Ещё

Башню для старта ракет спроектировали строители аттракционов 

Сенсационный, неизвестный широкой публике факт: эту сложнейшую 52-метровую конструкцию, предназначенную для наших стартующих с французского космодрома Куру в Южной Америке ракет «Союз-СТ», спроектировала и изготовила небольшая частная отечественная компания «Мир», специализирующаяся, в частности, на создании крупномасштабных аттракционов — например, огромных колес обозрения.

Но сначала о награде. Золотая медаль имени Шухова — высшая награда Российского союза научных и инженерных общественных организаций. Она весьма престижна. Среди награжденных были Н. В. Никитин (за проектирование и создание высотных сооружений, среди которых и Останкинская телебашня), М. Т. Калашников (за выдающиеся инженерные разработки при создании автоматического оружия), франко-английский коллектив разработчиков тоннельного перехода под проливом Ла-Манш и прочие светила инженерной мысли.

Теперь вопрос: почему столь важный объект на далеком зарубежном космодроме доверили не государственному специализированному предприятию, как это делается обычно, а не работавшей прежде в космической отрасли фирме, где трудятся всего-то 70 специалистов (правда, очень высокого класса) да еще 150 квалифицированных рабочих? А ведь предстояло решать труднейшие задачи.

Башню для Куру надо было создавать практически с нуля. Дело в том, что в России все ракеты «Союз» собираются на Байконуре строго в горизонтальном положении — в монтажно-испытательном корпусе (МИКе) из блоков и ступеней, доставленных с завода. Потом собранную ракету привозят на старт, где установщик переводит ее из горизонтального в вертикальное положение. Но за рубежом схема принципиально иная. При работе с большинством европейских спутников требуется, чтобы они все время имели вертикальную ориентацию. Поэтому и в Европе, и в США используются вертикальные башни обслуживания. Понятно, и на Куру для присоединения зарубежного многотонного спутника к третьей ступени нашей ракеты «Союз» тоже требовалась вертикальная башня. Да еще и мобильная, передвижная: вся эта 800-тонная махина должна перемещаться по рельсам на расстояние 80 метров от своей штатной стоянки к стартовой позиции и обратно.

В январе 2005-го несколько российских фирм, участвовавших в конкурсе, дали свои проектные предложения. Победила, к всеобщему удивлению, небольшая компания «Мир». Ларчик открывался просто. Французский заказчик (фирма КНЕС) потребовал, чтобы башня в Куру в обязательном порядке стопроцентно соответствовала жесточайшим директивам Евросоюза о безопасности машин, зданий и сооружений. А такой опыт в то время был только у компании «Мир», в активе которой насчитывалось более 170 крупных аттракционов по всему миру, в том числе занесенное в Книгу рекордов Гиннесса 90-метровое колесо обозрения в Италии (самое крупное в Европе в 1999-м). А еще 350 башен связи и телевизионных высотой до 130 метров.

«Миру» был предложен уже готовый чужой проект, предусматривавший несущую конструкцию мобильной башни обслуживания (МБО) весом 2,2 тысячи тонн, а с учетом оборудования — 2,8 тысячи тонн. Но конструкторы «Мира», специалисты экстра-класса, с этим проектом не согласились. И подготовили свой вариант: за счет использования прочных ажурных конструкций снизить массу несущего каркаса в 7,5 раза (!) — до 285 тонн, с оборудованием — 870 тонн. При этом горизонтальные отклонения башни на высоте 39 метров от ветра и нагрева гарантировались конструкторами на уровне: нескольких миллиметров.

Скептики качали головой, не верили расчетам: «Так не бывает». Но тщательнейшая экспертиза в Германии подтвердила высокое качество проекта. И он был полностью реализован в соответствии с заказом Европейского космического агентства и по техническому заданию Конструкторского бюро общего машиностроения имени В. П. Бармина (Роскосмоса). Специалисты ООО «Компания „Мир“ действительно удивили технический мир.

»Мобильная башня обслуживания в Куру состоит из 109 тысяч оригинальных деталей, 3,5 тысячи узлов, сборочных единиц, — рассказал «Труду» главный конструктор этого сооружения, руководитель «Мира», завкафедрой Московского авиационного института, заслуженный конструктор РФ Владимир Гнездилов. — Подчеркну: все до последнего болтика было изготовлено в России. Использованы также особые покрытия, краски, выдерживающие агрессивный тропический климат. Ну а сборка, разумеется, производилась в Гвиане…»

Сегодня схема подготовки ракеты к запуску на Куру такова. 17-этажная башня обслуживания стоит обычно на рельсах в 80 метрах от стартовой позиции. Намного дальше в монтажно-испытательном корпусе собирается в горизонтальном положении (как и в России) трехступенчатая ракета «Союз-СТ». В собранном виде ее на специальной платформе везут к старту. Платформа проезжает сквозь нижнюю часть башни, внутри ее, и движется дальше до стартовой позиции. Там установщик поднимает ракету в вертикальное положение.

Затем из здания французского сборочного комплекса к башне доставляют вертикально укрепленный европейский спутник. В чреве башни по специальной шахте он поднимается к верхнему ярусу. И башня вместе с этим ценным грузом начинает медленное движение по рельсам к старту, где стоит «Союз-СТ». Ажурный металлический колосс наезжает, «обнимает», поглощает ракету. Начинается процесс пристыковки к «Союзу-СТ» спутника и разгонного блока. Когда работы завершены, башня отъезжает, освобождая ракету. И, наконец, она стартует в космос.

Этот ажурный гигантский дом, помимо прочего, защищает и специалистов, и ракету, и кабель-мачту от ливневого дождя, палящего солнца, сильного ветра. Во Французской Гвиане объем осадков достигает 3 тысяч миллиметров в год. А порой за сутки выпадает более 500 миллиметров — словно с неба обрушивается целое озеро. Без укрытия работать было бы невозможно.

С октября 2011-го уже четыре российские ракеты «Союз-СТ» стартовали из французской Гвианы с полезным грузом. Французы свидетельствуют: мобильная — башня работает безупречно.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео