— Вы уже сказали о заводе Citgo в США, главном зарубежном активе венесуэльской нефтекомпании PdVSA. Не так давно канадская золотодобывающая компания Crystallex в суде США арестовала его, между тем 49,9% акций Citgo, принадлежащих PDVSA, находится в залоге у Роснефти. Скажется ли эта ситуация на Роснефти?
— Надо кое-что прояснить: они не арестовали Citgo и не присвоили его. Они выиграли иск в суде против республики в секторе, которая имеет отношение к сектору добычи алмазов. Теперь они стремятся понять, как получить деньги по этому иску. Судья в США разрешил им наложить арест на Citgo. Но это не означает, что она (компания — ред.) у них будет. Сейчас начнется процесс, в котором у PDVSA будут свои ответные меры, свои адвокаты. Но это начало попытки взымать долги республики этой компании через Citgo. Конечно, мы знаем, что в определенный момент это привело к переговорам с нашими союзниками из Роснефти, чтобы они тоже приняли важное участие там. Мы не думаем, что это как-то повлияет, мы этого не позволим. Будем искать альтернативу, чтобы они получили то, что они выиграли по иску, но чтобы это не было посредством Citgo.
— Стало известно о планах по реорганизации венесуэльской государственной нефтегазовой компании PDVSA. Был создан специальный комитет, который займется этим процессом. Может ли привести планируемая реорганизация к отказу от выполнения обязательств перед Роснефтью?
— Одно дело — реорганизация, а другое, что это может оказать влияние (на сотрудничество — ред.). Реорганизация, которая, возможно, будет иметь место, никаким образом не приведет к отказу от выполнения своих обязательств перед Роснефтью.
Мужчина с флагом Венесуэлы перед зданием компании PDVSA в Каракасе
— Удовлетворена ли Венесуэла своей квотой на добычу нефти в рамках сделки ОПЕК+? Есть ли риск резкого падения добычи в Венесуэле, в том числе на фоне проблем в политике после покушения на Мадуро?right
— PDVSA — это главная компания нашей страны. Не только из-за своей значимости, своих размеров, активов, но и из-за того, что она производит для нашей страны. Она производит валюту. Есть большая зависимость от этой индустрии.
Насчет производства — где-то около года назад Николас Мадуро сказал о серьезном расследовании, потому что PDVSA снижала свое производство на протяжении нескольких месяцев. Была ситуация опасная и нежелательная для нашей страны. Мадуро принял радикальные меры против руководства компании. Меры настолько серьезные, что некоторые из руководства сейчас находятся в заключении. В результате расследования выяснилось, что внутри компании происходил саботаж, направленный на снижение добычи нефти. Была обнаружена коррупционная сеть. Мадуро связал это с внутренним заговором. Вся эта коррупция имеет политическую цель.
Действительно, добыча нефти уменьшилась, мы недовольны тем уровнем, который у Венесуэлы в рамках сделки ОПЕК+. Но сейчас принимаются конкретные меры, направленные на восстановление способности компании по добыче нефти. Во время визита Мадуро в Китай обсуждали очень важную тему, связанную с финансовой помощью для добычи нефти Венесуэлы. Это поможет нам вернуться на тот уровень добычи нефти, который был указан в договоре в декабре 2016 года. У нас все еще та же квота, о которой мы договаривались, только мы в реальности не получаем ее. Но уже есть четкий план Мадуро по восстановлению уровня добычи нефти.
— Но объявят этот план позже?
— Этот план прорабатывается по ходу. Это часть плана по реструктуризации Citgo, но также и внутренней реорганизации PDVSA. Это связано с огромными проблемами, с которыми сталкивается компания из-за внешних ограничений. Надо рассматривать ситуацию в контексте. Почему Венесуэла сейчас в такой ситуации? Почему PDVSA снизила уровень добычи нефти? Конечно, есть внутренние причины, о которых я сказал, но также и внешние, которые не позволяют нам рассчитывать на все финансовые ресурсы. Вы в России, стране-поставщике газа и нефти, знаете, что это такое — не иметь возможности для обеспечения всего необходимого для производства. Роснефть и Газпром прекрасно понимают, что мы переживаем, они сейчас испытывают на себе все последствия экономической войны.
— Обсуждается ли вопрос кредитов Венесуэле? Я знаю, что были кредиты со стороны Китая, возможно, сейчас обсуждается кредит со стороны России. В таком случае о какой сумме идет речь?
— Давайте говорить о реальных и конкретных событиях. У нас есть реальное событие — закрытая сделка с компаниями, которые участвуют в нефтяном бизнесе Венесуэлы, это китайские компании. Как объявил наш президент на прошлой неделе, были подписаны 28 соглашений и многие из них связаны с нефтяной промышленностью. Китайским компаниям предоставили возможность принять наибольшее участие — таким образом, что обе стороны могут иметь по 50%. Это поможет тому, чтобы у китайских компаний, которые участвуют в сделке, была причина для вложения новых прямых инвестиций, направленных четко на нефтяной сектор для повышения добычи нефти.
Что с российскими компаниями? Есть разговоры, есть планы, которые разрабатываются, но пока ничего не объявляли, мы не можем говорить что-то конкретное. Но это наши союзники. Это почти единственная страна, с которой мы можем посмотреть и обсудить увеличение потока ресурсов, с которой мы можем использовать новые механизмы для обеспечения жизнеспособности нашего сотрудничества.
— Собирается ли Венесуэла обращаться к России с просьбой, чтобы Гознак печатал венесуэльскую валюту?
— Мы работаем в этой области с различными поставщиками, с классическим поставщиками, которые всегда работали с Центральным банком Венесуэлы, и, конечно, говорили с китайскими поставщиками. Было объявлено о такой возможности.
Мы знаем, что в России очень сильная компания «Гознак», у которой есть абсолютно все возможности для производства всех компонентов бумажной денежной единицы. Сейчас подробно рассматриваются различные возможности с различными компаниями, и, конечно, Россия находится в рамках этих обсуждений.
— Ранее МИД Венесуэлы сообщил, что стороны обсуждают возможное использование венесуэльской криптовалюты петро при осуществлении международных транзакций, при этом в Москве говорят, что криптовалюты не являются денежной единицей, принятой в обращении на территории России. Возможно ли сотрудничество двух стран в вопросе криптовалют и какое?right
— Использование криптовалюты между государствами, насколько я вижу, очень ожидаемо. Мадуро был пионером по введению криптовалюты, обеспеченной, в свою очередь, нефтью. Это единственная валюта, которая так быстро развивается, и единственная валюта, которая обеспечена ресурсами. Мадуро объявил о ее введении в декабре 2017 года и сказал, что ее запустят в феврале. Еще до запуска валюты в США вышел указ, подписанный Трампом, о том, что в отношении любой компании, которая использует или принимает в качестве оплаты петро, будут введены санкции. Конечно, это оказывает влияние и на другие области, в том числе и на ЕС. Ведь все связано. Соответственно, никакая компания, которая сотрудничает с США, не может ничего продавать Венесуэле с использованием петро. Так что это блокировка практически международная. Это не говорит об уничтожении петро, у валюты есть большое пространство для развития. Это мы можем сделать между нашими союзниками. Эти темы должны очень подробно обсуждаться с пониманием того, как это будет происходить. Когда Китай объявляет об использовании юаня для коммерциализации нефти, проходит несколько лет, прежде чем начинается его введение. Иран хочет это сделать, а он уже много лет находится под американскими санкциями. Это сложные темы, которые требуют сотрудничества с союзниками, и не все страны имеют политическую волю и смелость пойти против политики США. Их очень мало. Россия, Китай, Иран, Венесуэла, Куба. Но важно, что сейчас все больше понимания того, что США претендуют на мировое господство и на всеобщий контроль. Мы видим, что страны Юго-Восточной Азии отказываются покупать у США оружие, а покупают его у России. Так же Индия и Турция. То, что было немыслимо несколько лет назад, происходит сейчас.
Президент Венесуэлы Николас Мадуро во время церемонии запуска продаж криптовалюты «Петро»
— Министр экологического развития горнорудной промышленности Венесуэлы Виктор Кано по итогам межправкомиссии сказал, что обсуждалась возможность добычи и разведки российскими компаниями природных ресурсов, прежде всего тех, которые входят в так называемую Горнорудную дугу Ориноко. Также говорили о том, что Россия заинтересована в поставках оборудования, необходимого для горнодобывающей промышленности. Есть уже конкретика по этой теме? Какие компании будут задействованы в добыче и когда она начнется?
— Мы сейчас обмениваемся информацией. Также готовится визит высококвалифицированных российских специалистов в области природных ресурсов и горнодобывающей промышленности, чтобы помочь на венесуэльских месторождениях, дать полноценную консультацию, сертификацию месторождений, технологий, которые нужно использовать, и, конечно, предложение возможных компаний российских. Уже есть российские компании, которые участвуют в тендерах в Венесуэле. Они ждут одобрения заявки. Надо подождать, посмотреть, чем все закончится. Мы также ждем, что решится по оборудованию. Это оборудование и технологии в целом, которые министр Кано запросил, чтобы российская компания, в свою очередь, могла дать соответствующий ответ. Оборудовать лаборатории по изучению геологии нашей страны и предоставить оборудование для эксплуатации месторождений.
— Вы сказали, что готовится поездка российских экспертов. Когда она может состояться?
— К концу года.
— Кто будет поставлять оборудование?
— Сейчас смотрят, какие есть предложения. Их сейчас передают руководству нашего министерства горнодобывающей промышленности. Они примут решение и скажут.
— В США не исключают никаких сценариев развития событий вокруг Венесуэлы, вплоть до вторжения. Готов ли Каракас на прямые переговоры с США, чтобы избежать нарастания напряженности?
— Последние заявления от правительства, конгресса США, главы ОАГ не исключат возможность военного вмешательства. Это сейчас. Но вспомним события последних лет. США через своих прислужников в Венесуэле — оппозицию — пытаются свергнуть правительство. Им нужно любой ценой выкинуть 20 лет истории. В 19 веке США выпустили доктрину Монро, которая послала сигнал европейским странам, в первую очередь Великобритании и Испании, чтобы те не вмешивались в дела на американском континенте. Латинскую Америку называют «задним двором» США, где они делают все, что хотят — от убийства президентов, свержения правительств и создания хаоса в странах, чтобы навязывать удобную им политику.
И в случае с Венесуэлой они пытаются подорвать правительство с 1989 года, когда пришел Чавес. Но все эти попытки закончились провалом. После смерти Чавеса начинается правление Мадуро и начинается новая фаза борьбы с нашей революцией — экономическая война. Это и международная финансовая блокировка, и изъятие денег. Изымают товары первой необходимости. Мы не сможем сказать никакому поставщику в мире, чтобы он прислал нам какой-то товар: они не могут это сделать из-за санкций США. Крупнейшие западные СМИ придерживаются только одной редакционной линии — говорить против президента Мадуро, правительства и говорить о предполагаемом гуманитарном кризисе. А кто ввел санкции против Венесуэлы? Кто мешает покупать Венесуэле необходимые товары? США и их союзники. Они создают условия, чтобы потом обвинить венесуэльское правительство.
Что касается военного вмешательства, они не будут настолько наглыми, чтобы вторгнуться без надуманного предлога. Вспомните Ирак и Ливию. И в Венесуэле, без сомнения, они найдут какой-то предлог, чтобы обвинить наше правительство, и это станет отличным предлогом, чтобы начать военную операцию. Здесь международная борьба становится очень важной. Избежать любым путем изоляции Венесуэлы — это цель Николаса Мадуро. Мы пытаемся объяснить всему миру, что происходит.
— Так все-таки настроен ли Каракас на разговор с Вашингтоном?right
— Наше правительство всегда было готово вести переговоры. Уже много лет мы ведем дипломатию мира. Мы не ищем ни с кем войны. То, что наше правительство — со времен Чавеса и до сегодняшнего дня — получило, это быть готовыми защищаться, нет другого способа, чтобы защищать свой народ, свою землю. Что касается переговоров, президент сделал бессчетное количество звонков национальной оппозиции, несколько раз садились за стол, чтобы прийти к соглашению, уже были предсогласованные пункты. Но в декабре прошлого года в Санто-Доминго оппозиция покинула стол переговоров, не стали ничего подписывать. Есть правительства так называемой группы Лима, 14 стран, которые заняли позицию подчинения США.
— Учитывая подобные условия, не рассматривается ли вопрос об организации в Венесуэле российской военной базы?
— Об этом пока речи не было.
— Но это могло бы помочь?
— Это должно решить наше правительство. В плане военного сотрудничества мы активно работаем с Россией, включая военную технику, есть обмены. Но по теме, о которой вы говорите, не могу ничего сказать.
Комментарии
Читайте также
Пять человек стали жертвами стрельбы в Бразилии
США уличили в желании «свергнуть свободный режим»
2
Россиянка облила кислотой священника в Никарагуа
3
Мадуро прилетел в Москву
5
Последние новости
Чеснаков: нет договора о дружбе - нет договора по Керченскому проливу
"Я что-то нажал — и все пропало": Трамп подарил России торговлю с Китаем
Гениальный русский математик, отказавшийся от денег и друзей