Ещё

Куру — территория «Союз» 

И снится нам не рокот космодрома… Этими словами известной песни мы хотели начать интервью с главным редактором портала «Русский очевидец» (Франция) Еленой Якуниной, находящейся сейчас во Французской Гвиане, на космодроме Куру, откуда стартуют знаменитые «Союзы» и где работают российские специалисты, у которых мы и рассчитывали узнать, что же им снится вдали от Родины. Увы, как оказалось, во время визита Елены наших людей на Куру не было, а вот почему так получилось и как берегут «космическую тайну» россияне, нам узнать все же удалось. — Елена, Вы сейчас находитесь во Французской Гвиане, неподалеку от космодрома Куру, где работают, среди прочих, российские специалисты. Однако, как Вы сказали, сейчас их на космодроме нет. С чем это связано? — Да, на Куру работают обычно сразу двести российских специалистов. Но работают они только в том случае, если предусмотрен запуск «Союза». Ближайший запуск запланирован на 6 мая, то есть они должны были уже прибыть, но по техническим причинам и запуск «Союза», и запуск французского корабля отменили. Поэтому русские специалисты пока не приехали. Дело в том, что все детали «Союза» делаются в Самаре. Потом эти детали переправляются в Санкт-Петербург, грузятся на корабль и восемнадцать дней плывут до Куру. Когда они приплывают сюда, приезжают наши специалисты и здесь проводят сборку трех ступеней «Союза». Эта сборка перед запуском длится где-то четыре-восемь недель. В этот момент российские специалисты (70 процентов — персонал, который собирает первые три ступени, и 30 процентов — инженеры) живут на Куру в течение двух месяцев. Но сейчас, да, их нет. — А как вообще наш «Союз» оказался на Куру? — Да, может показаться довольно странным, что вообще «Союз» запускают с Куру, а Россия здесь присутствует, с 2008 года. Дело в том, что Куру арендует Европейское космическое агентство, которое выбирает космические корабли для своих программ. И из трех кораблей (французская «Ариана», европейская «Вега» и российский «Союз») — был выбран российский корабль. Как говорят здесь, на Куру: «надежность не знает цены». А «Союз», как оказалось, самый надежный космический корабль. Помимо легендарной «марки», которую знают абсолютно все, это корабль, который имеет 99, 8 процентов надежности. Эта надежность была рассчитана на базе 1800 запусков «Союза». Куру был выбран потому, что если «Союз» с Байконура может увезти с собой в космическое пространство одну тонну и восемьсот килограммов груза, то отсюда уходит три тонны груза. Объясняется это тем, что Куру ближе к экватору. А вообще для запусков Куру был выбран, потому что французы до получения независимости Алжиром запускали свои спутники оттуда, а потом пришлось искать другое место. Куру, несмотря на жаркую температуру и повышенную влажность, считается благоприятным местом для запуска космических кораблей еще и по климатическим признакам. Здесь нет ураганов, катаклизмов, землетрясений. Куру находится прямо на берегу океана и отделяют космодром от населенных пунктов амазонские леса. — Елена, жаль, что сейчас наших специалистов на Куру нет, но персонал, который сейчас находится на космодроме, как эти люди отзываются о наших специалистах? — Знаете, здесь интересная обстановка. Как говорят работники космического агентства — они покупают «Союз», но не покупают технологии. Поскольку технологии принадлежат полностью России, то наши специалисты работают здесь в довольно строгом, замкнутом режиме. Наша группа журналистов ездила буквально по всей базе, хотя она расположена на 700 километрах и объехать, понятно, ее всю невозможно, но часть мы посмотрели. Так вот, чтобы доехать от главной штаб-квартиры до места сборки «Союза», нужно проехать 12 километров, пройти несколько блокпостов. И только там, за огороженной территорией начинается так называемая «территория „Союз“. Там работают наши специалисты, и Европейское космическое агентство не очень довольно, что в эти ангары не пускают даже самых высокопоставленных их представителей. Они преклоняются перед показателями, характеристиками „Союза“, но не довольны, что их не пускают в святая святых. — Елена, а помимо русских специалистов, которые обслуживают космические корабли, вообще во Французской Гвиане есть наши люди, слышали ли Вы что-то об этом? — Нет, наших не встречала. Думаю это связано с тем, что нам мало что известно, с точки зрения туризма, об этом месте. И русские сюда просто еще не добрались. А вообще уникальность положения Французской Гвианы заключается в том, что здесь действует шенгенская виза. Так что я думаю, что у россиян тут все впереди, несмотря на то, что часто пугают амазонскими лесами, анакондами, кайманами. Но мы ходили по лесам, купались в амазонских реках, ели фрукты, без проблем. Так что, хотя здесь, конечно, нужно соблюдать какие-то меры предосторожности, наверняка, появятся русские туристы, появятся и инфраструктуры, в которых будут работать россияне. Беседовал Аркадий Бейненсон
В рамках проекта „Окно в Россию“ на сайте „Голоса России“ публикуются истории из жизни за пределами Родины бывших и нынешних граждан СССР и РФ, а также иностранцев, проживавших в России и изучающих русский язык.
Уехавшие за рубеж россияне часто подробно описывают свои будни в блогах и на страничках соцсетей. Здесь можно узнать то, что не прочтешь ни в каких официальных СМИ, ведь то, что очевидно, что называется, „из окна“, с места событий, редко совпадает с картинкой, представленной в „больших“ масс-медиа.
»Голос России" решил узнать у своих многочисленных «френдов» в соцсетях, живущих в самых разных уголках мира, об отношении к русскоязычной диаспоре, феномене русских за границей, о «русской ностальгии», и о многом-многом другом.
Если вам тоже есть чем поделиться с нами, рассказать, каково это — быть «нашим человеком» за рубежом, пишите нам по адресу home@ruvr.ru или на наш аккаунт в Facebook.
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео