Ещё

Сериал на выходные: «Голиаф» — Плохой Санта Гудман 

Для тех, кто лишь недавно подрубился к, скажем, «Нефликс», наконец-то освоил запретное волшебство торрент-трекеров и только-только начал открывать для себя в разверзшихся маракотовых безднах бездонных тонкое искусство многообразия телесериалов, стоит сказать следующее.

Да, сериалы — это не однородная полубезликая масса, раздражающая идиотствующим закадровым смехом. Это вселенная со своими квазарами, пульсарами, белыми карликами, красными гигантами и — главное — черными дырами. Где, при наличии нужного количества свободного времени, можно крепко и всерьез сгинуть.

Там своя прорва жанров, поджанров и поджанров поджанров. В которых — свои альфы и омеги, свои красавицы, чудовища, и совсем уж крокодилы несуразные.

И одни из самых сочных и тучных шматов здесь — процессуалы (еще есть процедуралы, но об этом как-нибудь после). Они же — юридическая драма, legal drama. Где действие строится, как несложно догадаться, вокруг судебной системы, работы юристов обеих сторон — защиты и «нападения», и щедро приправлено все россыпью напряженных лиц присяжных, изображающих комедию масок.

Там тоже своя атмосфера, свои тупички гоблинов, проспекты и перекрестки. Естественно, кроссоверы процедуралов и процессуалов ("Закон и порядок"), расхристанные ромкомы (дополнительно прославленная «Футурамой» «Элли Макбил»), драмедии ("Юристы Бостона") и просто бастарды ("Гриндер").

Что ж до альф и омег, то если Чака Лорри можно называть королем ситкомов, то на монарших особ мира legal drama давно и по праву претендуют Дэвид Келли и Джонатан Шапиро. Люди, делавшие и «Закон Лос-Анджелеса», и «Юристов Бостона», и «Элли Макбил», и «Практику», и еще пяток. Бишь, съевшие на теме целую упряжку собак. И с высот этой фигуральной горы обглоданных костей только что выдавшие новый пусть и средней руки, но славный шлягер — «Голиафа» (Goliath). Сериал, где первые ассоциации настолько очевидны, что их даже нелепо озвучивать: Плохой Санта в костюме Сола Гудмана. И наоборот. Плюс понюшка «Рэйка».

Голиаф — это ветхозаветный гигантский воин филистимлян, потомок великанов, убитый Давидом пущенным из пращи камнем и дальше обезглавленный. После чего армия иудеев пошла в атаку и доблестно изгнала захватчиков со своих земель. Мышь победила гору, верно рассчитав точку приложения сил.

Здешний Давид — это Билли Макбрайд, здешний Голиаф — огромная международная юридическая корпорация, в основании которой он некогда принимал участие и из которой был гнусно изгнан. Теперь перебиваясь копеечными делами, злоупотребляя вредными привычками и усердно держа в сердце план мести. И реализация, разумеется, не заставила себя ждать.

А именно: мутная ситуация с гибелью человека, представленная как экстремальный суицид: жертва взорвала себя в море вместе с судном. Во всяком случае, так говорит «Голиаф».

Но мы-то сразу понимаем, что все не так просто. И что вот он — новый звездный час «Давида», почти спившегося, тихо влюбленного, как водится, в проститутку, носящего одежду фасона, словно ее жевало крупное животное, хамоватого, ушлого, мало чем брезгующего. Но, конечно же, с Принципами — с большой «п».

Билли Макбрайда сыграл Билли Боб Торнтон, не особо напрягаясь и не изнурив себя глубинной работой над образом. Поскольку особо лицедействовать ему в таких ролях не приходится — он тут то и дело «такой, как в жизни». Со всей отрицательной харизмой — гибрид Вилли из «Плохого Санты», Лорна Малво из «Фарго», Доктора Пи из «Школы негодяев». И еще бывшего мужа Анджелины Джоли, которого она упекла в реабилитационный центр лечиться от сексоголизма, и где он первым делом начал совокуплять медперсонал заведения. Видимо, имея свой специальный взгляд на терапию.

Антагонист — Уильям Хёрт, клацающая, гротескно демоническая личность с обожженным лицом, сидящая в бордельных тонов кабинете, дергающая за нитки и не имеющая ничего святого. Голова филистимлянского войска, почитающая Дагона и Баал-Зебуба.

Чудодейственная праща, способная свалить монстра — не столько дело, сколько слово, юридическое крючкотворство, подлость змия и умение найти системные лазейки и разорвать там, где тонко.

Чуть поодаль слаженно пляшут, создавая нужный фон, Мария Белло, Молли Паркер, Оливия Тирбли, Таня Рэймонд и Нина Арианда (Молли Грэм из «Ганнибала»).

Смотреть на это приятно и увлекательно. Как на очередной вполне удачный ремейк ремейка ремейка, разыгранный чуть по-новому хорошими актерами. Да и opening там крутой.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео