В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Росфинмониторинг внес Meta в перечень террористов и экстремистов. Что это значит для соцсетей?

Американская компания Meta, ранее признанная экстремистской и запрещенной в России, внесена в перечень террористов и экстремистов, следует из данных .

Росфинмониторинг внес Meta в перечень террористов и экстремистов. Что это значит для соцсетей?
Фото: BFM.RUBFM.RU

Видео дня

Meta владеет соцсетями Facebook и Instagram (заблокированы в России) и мессенджером WhatsApp. Но многие продолжают пользоваться этими социальными сетями с помощью VPN.

Перестанут ли компании, которые имеют аккаунты в Facebook и Instagram, вести там свои страницы? Business FM спросила представителей бизнеса и самозанятых:

Основатель салона красоты Sweet :

— У нас изначально источниками привлечения клиентов не были Facebook и Instagram. Мы там работаем, у нас там есть аккаунт в слабом режиме, но мы там как не привлекали, так и сейчас не привлекаем аудиторию. Там есть наши клиенты, которым мы выкладываем какую-то информацию — о скидках, об акциях. Волнует WhatsApp, потому что это удобная форма связи для клиента, сейчас многие устали от звонков. В формате переписки подтверждение записи происходит. WhatsApp, если его не будет, волнует, но, наверное, будет какая-то альтернатива. У нас остался VK, мы туда не ушли. Телеграм-канал тоже не развивали, возможно, его будем развивать, там есть некие особенности, особенно для бьюти-сферы. Конечно, для бьюти-сферы самым удобным был Instagram: формат картинки, мало текста. Для нас он был удобен.

— Учитывая эту новость, планируете ли окончательно покинуть эти соцсети?

— Хороший вопрос, надо подумать. Если это будет объявлено террористом, если будет невозможно пользоваться, тогда мы покинем эти соцсети. Это не трагедия в формате данного времени, это неприятная новость.

Владелец студии цветов BlumenStreet :

— Как только Росфинмониторинг объявил, мы отказались от него.

— То есть это давно произошло?

— Да.

— Какими социальными сетями пользуется ваш бизнес сейчас?

— Никакими, мы пользуемся только почтой, у нас есть сайт. У нас, скажем так, бизнес B2B в основном. Есть еще интернет-магазин, пытаемся развивать его всеми силами. Больше ничем не пользуемся.

— Есть ли у вас ощущение, что ввиду этой новости усилится отток бизнеса из платформ, которые представлены в Meta?

— Затрудняюсь вам ответить.

— Если подвести итог, вам эти социальные сети сейчас не нужны?

— Нет, мы ими не пользуемся.

Фотограф Георгий:

— Если честно, это гораздо более сильный удар для начинающих фотографов, чем для фотографов, уже имеющих аудиторию и постоянный приток клиентов. Сейчас я немножко забросил эту социальную сеть, там явно снизилась активность. Пока к ней возвращаться не планирую. Забросил еще до того, как Meta была признана экстремистской организацией. На волне всего того, что происходит, продвижение бизнеса несколько потеряло смысл, потому что соцсеть очень сильно погрязла в политике. Довольно сложно, открывая ее, наткнуться на какую-то информацию, не относящуюся к политике. Может быть, кто-то перешел в Telegram, кто-то во VK, но какой-то особой активности не ощущаю, хотя захожу туда, посматриваю.

— Со своими аккаунтами в этих социальных сетях что планируете делать?

— Пока на паузе. Потом, если как-то это все успокоится, я думаю, все вернется к нормальной жизни.

Что теперь может грозить за заработок в Instagram или в Facebook? Или в связи с внесением в перечень террористов и экстремистов ничего не меняется? Скорее всего, ничего не изменится, считает член комитета по предпринимательству в сфере медиакоммуникаций, член Ассоциации юристов России :

Павел Катков член комитета Торгово-промышленной палаты России по предпринимательству в сфере медиакоммуникаций, член Ассоциации юристов России «Мы находимся в некоем дуальном правовом поле. С одной стороны, если организация экстремистская, то любое взаимодействие с ней может повлечь соответствующие правовые последствия, вплоть до соучастия в финансировании экстремистской деятельности. Если мы считаем, что гражданин заплатил что-то экстремистской организации, соответственно, правоохранительные органы могут расценивать это на свое усмотрение. С другой стороны, российский правоприменитель традиционно сдержанно относится к тому, чтобы преследовать граждан. Даже по антипиратскому закону он предпочитал преследовать площадки, а самих пользователей почти никогда не трогал, если только они профессионально не зарабатывали на пиратстве. Мне кажется, в этом случае будет что-то похожее. Если бы Facebook можно было бы платить деньги, этот вопрос встал бы острее. Однако сам Facebook ограничил возможность оплаты россиянами, поэтому невольно снизил сегодняшние риски для них и в некоторой степени купировал эту проблему. Но я думаю, что все равно какой-то риск остается, потому что известные люди, которые зарабатывают в Facebook на органическом контенте, на блогах, на размещении рекламы, получают деньги все-таки от граждан, а не от Facebook. Я думаю, что правовая ткань остается дуальной: риски есть, но они не столь высоки».

Сенатор заявил, что внесение Meta в список экстремистских организаций никак не меняет ситуацию для пользователей западных соцсетей. «Пользователи продуктов Meta закон не нарушают», — заверил Клишас.

Помимо Meta, в список террористов и экстремистов 11 октября также включили движение «Весна». В конце сентября прокуратура попросила городской суд признать его экстремистским. В прокуратуре пояснили, что деятельность этого движения «направлена на подрыв общественной безопасности и основ конституционного строя России».