Далее:

СДВГ в школе и дома: как сладить с гиперактивным ребенком

СДВГ в школе и дома: как сладить с гиперактивным ребенком
Фото:
Синдром дефицита внимания и гиперактивность (СДВГ) нередко называют болезнью современных детей. И хотя он диагностируется у 6% детского населения в популяции независимо от региона, любой учитель начальных классов по личным ощущениям может вам сказать, что таких детей у него куда больше.
Как понять, что у ребенка СДВГ и как с этим жить, чем ему могут помочь родители, и о какой помощи стоит попросить школьного учителя, в начале учебного года корреспондент Sputik Светлана Лицкевич поговорила с врачом-психотерапевтом, кандидатом медицинских наук, доцентом Татьяной Емельянцевой.
Что такое СДВГ?
Такие дети знакомы всем — расторможенные, импульсивные, дезорганизованные, не способные подолгу сосредотачиваться на одном деле. Они могут прыгать на месте, махать руками как птицы, быстро забывают произошедшее и не могут рассказать, что происходило сегодня в школе. Их поведение несдержанное, порой вовсе неуместное, а тетрадки полны исправлений, иногда они и вовсе могут оставаться пустыми, предложения недописанными. Как правило, при достаточно высоком интеллекте, дети с СДВГ учатся значительно хуже своих возможностей, высидеть до конца урок — для них невыносимая пытка. Как помочь такому ребенку адаптироваться в школе, а школе — быть лояльной к ребенку?
Время работает на ребенка
Так получилось, что тему приложения сил в науке врачу-психотерапевту Татьяне Емельянцевой подсказала сама жизнь. Изучением синдрома дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) у детей ей пришлось заняться, потому что у сына появились характерные признаки этого недуга. Она не скрывает этот факт, ровно, как и то, что все поправимо — просто такие дети требуют большого родительского труда. И чаще всего с возрастом перерастают большинство своих трудностей.
— Чаще всего СДВГ становится проблемой, когда ребенок идет в школу. Когда выявляется его неспособность прилежно учиться — такие дети расторможенные, рассеянные, катастрофически неорганизованные. В детском саду это может проходить практически незамеченным, если повезло с педагогом.
— Если такой ребенок попадает в поле зрения врача-психотерапевта до школы, чаще всего врачи просят отдавать ребенка с СДВГ в школу попозже?
— Да, здесь время работает на ребенка. Его нервная система созревает, и чем позже он пойдет в школу, тем лучше будут результаты. Год для ребенка — это очень много. Пускай такой ребенок будет в своем классе переростком, но это пойдет на пользу и ему и учителю, который будет с ним работать.
— Многих волнует вопрос — надо ли говорить учителю про СДВГ?
— Безусловно, это надо сделать. Ведь учитель должен стать вашим союзником. И только вместе вы сможете выйти на хорошие результаты. Но, возможно, лучше это делать постепенно, по мере поступления симптомов, — многих учителей этот диагноз пугает. Большое счастье, если вам удастся найти педагога, знакомого с СДВГ, прежде успешно работавшего с такими детьми, или столкнувшегося с подобным в собственной семье.
К психотерапевту чаще всего обращаются когда ребенок идет в школу и всем становится очевидно его "неудобное поведение"
Не стоит сразу становится в позу — будто учитель вам что-то должен. Вам нужно учиться находить общий язык. Но в большинстве своем школа с этим знакома. Я, например, когда пыталась объяснить учительнице сына про то, что у нас «особенности», она мне невозмутимо сказала: «особенности есть у всех, это же дети».
Том Сойер — типичный гиперактивный ребенок
— Считается, что раньше такого диагноза не существовало, это особенность современных детей, которая проявляется у них все чаще. Это верно?
— Нет, конечно. СДВГ — не новый диагноз. Он детально описан еще у Марка Твена. Том Сойер — типичный гиперактивный ребенок. Когда-то СДВГ называли гипердинамическим синдромом. Потому что эта непоседливость, непослушность были очевидны для окружающих. Это клинический феномен расстройства развития нервной системы. К ним, кстати, сейчас относят не только СДВГ, но и аутизм. И все чаще эти диагнозы могут сочетаться, особенно с синдромом Аспергера (одно из расстройств аутистического спектра). Существует, конечно, такая точка зрения, что детям с СДВГ повезло больше — у них менее выраженная слабость развития нервной системы, чем у детей с симптомами аутизма.
Чаще всего СДВГ — диагноз мальчишек. У девочек он встречается в 3-4 раза реже.
— Когда родителям надо начинать беспокоится?
— Обычно СДВГ начинают «искать» после 4 лет. Признаки могут быть самыми различными, иногда совсем нетипичными. Но некоторые характерные черты узнаваемы. У 30% процентов таких детей бывают проблемы с речевым развитием. Практически для всех характерно капризное протестное поведение. Они скандалят в супермаркетах не потому, что избалованы — они крайне нетерпеливы и не могут контролировать свои эмоции. У них рано, еще в дошкольном возрасте, начинают провялятся различные тики — признак слабости нервной системы. У многих обостренная сенсорная чувствительность. Некоторые могут впадать в истерику от звука пылесоса, «жмет — трет» — это тоже про них. Ко мне обратилась одна семья, в которой девочка приходила в первом классе из школы и раздевалась донага — ей все мешало. Они придирчивы к текстуре одежды, текстуре пищи. Пища с комочками для такого ребенка может стать 100% условиям, чтобы вообще не есть. У них могут долго сохраняться энурезы, энкопрезы (каломазание). Может неправильно формироваться акт дефекации — пока был в памперсах — проблем не было, а на горшок — не получается, протест. Зато почти сразу наложит в штаны, как только его оставят в покое. И иногда только по эти признакам обращаются к специалистам, других признаков проблемного поведения не заявляется. Если у ребенка есть подобные симптомы — это повод показать его врачу-психотерапевту.
Где родителям брать силы
— Что делать, если такой диагноз выставили?
— Не воспринимать это как конец света и готовиться к длительной работе. В Америке эти вопросы решаются просто — условием обучения ребенка с тяжелой формой СДВГ в приличной школе является назначение психостимуляторов. Высокая эффективность их доказана. Они повышают уровень дофамина, которых у детей с СДВГ не хватает.
У нас такой практики нет, просто нет возможности назначать психостимуляторы. Важно понимать, что это не антибиотик, который пропил и забыл, они не вылечивают, они помогают на время. Психостимуляторы надо пить годами. Химические нейромедиаторы включают мог, внимание — дают тот драйв, который помогает им довести начатое до конца. Уходит неудобное поведение. Дети начинают лучше учиться — потому что еще одна проблема таких детей — они учатся хуже свои возможностей. У них многое зависит от настроения, от работоспособности именно сегодня. Например, солнца сегодня больше — ребенок более адекватен, его мозги включаются лучше, он более собран. Но никто не думает о долгосрочной перспективе ребенка — что будет с ним дальше, сможет ли он без психостимуляторов, каким будет его поведение. По большому счету — это не решение проблемы, это ее откладывание.
С ребенком надо постоянно работать, знать, как помочь ему справиться с его неусидчивостью, невнимательностью, сделать учителей и воспитателей своими союзниками. Здесь очень много значат группы родительской взаимопомощи.
Я занимаюсь СДВГ больше 10 лет, работаю и с детьми, и с родителями. За это время немало детей выросло — я удивлена тем, как со временем все меняется, как они выравниваются со сверстниками. Я, конечно, понимаю, что имею дело с мотивиров
анными родителями. Дети с СДВГ при нормальном внимании и заботе могут вырасти достаточно успешными. Да, — с маленькими нюансами. Зато из них получаются хорошие художники, архитекторы, врачи, режиссеры — они видят мир по-другому, видят образами, у них развито чувство сопереживания, они больше живут сердцем.
— Вы говорите, что родители должны быть готовы работать с ребенком. Все мы вроде как детей воспитываем, учим шаг за шагом и т.д. Для детей с СДВГ что-то должно быть по-другому?
— Нужно быть готовыми бесконечно проходить все заново. Если у родителей нет этого настроя марафонца, результатов может не быть. Недавно у меня была семья, они живут в Америке, сюда приехали к бабушке. У мамы там второй брак, есть маленький ребенок. Она неспокойная, неровная, — вижу, что у нее нет сил на старшего ребенка, у которого СДВГ. Маме нужен конкретный ответ: как сделать так, чтобы ребенок слушался, чтобы учился хорошо, чтобы понимал, что маме тяжело. По итогу беседы пришлось сказать бабушке, что нет вариантов, кроме психостимуляторов там у них, в Америке. Просто потому, что я вижу, что у мамы нет сил помогать. Мальчик очень непростой, ему 10 лет и он уже понимает, что с ним что-то не так. Знает, что предстоит прием лекарства. Спрашивает: «правда, что я не смогу так радоваться, как раньше, например, когда мой друг забивает гол?». Мне пришлось ему объяснять, что это только на время, чтобы изменилось отношение к нему. Это, на мой взгляд, высвечивает проблему отношения самих детей к назначению психостимуляторов, как несвободу.
Татьяна Емеьянцева не скрывает, что вплотную заняться изучением СДВГ ей пришлось в том числе и по личным мотивам
Хотя бывает и другое — я провожу много лет групповые занятия для родителей. У меня был один папа, который ходил ко мне год от года. Слушал приблизительно одно и то же по несколько раз. Когда я спросила — зачем, он сказал: «я хожу сюда за тем, чтобы у меня появились силы и дальше помогать своему ребенку». На групповых занятиях не только знания — но и эмоциональная поддержка, когда есть чей-то более удачный опыт взаимодействия со школой, например.
Достучитесь до него — в буквальном смысле
— Если вернуться к школе — чего можно ждать от учителя, на какую помощь рассчитывать?
— Ребенку с СДВГ трудно адаптироваться в социуме, а его поведение часто бывает неуместным. Они неудобны, такие дети. Для родителей, для учителей. У них немало проблем с вербальной оперативной памятью. Так называемая внутренняя речь — умение проговаривать мысли «про себя» формируется у ребенка в норме к 7 годам, а у этих детей она может сильно запаздывать. Нередко бывает — задача решена, но объяснить последовательность действий он не может. Как компьютер без принтера. Но зато они отлично справляются с тестовыми заданиями, здесь они могут показывать хорошие результаты.
Одна из самых распространенных родительских и учительских жалоб: «он меня не слышит».
Для того чтобы он вас услышал, подойдите к нему, дотроньтесь, посмотрите ему в глаза — для них важен тактильный контакт, пускай он вслух проговорит вашу просьбу. Это способ усилить эффективность его памяти. А учитель, зная как тяжело такому ребенку высидеть целый урок, может отправить его сполоснуть тряпку для доски, или попросить раздать тетради, полить цветы. Их внимание необходимо переключать на двигательную активность, тогда он будет справляться. Если на контрольной такого ребенка посадить возле учительницы — он будет стараться куда больше. Учитель должен это учитывать. Но для этого родителям стоит сначала поговорить с ним об особенностях подхода к такому ученику. Своим пациентам я даю памятки для учителей, чтобы они знали, как успокоить, как переключить внимание гиперактивного ребенка. Информация доступна и в интернете. Не все ее ищут, к сожалению.
Важно понимать, что дети с СДВГ действительно устают больше других. При незрелости нервной системы и их подвижности они бегут впереди паровоза. Зачастую, когда устают, становятся просто неадекватными.
У нас с сыном была очень понимающая учительница, которая его отсаживала на диванчик, когда видела, что он укладывался на парту от того, что устал. Или разрешала сосать леденец, который включал внимание при выполнении контрольной работы.
— Можно ли таким детям ходить в продленку?
— Категорически не советую. В продленке его завод закончится. И начнется расторможенность, клоунское поведение. А дома все будет по-другому — он сменит обстановку, переключится, отдохнет и вскоре будет способен заняться выполнением домашних заданий.
Одна из теорий, объясняющих СДВГ — так называемая энергетическая, теория «слабой батарейки мозга». С двигателем машины все в порядке. Но бензина иногда не хватает. Для них важна эмоциональная подзарядка. Очень помогают «обнимашки-целовашки». Но многие родители силу тактильного контакта недооценивают.
— Как их все-таки уговорить учиться?
— Такого ребенка бесполезно ругать за плохие оценки — но если он получил хорошую, лучше поощрить его так, чтобы он запомнил это и захотел сделать еще раз. Наказание действует на них гораздо слабее, чем поощрение. Им быстро становится скучно, все надоедает. При дополнительной стимуляции эффективность всех людей повышается. И у этих детей — особенно. Они нуждаются в постоянном вознаграждении. Немедленно. Обещание — будешь хорошо учиться, через 2 месяца поедешь с классом на экскурсию — не для них. Их награда должна быть немедленной.
Люди на своей волне
— Откуда берется такой диагноз и есть ли надежда, что со временем ребенок выровняется, перерастет его?
— В 60-х годах прошлого века было объявлено, что СДВГ — черта характера, которая наследуется. Сейчас снова считается, что это расстройство развития мозга, обусловленное как наследственными факторами, так и внешними. В том числе и тем, как проходила беременность, роды, в каких условиях воспитывается ребенок. И если генетически ребенок был предрасположен к дефициту дофамина, но в родах случилась асфиксия — это может стать очевидной проблемой.
СДВГ встречается и у взрослых. И цифры называются разные — от 30 до 70% случаев детского диагноза СДВГ может переходить во взрослый возраст. Ко мне за консультациями все чаще обращаются молодые люди, которым уже за 30 лет — они предприимчивые, занимаются IT, вроде как все нормально. Но они понимают, что с ними что-то не так.
— Какие жалобы бывают у взрослых?
— Многие жалуются на проблемы внимания, работоспособности, выраженной астенизации, «депрессивности», не складываются отношения с близкими, с начальством. Одна молодая девушка выразила свою проблему так: «Я забыла все, чему меня учили…»
— Так это специфика нашего образования — сдал и забыл… Это вам и без СДВГ сотни взрослых могут сказать.
— Я не совсем об этом. Люди с СДВГ — на своей волне. Они легко переходят социальные границы, не всегда соблюдают социальные условности — могут напрямую сказать другим нелицеприятные вещи. Их нередко не любят окружающие, а они не могут понять почему. У них часто бывают перепады настроения, характерна амбивалентность, двойственность — когда они не могут понять, что им надо. Впрочем, они нередко бывают очень успешны. Есть сайт «великие с СДВГ», но приводить примеры я не буду — для врача это некорректно.
Из своего опыта могу сказать — детей с СДВГ за последние годы стало больше, как и детей с аутизмом. И это проблема не только здоровья женщины в перинатальном периоде. Это проблема общества, его информатизации. Просто проявляет эту проблему, прежде всего, ребенок.
Конечно, с такими детьми непросто — постоянно организовывать его досуг, смотреть, чтобы у него было хорошее настроение, разруливать проблемы, держать руку на пульсе.
Но вы в любом случае должны верить в своего ребенка. При этом понимая, что вы можете сделать только то, что можете сделать. Но не сделать этого просто нельзя.
Оставить комментарий