Далее:

Марк Шишкин: Куба хорошо продала себя

Возвращаясь к спорам о наследии Кастро. Надо понимать, что соцобеспечение, которое было выстроено на острове и которое приводят в пример, не было следствием успехов социалистического эксперимента или эффективного внутреннего управления. Возвращаясь к спорам о наследии Кастро.
Надо понимать, что соцобеспечение, которое было выстроено на острове и которое теперь приводят в пример, не было следствием успехов социалистического эксперимента и какого-то эффективного внутреннего управления. Это были проценты от участия Кубы в Холодной войне.
Сначала Кубинская революция хорошо продала свое географическое положение, доведя дело до операции «Анадырь».
Затем использовала расовую принадлежность своих граждан, ввязавшись в африканские войны за интересы Соцлагеря.
Участие кубинских войск в Эфиопии и Анголе было профессионально организованной интервенцией, которая ни в какое сравнение не идет с самодеятельностью Че в Конго. Это уровень Штази (также использовавших свою немецкость), а не левацких студенческих бунтов и герилий.
Не считая общей координации и колоссальных денег, СССР в Эфиопии и Анголе отделался небольшими контингентами инструкторов и специалистов, понеся совсем небольшие людские потери.
Кубинцы воевали реально, причем четко следуя генеральной линии, когда Эфиопия в одночасье превратилась в друга, а эритрейские повстанцы и Сомали во врагов. На Кубу же было завязано суперактуальное в 70-80-х годах Центральноамериканское направление.
Для карибского острова допуск к таким делам — недостижимый предел участия в мировой политике.
С большим отставанием к этой отметке приблизилась только британская Ямайка со вселенской проповедью панафриканизма и Бобом Марли, дающим концерт в Хараре. И то это больше символический статус.
Международная деятельность доминиканского Трухильо, о которой мы теперь знаем благодаря Китти Сандерс, тоже была многократно скромнее кубинской войны за Огаден и борьбы с УНИТА.
Разумеется, там нужно было создать хоть какое-то подобие витрины социализма. Витрину и построили.
Но это не Сингапур и не Южная Корея, которые тоже поднимались из третьемирской нищеты, используя географию и глобальные факторы, но прежде всего сделали ставку на развитие своей национальной экономики.
Уход Ли Куан Ю или смена плеяды южнокорейских дикторов не привела к фатальным последствиям для их стран. А что ждет режим барбудос?
Источник: Блог Марка Шишкина Марк Шишкин, публицист
Латинская Америка Африка В мире Ангола Еще 2 тега
Оставить комментарий