В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Подштопать дыры, чтобы наше не утекало, а чужое – не заходило

И снова я со страшными сказками про технологическую зависимость и цифровое рабство.

Подштопать дыры, чтобы наше не утекало, а чужое – не заходило
Фото: Деловая газета "Взгляд"Деловая газета "Взгляд"

Все еще не верите? Тогда IT-крах идет к вам: вот, 5 февраля у были реальные (или нереальные – кому как нравится) сбои в европейской части и на Урале. Плохо работала почта, были проблемы с доступом к такси и картам. У особо невезучих не работал поиск. Подтверждаю лично – не смог воспользоваться ни «Яндекс.Такси», ни приобретенным ими же . Ответ простой: «Ошибка на сервере». Вот нам с вами еще один звоночек.

Видео дня

Тем более, что спустя день «глючило» уже сеть . Сомневаетесь в нашей зависимости от технологических гигантов?

Нет? Отлично! Но что делать-то будем?

По итогам Давосского форума (где каждый второй выступающий переживал насчет «защиты демократии от манипуляции общественным мнением») большой (почти программной статьей) разразился даже маститый мыслитель .

Сообщил, что он сильно озабочен влиянием интернета на умы избирателей: социальные сети, следует из его статьи, слишком сильно влияют на настроения масс без какого-либо контроля, и это надо как-то прекратить. Например, применив антимонопольное законодательство.

Так давно пора! Но говорит об этом пока только Россия - о том, что у нас (то есть, у пользователей) давно уже развилась банальная информационная зависимость от неподконтрольного поставщика. О невнятной политике модерирования, легитимизированной одним лишь желанием владельца сервиса, о закрытой инфраструктуре…

В общем, если покопаться, претензий к соцсетям хватает. Но только ли к ним?

Вот, буквально только что сообщил, что миграционная служба и пограничники используют данные, содержащие информацию о передвижениях владельцев миллионов телефонов по территории страны. Данные геолокации появляются в базе с мобильных приложений, игр, сервисов погоды и магазинов. Разрешение на их использование пользователи дают… сами – когда нажимают кнопочку «Принимаю условия пользовательского соглашения».

Официальная версия: министерство национальной безопасности использовало эту информацию для поиска нелегальных иммигрантов, которых впоследствии арестовали. Из документов о госзакупках одного из подразделений министерства следует, что еще в 2017 году США начали покупать данные геолокации в компании Venntel Inc. из города Херндоне (штат Вирджиния).

Интересно, что представитель Министерства нацбезопасности подтвердил WSJ эту информацию, но отказался комментировать, для чего чиновники используют купленные данные. Купили и купили – ваше-то какое дело? Все для безопасности, понимать надо.

В Европе, правда, IT-гигантов периодически пытаются за их «шалости» наказывать. Вот, во Франции на наложили штраф в 25 млн евро. За что? Оказывается, несмотря на все заверения, что компания больше не будет «замедлять» старые устройства, она этим продолжала заниматься. А как еще стимулировать нас с вами покупать новые железки?

По другую сторону океана тем временем свобода (обращения с нашими данными) продолжает зашкаливать. Вот тут давеча признал, что отправил частные видео из сервиса Google Фото случайным пользователям. Официальная версия звучит так: «… с 21 по 25 ноября 2019 года в работе сервиса Google Takeout произошел технический сбой. Видеоролики, которые загружали пользователи в Google Фото в это время, оказались скопированы сервисом Google Takeout в архивы других пользователей».

Просто и изящно – с точки зрения объяснения: был сбой, ваши личные данные утекли. И все.

И последняя из числа страшилок. Про использование виртуальных технологий политической мобилизации на примере недавних протестов в Иране.

Просто, как и в странах, ставших жертвами революций, реализованных с помощью интернета, в Иране использовались привычные технологии виртуальной политической мобилизации. Речь, в частности, идет о тиражировании фейкового контента и координации действий протестующих. Первое направлено на убеждение людей в необходимости участия в политическом процессе, второе – на управления политической толпой. Качественная реализация этих технологий позволяет организаторам достичь своих целей при любых политических режимах.

Ответной реакцией властей Ирана стала блокировка интернета – причем не некоторых сайтов, а вообще, в целом, в ноябре прошлого года.

Мягко говоря, не самая эффективная мера – потому что столь жесткая реакция может эскалировать конфликт, заставив ранее нейтральных граждан присоединиться к протестам. Во-вторых, далеко не факт, что блокировка интернета ограничит возможность коммуникации между протестующими.

Например, волнения в Гонконге еще в далеком 2014 году (революция зонтиков) после блокировки интернета координировались через мессенджеры, использующие локальную сеть. С тех пор технологии только развивались, они ушли далеко вперед. И надо понимать, что переход на такой тип передачи данных парализует возможности государства в части противодействия технологиям виртуальной политической мобилизации.

Спросите – что делать? На мой взгляд, ответ очевиден: продвижение своей повестки в социальных сетях, формирование смыслов – но и ограничение контрпропаганды тоже. У граждан должен быть выбор – кому верить, чью «картину мира» принимать или отвергать.

Сейчас в плане создания своего контента Россия, наконец-то, очнулась (в это будут вкладывать силы и средства). И деньги выделены серьезные, и силы тоже – дождемся завершения первого конкурса, объявленного , и посмотрим, много ли у нас креативщиков. Это то, что касается «светлой стороны».

Ну а про «черное»… теперь, зная все наши слабые стороны и уязвимости, осталось «подштопать» эти дыры. Чтобы наше сквозь них не утекало, а чужое – не заходило.