В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Жителю Кубани дали 4 года колонии за пост о гибели студента при взрыве в здании ФСБ в Архангельске

Жителю Кубани дали 4 года колонии за пост о гибели студента при взрыве в здании ФСБ в Архангельске
Фото: Newsru.comNewsru.com
Жителя Краснодарского края Валерия Клименченко приговорили к четырем годам и одному месяцу колонии за публикацию в социальных сетях в интернете, в которой он поддержал действия студента-анархиста из Михаила Жлобицкого, погибшего при взрыве бомбы в приемной здания регионального управления .
Южный окружной военный суд признал жителя станицы Тбилисской Валерия Клименченко виновным в публичных призывах к осуществлению терактов и оскорблении чиновников, передает радио "Свобода". Текст о теракте в Архангельске был опубликован 17 ноября 2018 года на странице обвиняемого в соцсети "ВКонтакте".
А 6 апреля 2019 года Клименченко. согласно обвинению, разместил в той же соцсети текст с высказываниями, унижающими честь и достоинство представителей власти в связи с исполнением ими своих должностных обязанностей. "1 августа 2019 года там же он опубликовал фотографию в форме сотрудника полиции с нецензурным комментарием", - сообщили корреспонденту "Кавказского узла" в пресс-службе суда.
В ходе прений 6 ноября гособвинитель запросил для Клименченко шесть лет колонии со штрафом. Сам обвиняемый не признал себя виновным в публичном оправдании терроризма и оскорблениях представителя власти. Допрошенный в суде свидетель обвинения не смог вспомнить тех публикаций в соцсети, из-за которых блогера обвинили в оправдании терроризма. Другие свидетели заявили в суде, что подсудимый ранее не пропагандировал терроризм.
Валерий Клименченко будет обжаловать приговор, сообщил адвокат Валерий Степанищев. Так как были оглашены только вводная и резолютивная части приговора, сложно сказать, какие доказательства были учтены, отметил он.
Клименченко назначено наказание ниже нижнего предела по данной части статьи, а один месяц заключения был назначен по совокупности назначенных обязательных работ по статьям об оскорблении власти, пояснил защитник. Кого-либо из родственников Клименченко на оглашении приговора не было, добавил Степанищев.
Дело Валерия Клименченко поступало в суд дважды: в ноябре 2019 года он обвинялся по одному эпизоду оскорбления представителя власти, а не по двум, и тогда дело было возвращено прокурору, следует из картотеки на сайте суда.
Статья о публичном оправдании терроризма (ч. 2 ст. 205.2 УК РФ) предусматривает от пяти до семи лет лишения свободы. Статья о публичном оскорблении представителя власти (ст. 319 УК РФ) предусматривает максимальное наказание в виде исправительных работ на срок до одного года, без реального лишения свободы.
Цензура в интернете становится все более жесткой, а одним из удобных поводов для уголовного преследования инакомыслящих и критиков власти стал эпизод со взрывом в Архангельском управлении ФСБ. После этого силовики стали выискивать в интернете комментарии, посвященные этому событию, и привлекать их авторов к уголовной ответственности по всей России.
Напомним, 31 октября 2018 года 17-летний студент политехнического колледжа Михаил Жлобицкий устроил самоподрыв в здании УФСБ по в административном центре региона. В ходе инцидента, согласно официальным данным, пострадали три сотрудника ведомства.
После этого силовики начали активно искать возможных сообщников, единомышленников подростка и просто сочувствующих. В регионах прошли облавы на анархистов. Затем в разработку стали попадать люди из самых разных слоев общества.
Так, в ноябре 2018 года силовики вышли на ученика 8 класса московской школы N1571. По версии сотрудников правоохранительных органов, он общался со Жлобицким по мобильному телефону и в соцсетях и связывался с ним в день теракта. В ходе обысков в его квартире были обнаружены "многочисленные самодельные смеси взрывчатых веществ на основе селитры, бездымный порох и другие компоненты для изготовления взрывчатых веществ". У школьника также изъяли ноутбук, флешку, телефоны и блокноты.
Подросток якобы собирался устроить взрыв на "Русском марше" в Люблино 4 ноября. В отношении школьника было возбуждено уголовное дело о "незаконном приобретении, хранении, взрывчатых веществ или взрывных устройств" (ст. 222.1 УК РФ) и о "незаконном изготовлении взрывчатых веществ, взрывных устройств" (ст. 223.1 УК РФ) в составе организованной группы.
Также был задержан житель Павел Зломнов, проведший год под арестом по делу о незаконном хранении оружия. Согласно постановлению о возбуждении нового уголовного дела, 31 октября 2018 года Зломнов в СИЗО-6 назвал 17-летнего подростка, устроившего взрыв в здании УФСБ в Архангельске, "настоящим героем народным", а также "публично провозгласил обращения <...> о признании идеологии насилия"
нграде обвинение в оправдании терроризма предъявили анаркичеву. По данным следствия, он в телеграм-канале "Прометей" назвал героем Жлобицкого. 14 марта суд признал Лукичева виновным и оштрафовал его на 300 тысяч рублей.
25 ибинске в отношении 59-летней пенсионерки возбудили аналогичное дело из-за комментария в соцсети "ВКонтакте" под публикацией о взрыве. Пожилой женщине инкриминировали ч. 2 ст. 205.2 УК РФ ("Публичное оправдание теракта, совершенное с использованием сети Интернет"). Пенсионерке грозило наказание в виде штрафа в 1 млн рублей и лишения свободы на семь лет. Женщина заявила, что писала комментарий "просто на эмоциях" и раскаялась. Ее отпустили под подписку о невыезде.
Самым громким делом стало дело против псковской журналпьевой, которая в эфире станции "Эхо МосПскове" "подвергла критическому анализу ситуацию в стране" в контексте теракта в Архангельске. В частности, журналистка сказала, что государство "само воспитало" поколение граждан, которые борются с ним. Дело Прокопьевой получило широкий резонанс, 6 июля 2020 года суд приговорил ее к штрафу в 500 тысяч рублей.
В этом же "террористическом" списке оказалась 27-летняя анархистка и зоозащитнигорска Екатерина Муранова. Она тоже имела неосторожность упомянуть в своем посте Михаила Жлобицкого. Жльятти Александр Довыденков был приговорен крежима по делу об оправдании терроризма в интернете из-за твита, в котором следствие нашло лингвистические признаки оправдания действий анархиста. При вынесении приговора суд учел, что обвиняемый раскаялся и помогал расследованию, его дело рассматривалось в особом порядке, но реального срока интернет-пользователь не избежал.
В марте пять лет колонии получил калужанин Иван Любшин, также упомянувший Жлобицкого в своем комментарии. Обвинение в оправдании терроризма также предъявили 44-летнему многодетному фермеру Олегу Немцеву из города Коряжмы Архангельской области. Немцев написал, что "17-летний пацан имеет ответственности, смелости больше, чем толпа нынешних мужиков".
В обвинительном заключении следователь Сергей Божедомов указал, что Немцев "умышленно... по мотивам социальной розни в отношении группы лиц по признаку принадлежности к вларганам, а также к профессиям, составной частью которых является риск собственной жизнью, разделяя экстремистские убеждения, с целью публичного оправдания терроризма, придерживаясь убеждений о допустимости практики терроризма для изменения основ конституционного строя Российской Федерации... с использованием информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" публично заявил о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании, путем публичного размещения в сети "Интернет". В итоге Немцева оштрафовали на 350 тысяч рублей.
В ирбурге был задержан 23-летний доставщиркулов, интересовавшийся "Евровидением" и антифашизмом. Курьера тоже заподозрили в оправдании терроризма из-за комментариев в соцсети "ВКонтакте"
Омске 53-леремова оштрафовали на 350 тысяч рублей за комментарий, посвященный взрыву в УФСБ. А 68-летнего пенсионера из Петераленко отправили на принудительное лечение на основании поста, в котором мужчина назвал погибшего при взрыве борцом с "иудейским игом"
ологде суд приговорил местного жбузова к пяти годам колонии строгого режима. Арбузов написал в соцсети, что студенту из Архангельска следовало бы присвоить звание героя России. Следствие посчитало это публичным оправданием терроризма.