Ещё

Ешь, пей, спи. Курс по выживанию журналиста на «Дакаре» 

Фото: Чемпионат.com

«Дакар» — серьёзное испытание на прочность для сильных мужчин. Жара, холод, дождь, высокогорье, хронический недосып и переезд каждый день с места на место… «Зачем тебе „Дакар“ с таким здоровьем, когда ты не переносишь ни жару, ни холод, ни „горняшку“?» — это первый вопрос, который мне обычно задают. Но раз в год можно выйти из зоны комфорта, бросить организм в сложные условия и доказать самой себе, что справишься.

Это был мой четвёртый «Дакар» от старта до финиша. Опыт берет своё, и о многих трудностях было известно. По граблям в этот раз не скакала. Итак, мои 10 пунктов выживания на «Дакаре»!

1. Вода как борьба с жарой. Пожалуй, самый главный момент для выживания. Один глоток каждые 15 минут — это стало моим правилом. Как следствие, в этом году я избежала тепловых ударов, когда температура была +48 градусов. Также душ по прилёту на бивуак и ланч. Это тоже железное правило. Если сразу начинаешь работать, то можно пропустить эти два важных для выживания пункта. Если температура воздуха больше +38, душ несколько раз в день (совет врача Паскаля после моего первого теплового удара пару лет назад). 1-2 минуты под водой делают чудеса и возвращают трудоспособность, не отнимая много времени. Пошёл в туалет, заодно принял в душ. Кстати, можно намочить и одежду: пока идёшь до пресс-центра, она высыхает. Хорошо ещё периодически поливать голову водой и надевать мокрую кепку. Обязательно пользоваться кремом от загара — каждый день, даже когда холодно и облачно. Сгораешь за полчаса до ожогов, особенно в высокогорье. Если песчаная буря, надо предусмотреть очки, бандану на лицо и средства для защиты компьютера и камеры от песка.

2. Питание. Терпеть не могу макароны и пасту, которые организаторы обычно предлагают на обед. Однако Ирина Зеленкова, врач команды «КАМАЗ-мастер», ведущий специалист Инновационного центра ОКР, дала мне перед поездкой на «Дакар» совет: ежедневно есть пасту, так как это быстрые углеводы. Обычно-то я ем овощи и мясо, а в жару вообще перестаю есть — как следствие, здравствуй, обессиливание, когда буквально не можешь двигаться. В этом году я ежедневно поглощала свои нелюбимые спагетти, и тот кошмар, что был в 2016-м, когда я почти целый день пролежала трупиком в жарком Белене, не повторился. Кстати, тогда врач Гурам тоже сказал: «Проблема в том, что ты на жаре перестала есть, а так нельзя, ешь через силу». Любопытно, что «кока-кола», которую я не пью в обычной жизни, тоже включена в ежедневный рацион: на гонках она работает как «дезинфекция желудка», компенсирует недостаток сахара, тонизирует организм кофеином.

3. Сон. Первые три-четыре дня можно отработать на адреналине, но потом организм берёт своё — накатывает усталость. Спать получается по 3-4 часа (если ты за рулем, надо больше, то есть в принудительном порядке отправляешься спать, даже когда не сделана работа, ведь от твоего сна зависит жизнь — твоя и окружающих!). Последние два года я сделала для себя вывод, что лучше потратить деньги и забронировать себе хотя бы несколько дешёвых отелей с wi-fi на пути следования «Дакара». Это решало сразу две проблемы. Самая большая — отсутствие хорошего Интернета на бивуаке. Видео можно было передавать, только уезжая с бивуака. Иногда на передачу видеофайла в пять минут требовалось несколько часов. Также я попросила всегда ставить меня на последний рейс самолета, чтобы не возникало необходимости вылетать в 4-5 утра, а была

возможность проснуться в 6 или 6:30 и ещё успеть поработать в Интернете. И, главное, организм успевает восстановиться за 3-4 часа сна в постели намного лучше, чем за 6 часов в палатке (при стоимости отелей в 30 евро — оно того стоит). В своей правоте убедилась, когда многие сказали, что не смогли заснуть на первом бивуаке: ночью было +38 и ужасная влажность, а у меня работал в номере кондиционер. Или, например, в Боливии температура ночью опускалась почти до нуля, а у меня в номере — газовая горелка и два одеяла. Затопленный бивуак в Оруро — отдельная тема. Пару ночей я провела в автобусах, они комфортабельные, там высыпаешься (но на первом этаже работает мощный кондиционер, так что тёплые вещи нельзя сдавать в багаж). Ещё был двухчасовой сон на сдвинутых двух лавочках в пресс-центре. Всё же не обошлось и без палатки со спальником и надувным матрасом.

4. Борьба с горной болезнью. Это удивительное состояние. Некоторые люди вполне комфортно чувствуют себя на высоте 3500, а некоторые испытывают дикие головные боли, сильное физическое недомогание, тошноту. И ходят по лагерю «зелёные человечки», которых прихватила «горняшка». Я подвержена горной болезни, но каждый раз она протекает по-разному, иногда легче, иногда тяжелее. Существуют таблетки, можно подышать у врачей кислородом. Мне, обычно, это не очень помогает. Для меня более-менее действенное средство от «горняшки» — сон. Пью постоянно чай, заваренный из листьев коки (листья — не наркотик, это тонизирующее средство, которое используют местные жители уже не одно тысячелетие, чтобы выжить в условиях высокогорья). В этом году мне чудесным образом помог холодный душ (на «Дакаре» горячей воды в душе почти не бывает). Наверное, для организма это был серьёзный стресс, но зато сосуды пришли в норму, а головная боль отступила. Возможно, чуть легче было в этом году и потому, что привезли нас в Боливию на автобусах, а не доставили, как обычно, на самолётах. Поэтому набор высоты шёл постепенно. Давление у меня в Боливии было 80 на 52, но так как на высокогорье возникают проблемы с сердцем, работающим в ускоренном режиме, пить кофе побоялась. Просто перешла на режим сохранения энергии: медленные движения, отсутствие суеты.

5. Готовность к дождю. Одно дело, когда это тёплый аргентинский дождь, другое — холодный боливийский, а температура +7 градусов. В такой ситуации надо вовремя сориентироваться: спрятать вещи в надёжное место, чтобы не промокли, и защитить себя. Идеальны непромокаемый плащ и резиновые сапоги. Если этого нет, надо использовать подручные средства. Особую ценность имеют плотные мусорные пакеты, которые завязываются скотчем. В этом году я промочила и кеды, и кроссовки. Пришлось поверх сухих носков надевать шапочки для душа, чтобы не мёрзли ноги. Палатку обязательно надо ставить под навес, но в идеале — сбегать с такого бивуака в город, что я и сделала. Но путь от пресс-центра до выезда с бивуака, когда двигаешься мокрая насквозь, по колено в воде и грязи, со страхом упасть в эту жижу — это был самый долгий и трудный маршрут в моей жизни!

6. Выбор средства передвижения. Вариантов передвижения на «Дакаре» для журналистов несколько. Это может быть обычный пресс-кар, специально подготовленный пресс-кар (с возможностью выезда на боевую трассу), передвижение в автомобилях сопровождения («ассистанс») одной из команд или самолёт. Выбор зависит от финансовых возможностей и задачи журналиста. Фотографу, снимающему на спецучастке, необходим пресс-кар, который имеет право выезжать на трассу. Пишущему журналисту желательно быть на бивуаке намного раньше. Это или пресс-кар, который не заезжает на трассу, или самолёт. Везде есть свои подводные камни. Пресс-кар может сломаться, команда может сойти, а соответственно покинет гонку и автомобиль «ассистанс». Самолёт может задержаться. Например, большинство журналистов не попало на финишный подиум, так как сломался самолёт и они весь день просидели в аэропорту, прилетев в Буэнос-Айрес только в полночь. У меня сработала, видимо, интуиция: ещё с вечера попросилась к польской команде Orlen и проехала с ними 700 км от последнего бивуака до финишного подиума.

7. Грамотная организация рабочего процесса. Ты сам должен чётко выстраивать работу: отслеживать результаты гонки, находить на бивуаке нужные команды, чтобы взять интервью. А это иногда непросто в огромнейшем лагере. Если большие команды легче увидеть по флагам, то чтобы найти коллектив поменьше, иногда приходится отшагать километры; то ли они ещё не приехали, то ли ты просто не нашёл. Дальше передача информации — я уже упоминала, что это одна из основных сложностей работы журналиста. Интернет, который предоставляют организаторы, стоит 2000 евро за гонку, причём тебе даются всего 2 гигабайта. А скорость оставляет желать лучшего. Есть варианты — покупка местных сим-карт, но на некоторых бивуаках они не работают, особенно когда днём в палаточный лагерь приезжает много народу и «забивает» Сеть. Иногда спасают взятые в аренду или приобретённые роутеры, но с ними тоже бывают проблемы, ведь они также работают от мобильной связи.

8. Решение в непредвиденных ситуациях. На «Дакаре» тебе никто ничего не должен — это железное правило. Организаторы взяли бешеные деньги за аккредитацию (3500 евро стоит автомобильная, 8000 евро — самолётная), и на этом их функции заканчиваются. Это не пресс-тур, когда с журналистами бегают и прыгают, угадывая налету их желания. На «Дакаре» всё просто. У тебя есть питание, организован переезд (если ты летаешь на самолёте), иногда делают выезды на финиш спецучастка. Всё остальное ты должен организовать себе сам. Если ты опоздал на автобус, который едет в аэропорт, никто тебя не будет искать и звонить. Автобус уедет без тебя, а ты сам должен найти выход из любой ситуации. Я опоздала на 10 минут (по сути, просто не нашла автобус на затопленном бивуаке в Оруро). Первое правило — не паниковать, а искать выход. Выручила меня команда X-Raid, до Ла-Паса я доехала на их мини-вэне. Так что всегда держите в голове резервные варианты.

9. Взаимовыручка. Наверное, самая важная часть на «Дакаре». Ты знаешь, что вокруг тебя тысяча людей, заряженных положительной энергией. Ты помогаешь им, они — тебе. Главное — не бояться обратиться к незнакомым людям с просьбой о помощи. Языковых преград не существует. А сколько новых друзей я приобрела за эти годы! И мелочей не существует, помог ли кто тебе доехать до города или отдал тёплые носки. Когда мотоциклист Саша Иванютин приехал на бивуак в Сальту, а его «техничка» ещё не добралась, ребята с «Матч ТВ» дали ему свою одежду, я поделилась мылом. Команда Konturterm Racing Team довезла меня от Буэнос-Айреса до столицы Парагвая Асунсьона. С Настей Нифонтовой мы мерили одни кеды. Денис Березовский договорился с командой Jaton Racing, и они весь «Дакар» возили мою большую сумку (правда, на пару дней я осталась без чистых вещей, когда «техничка» упала на лиазоне, но это издержки производства). Я безумно благодарна всем дакаровцам, которые мне помогали, любую помощь я ценю и верю, что или я сама потом смогу отблагодарить этого человека и прийти ему на помощь, или вселенская справедливость поможет мне в этом!

10. Хорошее настроение. Пессимистам на «Дакаре» очень сложно. С позитивным настроем намного легче переносить все превратности дакаровской судьбы. В каждой ситуации можно найти что-то положительное, получить урок на будущее, проверить себя на прочность. Как бы ни было трудно, улыбайтесь, господа! И ещё, я себе сказала, что никогда не должна жаловаться на жару, холод, дождь при Насте Нифонтовой. Ведь у неё все то же самое, но вдобавок — 500 км и больше на мотоцикле, а не «комфортные» журналистские условия. «It's DAKAR, baby», — говорим мы новичкам-журналистам, которые впервые приехали на «Дакар» и немного в шоке от происходящего вокруг. Тут лёгкой жизни не будет. Но если ты подцепишь наш «дакаровский вирус», ты скажешь эту фразу через год другому новобранцу.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео