Далее:

5 лучших фильмов фестиваля в Локарно

5 лучших фильмов фестиваля в Локарно
Фото:
«Лаки» (США) Режиссер — Джон Кэролл Линч
Актер по фамилии Линч дебютировал в режиссуре картиной с участием Дэвида Линча (при этом они не родственники). Это монофильм удивительного 91-летнего актёра Харри Дина Стэнтона, сыгравшего почти в 200 фильмах, в том числе у того же Линча («Простая история»), Вендерса ("Париж, Техас"). И медитация о неизбежности ухода, пусть и столь удачно отсроченного, о независимости и напрямую связанном с ней одиночестве, о необходимости живых человеческих связей. Лаки (везунчиком) персонаж Стэнтона, построенный во многом вокруг самого исполнителя, является поскольку дожил до своих лет, не утратив ни здоровья (несмотря на неустанное курение), ни сил (что выражается в регулярной энергичной зарядке), ни упражняемого неустанным разгадыванием кроссвордов разума (что выражается в мрачноватом юморе на тему бренности и преходящести всего сущего, а также реалистичной самооценке: «Я ничто!»). Он весь в прошлом — один тост «за Рузвельта!» чего стоит! Впрочем, Рузвельтом зовут черепаху Дэвида Линча — та сбежала от его персонажа, чем доставила ему душевные муки, которые утихли, когда тот решил, что сам дал ей свободу. Негромко гуманистичный фильм Дж. К. Линча лишен всякого выпендрежа и фальши и, хотя и снят где-то в землях кактусов и вестернов, по духу напоминает более северное кино — работы Аки Каурисмяки, например. Он воспевает схожий человеческий тип — убежденного пофигиста, привыкшего рассчитывать только на себя, но готового пропустить рюмку-другую в баре с необременительными приятелями, бесстрашно закурить в неположенном месте и с невозмутимым видом спеть песенку под аккомпанемент местной самодеятельности.
«Чарльстон» (Румыния) Режиссер — Андрей Кретулеску
Этот фильм даёт надежду на обновление румынской «новой волны», завязшей в кругу одних и тех же сюжетов и тем. Дебютант Андрей Кретулеску, взявшись за не слишком оригинальный сюжет (к потерявшему жену в автокатастрофе, вошедшему в алкогольный ступор герою с нелепой целью познакомиться является странный занудный молодой человек, с которым его жена изменяла ему несколько месяцев), удивил неожиданной чувственностью в непростом сочетании с мягким абсурдистским юмором, который столь же ненавязчиво монтируется у него с негромкой и непоказной человечностью: регулярно бьющие друг другу морды соперники испытывают один к другому смешанные чувства — от отвращения и брезгливости до интереса и зачатков привязанности. Сложный коктейль эмоций в одном флаконе, отсутствие привычного румынского формального ригоризма, а кроме того отличные, но без обычной у румынов натужной затянутости, диалоги заставляют вспомнить о том, что румынская нация дала миру не только Пуйю и Мунджу, но и, например, Ионеско, что ради разнообразия тоже очень неплохо. Кроме всего, это едва ли не единственный современный румынский фильм, где вообще есть музыка — причем очень хорошая.
«Серьезно больны» (The Big Sick, США) Режиссер — Майкл Шоуалтер
Купленный студией «Амазон» за 12 миллионов долларов фильм Майкла Шоуалтера — проблемно-лирическая кинокомедия о молодом пакистанце, который в глаза не видел свою историческую родину и хочет жить так, как живут его чикагские сверстники и друзья, а не пакистанские пращуры. Он скрывает от них увлечение стэнд-апом, делает для них вид, что совершает намаз (на самом деле играет в видеоигры), и для них же встречается за семейным столом с красивыми пакистанками, заранее зная, что никогда на них не женится. Но однажды он, тоже вопреки собственным планам, влюбится в «белую „девушку со спорной, надо сказать, внешностью (Зои Казан), и все его тайные желания вырвутся наружу.
Исполнитель главной роли и автор сценария Кумал Нанджиани рассказал в этом фильме свою собственную историю — настолько невероятную, что дописывать ее было бы просто глупо. Никому не известный стэнд-ап комик понял, что любит Эмили только когда она оказалась в коме (“болезнь» в названии — это не только болезнь любви). И начал рассказывать об этом и своих проблемах с родителями со сцены, а мир стэнд-апа всегда привлекал самого успешного американского комедиографа Джада Апатоу, который быстро стал продюсером фильма о жизни никому не известного пакистанца. Снятая в результате воплощения этой «американской мечты» картина стала важной попыткой гуманизации осевших на Западе мусульман, а особенно их детей, на которых валятся сейчас все шишки («Мы тоже ненавидим террористов!» — привычно отвечают герои на косые взгляды в кафе). Кто-то должен был проговорить простую мысль, что многие из них живут уже совершенно по другим законам — не так, как хотелось бы их отцам. Но этот добросердечный фильм не спешит клеймить и старшее поколение: любовь способна простить все, если это и правда любовь, и рано или поздно самые закостенелые родители откажутся от своих догм, чтобы принять своих детей такими, какие они есть.
"Зимние братья" (Дания) Режиссер — Хлынур Палмасон
По-своему мощный, особенно с визуальной и звуковой стороны, датским дебют, чье действие разворачивается на какой-то страшной шахте, и зубовно-скрежещущая атмосфера местечка, озвученная бьющей по ушам и нервам какофонической музыкой, добавляет напряжения в и без того сложные отношения указанных братьев. Младший, будучи неказист, мучается от ревности к старшему брату-красавцу, овладевшему (и не раз) девушкой его мокрой мечты (дерутся они, как и положено в жестком артхаусе, голыми). Общая фрустрация заставляет младшенького варить самогонку из украденных на шахте химикатов и продавать ее другим работникам (с последующим их отравлением и летальным исходом). Когда в его руках появляется стрелковое оружие, становится ясно, что шахтеров не ждет ничего хорошего, но режиссёр намеренно опускает финал — он может быть только банальным, чего совершенно не нужно этому небанальному произведению.
«Назидание» (Россия) Режиссеры — Борис Юхананов, Александр Шейн
Хотя фильм Юхананова и Шейна (среди продюсеров — Александр Роднянский и Гия Лордкипанидзе) начинается с перевода русского названия на 70 языков мира, уловить содержащуюся в нем игру слов (Зидан/назидание) смогут только русские зрители. Предмет этой впечатляющей монтажной игры — феномен глобального и практически религиозного культа футбола. Герои — его мессии и апостолы, главные протагонисты футбольных блокбастеров, их мировые звезды, чье влияние на интересующуюся этой игрой часть человечества (по крайней мере на какой-то период) может превышать мистическое влияние Иисуса Христа. Экстремальный пример этому — тотальная слава капитана французской сборной Зидана, на момент Чемпионата мира в Германии самого знаменитого спортсмена в мире. Забитые им голы, выполненные им пенальти, «чудеса», которые он творил, а также принятые им решения уйти/вернуться, как сообщает фильм, в сознании его многомиллионной паствы заслоняли собой все остальные, куда более судьбоносные события. Основной конфликт мистериального «Назидания», способный заинтриговать даже тех, кто совершенно равнодушен к футболу, — противостояние Зидана несносному итальянцу Матерацци, завершившее карьеру непобедимого франко-алжирского чудотворца так и не малообъяснимым поражением. Футбол предстает в «Назидании» сакральным действом, практически священнодействием, в котором публика доводит себя до состояния почти религиозного экстаза, а игроки наделены поистине божественными силами. Режиссеры находят этому тезису разнообразные документальные доказательства. Так, ушедший было из футбола в 2004-м году Зидан спустя год дал интервью, в котором поведал о том, что вернуться и принять участие в Мондиале его заставил некий мистический голос, слышимый только ему. Матерацци же, как явствует из собранных авторами улик, был кем-то вроде змея-искусителя на службе у Дьявола. А может быть, черным ангелом, посланным на Землю лишь для того, чтобы подвергнуть призванного Богом Зидана испытанию, которого тот в результате не выдержал.
Кино и музыка Кино Культура Румыния Еще 2 тега
Александр Шейн Иисус Христос Александр Роднянский Борис Юхананов Еще 1 тег
Оставить комментарий