ТАСС 18 июля 2018

Правосудие против латиноамериканских лидеров: справедливая расплата или коварный заговор

Фото: ТАСС
По необычному стечению обстоятельств сразу три экс-президента, которые еще недавно входили в число самых влиятельных политиков Латинской Америки, столкнулись с серьезными проблемами с законом. Бывший бразильский лидер Луис Инасиу Лула да Силва отбывает с апреля наказание по делу о коррупции. Экс-глава Аргентины Кристина Фернандес де Киршнер обвиняется в преступном сговоре с целью хищения бюджетных средств, причастности к махинациям в Центробанке и вмешательстве в расследование теракта в Буэнос-Айресе в 1994 году. Выдан ордер на арест бывшего президента Эквадора Рафаэля Корреа в начале июля по делу о похищении оппозиционера.
На первый взгляд, между этими уголовными делами нет никакой связи — выдвинутые обвинения не имеют очевидного сходства, а процессы находятся на разных стадиях. Однако если сравнить личности подозреваемых, возникает соблазн провести параллели. И Лула да Силва, и Фернандес де Киршнер, и Корреа — не «списанный» актив, а харизматичные политики, чья популярность позволяет на очередных выборах претендовать на высокие посты. Кроме того, их объединяет приверженность левой идеологии, сторонники которой в последние годы уступили ряд своих позиций в Латинской Америке правым консервативным силам.
Пользуясь этим сходством, сами подсудимые, а также их многочисленные единомышленники стараются представить начатые судебные процессы как результат преследования со стороны политических оппонентов. В заявлениях экс-президентов все чаще звучит слово «заговор» или другой призванный оправдать проблемы с законом термин — lawfare, что можно перевести с английского языка как «юридическая война». Речь идет об использовании юридических механизмов для дискредитации политического или идеологического противника.
Шесть вердиктов по делу Лулы
Приверженцы левой идеологии и политические союзники бывших лидеров, оказавшихся на скамье подсудимых, считают, что совпадений не бывает. Достаточно четко эту точку зрения обозначил президент Венесуэлы Николас Мадуро, когда прокомментировал ордер на арест одного из своих бывших союзников — экс-главы Эквадора.
"Сначала Кристина [Фернандес де Киршнер, экс-президент Аргентины]. Потом [Луис Инасиу] Лула [да Силва, экс-президент Бразилии]. Теперь Рафаэль Корреа", — написал он в Twitter, перечисляя политических деятелей, у которых в последнее время возникли проблемы с законом. «Нужно прекратить преследование подлинных лидеров нашей Америки», — добавил президент Венесуэлы.
Сторонники конспирологических теорий интерпретируют в свою пользу и тот факт, что представители правосудия, которые занимаются каждым из указанных уголовных дел, зачастую не скрывают своей симпатии к правым силам.
Особенно показательным является пример бразильского судьи Сержиу Моро, который признал экс-президента Лулу да Силву виновным в коррупции. В последние месяцы в интернете появилось немало фотографий, на которых юрист запечатлен в компании политиков из правого, консервативного лагеря — сенатора Аэсиу Невиса и экс-мэра Сан-Паулу Жоау Дориа.
Среди всех трех уголовных процессов дело Лулы да Силвы имеет больше признаков lawfare. Если обвинения в адрес Фернандес де Киршнер и Корреа выдвигались без очевидной привязки к каким-либо избирательным процессам, то экс-президент Бразилии был помещен в тюрьму всего за полгода до очередных выборов главы государства. Причем, согласно всем социологическим опросам, именно он победил бы по итогам этого голосования.
Арест Лулы да Силвы спутал все карты в бразильском предвыборном раскладе. В отсутствие экс-президента шансы занять высший государственный пост появились у представителей самого широкого политического спектра — от ультраправого депутата Жаира Болсонару до умеренно левой главы партии «зеленых» Марины Силвы. Однако единомышленники Лулы да Силвы не смирились с его отстранением от избирательной гонки.
Несколько дней назад бразильское общество с волнением наблюдало за юридическими баталиями сторонников и противников бывшего бразильского лидера: пока один судья, ранее считавшийся однопартийцем политика, выпускал его из-под ареста, другой в считаные минуты отменял решение коллеги.
Вердикт пересматривался шесть (!) раз, и в итоге Лула да Силва остался под стражей. Однако непримиримые разногласия в судейском корпусе в очередной раз поставили под вопрос как его беспристрастность, так и обоснованность обвинительного приговора в адрес экс-президента.
Из власти — в оппозицию
В отличие от бывшего бразильского лидера экс-президенты Аргентины и Эквадора пока не были ни оправданы, ни осуждены. Кроме того, они остаются на свободе. Фернандес де Киршнер не может быть арестована, так как в октябре прошлого года она была избрана в Сенат и получила парламентскую неприкосновенность. Корреа еще несколько месяцев назад переехал в Бельгию, откуда родом его супруга. Кито обратился в Интерпол с запросом о выдаче бывшего главы государства, однако эта организация пока не приняла решения по ордеру.
Корреа, который после конфликта со своим преемником на посту президента Ленином Морено основал новую партию, стал фактически главным оппозиционным лидером Эквадора. Он отрицает свою вину, однако, по всей видимости, пока не будет возвращаться на родину — политик обвиняет судей в сговоре с исполнительной властью и не верит в справедливое рассмотрение своего дела. Как бы то ни было, проблемы Корреа с правосудием действительно облегчат претворение в жизнь инициатив Морено, которому не придется опасаться активного противодействия со стороны оппонента.
Уголовные процессы могут не лучшим образом сказаться и на политическом будущем Фернандес де Киршнер и созданного ею альянса «Гражданское единство». В период, когда действующее правительство президента Маурисио Макри столкнулось с острым экономическим кризисом и было вынуждено просить помощи у МВФ, оппозиция с экс-президентом во главе могла бы извлечь хорошие политические дивиденды из сложившейся ситуации.
В минувший понедельник, 16 июля, аргентинский сенатор Мигель Анхель Пичетто сообщил, что Фернандес де Киршнер намерена вновь претендовать на высший государственный пост на выборах 2019 года. Очевидно, что противники экс-президента воспользуются многочисленными обвинениями, выдвинутыми в ее адрес, чтобы дискредитировать сильного конкурента.
Некоторое время назад тучи сгущались еще над одним политиком, представляющим левые силы в Латинской Америке. Речь идет об экс-президенте Чили Мишель Бачелет. Ее невестку признали виновной в уклонении от уплаты налогов, а до того обвинения в финансовых преступлениях выдвигались и в адрес сына политика. Из-за расследования популярность Бачелет, которая в марте покинула высший государственный пост после истечения мандата, снизилась с 84 до 39%. Впрочем, вопреки спекуляциям прессы о возможной причастности тогдашнего чилийского лидера к неблаговидной деятельности родственников, подозрения в ее адрес оказалось нечем подкрепить.
Чтобы остаться
Несомненно, вывод об обоснованности начала уголовного процесса или справедливости вердикта могут сделать только юристы, знакомые с особенностями права той или иной страны.
Однако набирающая силу практика судебного преследования бывших глав латиноамериканских государств — преимущественно отстаивающих ценности левой идеологии — может привести к определенным побочным эффектам.
Некоторые страны региона, в которых десятилетиями действовали диктаторские режимы, не имеют длительной традиции демократической передачи власти. Нельзя исключать, что кто-то из действующих латиноамериканских лидеров будет опасаться, что после окончания мандата станет следующей жертвой lawfare даже в том случае, если с его стороны не было очевидных нарушений закона.
На этом фоне не выглядит странным отказ президента Никарагуа Даниэля Ортеги от проведения досрочных выборов, которые позволили бы прекратить кровопролитные антиправительственные манифестации.
Логичными кажутся и противоречивые шаги боливийского лидера Эво Моралеса: сначала этот политик провел референдум, по итогам которого сограждане отказали ему в праве переизбираться на очередной срок, а затем, когда Конституционный суд своим волевым решением все же разрешил главе государства претендовать на новый мандат, приветствовал этот вердикт.
Многие представители левых сил в Латинской Америке действительно считают, что их лидеры станут жертвами заговора и мишенью политических противников как внутри, так и за пределами родной страны, как только покинут высший пост.
Случай с противостоянием Корреа и Морено в Эквадоре показал, что даже победа специально отобранного преемника на голосовании не гарантирует бывшим главам государств «лояльной» действующей власти. Что уж говорить о ситуации, возникающей после смены правительственной идеологии. В этих обстоятельствах представители новой исполнительной и законодательной власти нередко стараются объяснить значительную часть проблем негативным «наследием» предшественников, а все успехи записать уже на свой счет.
В сложившейся ситуации обращает на себя внимание опыт передачи власти, который, пусть и в рамках однопартийной системы, сейчас проводится на Кубе. В апреле в должность председателя Госсовета и Совета министров островного государства впервые за несколько десятков лет вступил человек, который не носит фамилию Кастро, — партийный функционер Мигель Диас-Канель. Его предшественник на этом посту Рауль Кастро анонсировал грядущее изменение конституции.
Как ожидается, в ближайшие дни будет одобрена реформа, которая ограничит срок пребывания главы государства на этой должности двумя пятилетними сроками.
Комментарии
Читайте также
Пять человек стали жертвами стрельбы в Бразилии
США уличили в желании «свергнуть свободный режим»
2
Россиянка облила кислотой священника в Никарагуа
3
Мадуро прилетел в Москву
5
Последние новости
Мадуро обвинил США в подготовке госпереворота в Венесуэле
Глава ОАГ заявил, что тысячи кубинцев участвуют в пытках в Венесуэле и Никарагуа
СМИ: умер экс-президент Колумбии Белисарио Бетанкур